Все только началось

Тема недели
Москва, 17.03.2003
«Эксперт» №10 (364)
Редакционная статья

Пытаться разглядеть за решениями президента о реформировании силовых структур какой-то предвыборный ход или попытку возродить КГБ СССР во всем былом величии и мощи - глупо и неинтересно. Предвыборные ходы Владимиру Путину не нужны, ведь сегодня, по выражению одного из политических аналитиков, "у него просто нет шансов проиграть". Что же касается возрождения КГБ, то Путин как "человек оттуда" наверняка лучше многих понимает бесперспективность и ненужность такой затеи.

Гораздо важнее другое - обнародованные на прошлой неделе решения означают первую после значительного перерыва (предыдущая была связана с назначением Сергея Иванова на должность министра обороны, а Бориса Грызлова - на должность министра внутренних дел 28 марта 2001 года) перетряску структур исполнительной власти, осуществленную нынешним президентом. И то, что при его предшественнике подобные "рокировочки" были делом привычным и даже обыденным, только подчеркивает необычность происходящего.

Причины принятых решений объяснил сам президент. Пограничную службу вернули в ФСБ, потому что пограничники сами об этом просили. В это легко поверить: возвращаясь под родную крышу, хранители границы значительно выигрывают в статусе, а следовательно - во влиянии. Отдельный госкомитет по борьбе с наркотиками создается как ответ на прямую и явную угрозу безопасности населения страны, а уровень рядового департамента МВД не соответствует масштабу и серьезности проблемы. С этим тоже спорить не приходится.

Насчет ликвидации налоговой полиции официальных объяснений практически не было, но здесь мы и сами можем догадаться - полицейские возвращали в бюджет намного меньше денег, чем тратилось на их содержание: в прошлом году они взяли по суду с бизнеса 5 млрд рублей, а казна потратила на них 17 млрд. К тому же ФСНП дублирует функции других ведомств, что порождает постоянные разборки и интриги. Другими словами, похоже, что налоговую полицию ликвидировали за неэффективность.

Звучит в условиях России почти невероятно, но все говорит именно в пользу этой гипотезы. Тема неэффективности исполнительной власти и ее тормозящего влияния на экономику настойчиво возникает в речах Владимира Путина на протяжении последних двух лет. Единственной реакцией правительства на эти прозрачные намеки стала программа административной реформы, никого ни к чему, как водится, не обязывающая. Это раз. Скандальное заявление премьера Михаила Касьянова о невозможности высоких темпов роста экономики в ответ на недвусмысленное требование президента - это два. Недавние заявления чиновников Минфина о том, что без сокращения госрасходов невозможно снижение налогового бремени на экономику, - это три. А в сумме получается простой вывод: без реформирования госаппарата невозможен рост экономики, а госаппарат сам себя реформировать не торопится. И единственный человек, который может разорвать этот порочный круг, - президент. Что он, похоже, и начинает делать.

С этой точки зрения реформа силовых структур - лишь первый шаг президента на пути к более в

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (364) 17 марта 2003
    Вертикаль власти
    Содержание:
    В поисках равноудаленности

    Затеянные президентом кадровые и структурные перемены в силовом блоке правительства укрепили позиции государства, но не обидели и представителей бизнеса

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама