Бестактность как художественный прием

Культура
Москва, 17.03.2003
«Эксперт» №10 (364)
На Западе все больше входит в моду молодой южнокорейский кинематограф. "Оазис" Ли Чан Донга, фильм-сенсация последнего Венецианского фестиваля, - типично корейский фильм. Наивная история любви сочетается здесь с бескомпромиссной жестокостью киноязыка

В последние годы жюри и гости крупнейших европейских кинофестивалей питают слабость к экзотике. Отборщики конкурсных фильмов совершают удачные вылазки в неведомые регионы и возвращаются оттуда с редкостными трофеями. Особенно охотно кинематографическая Европа расширяется на Восток - причем в основном на Дальний, где главной кинодержавой до сих пор была Япония. И в Каннах, и в Венеции, и в Берлине японские фильмы в последнее время традиционно принимают на ура. Однако теперь гегемония Японии как единственного обладателя "света с Востока" в опасности. Главным конкурентом оказался доселе тихий сосед - Южная Корея. Для местных режиссеров японское кино долгие годы являлось одним из главных источников вдохновения: вплоть до середины 90-х оно было в Корее сладким запретным плодом, так как в отместку за оккупацию послевоенное правительство фактически установило "железный занавес" для японской масс-культуры. Когда "занавес" исчез, выяснилось, что ученик способен превзойти учителя. Не случайно в этом году в Венеции очередной фильм культового Такеши Китано не получил ни одного приза - в то время как чуть ли не главной сенсацией оказался "Оазис" корейца Ли Чан Донга (сейчас картина выходит на российский экран), номинировавшийся на "Золотого льва" и получивший четыре награды, в том числе престижный приз ФИПРЕССИ.

Витальная чернуха

Первые попытки прокатывать в России фильмы из Южной Кореи были предприняты два года назад. Тогда нашему зрителю предложили на выбор все разновидности нового корейского кино: шпионский боевик-блокбастер "Шири" Чже Гю Кана (в самой Корее за первую неделю проката обогнавший по сборам "Титаник"), камерный артхаус ("Ложь", режиссер Чжан Сун Ву), развлекательное низкобюджетное кино ("Атакуй заправки!", режиссер Ким Санг Джин). Зритель благосклонно принял "Шири" (фильм прошел более чем по 60 городам страны), остальное же кино отверг - по словам сотрудников кинотеатров, люди часто разворачивались и уходили, выяснив, что фильм, на который они собирались купить билеты, корейский. Однако прокатчики не оставили надежды привить московской публике вкус к самой молодой из всех азиатских кинематографий. Сперва зрителям предложили очередной блокбастер - однако "Объединенная Зона Безопасности" в отличие от "Шири" в прокате провалилась. После чего прокатчики переключились на авторское кино. Здесь они наконец попали в точку. Зритель перестал убегать из кинотеатра - корейский артхаус оказался не только чрезвычайно экзотичным, но и едва ли не самым энергичным и незаумным авторским кино в мире.

Из знакомых нам жанров новый корейский стиль больше всего напоминает так называемую перестроечную чернуху. Задворки общества, бетонные многоэтажки, "веселые кварталы", общественные туалеты - таковы излюбленные ландшафты корейских режиссеров. Но корейская чернуха не депрессивна и напрочь лишена местечковости. Она яростна, нарисована яркими флюоресцентными красками и к тому же позаимствовала лучшие черты кинематографов соседних стран. Так, с китайским андерграундом ее

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (364) 17 марта 2003
    Вертикаль власти
    Содержание:
    В поисках равноудаленности

    Затеянные президентом кадровые и структурные перемены в силовом блоке правительства укрепили позиции государства, но не обидели и представителей бизнеса

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама