Стабильность или застой?

Политика
Москва, 24.03.2003
«Эксперт» №11 (365)
Все реформы бесполезны, пока страна не имеет образа будущего и стратегии его достижения

Прошло три года после победы Путина на выборах. После почти десяти лет потрясений и преобразований страна вошла в период относительного спокойствия. Президент добился этого, окоротив в самом начале своего пребывания на посту губернаторов, разобравшись с самыми вызывающими случаями регионального самоуправства и олигархическими претензиями на особый статус.

Однако последнее время достаточно часто стал обсуждаться вопрос, какой период мы сейчас переживаем - застоя или стабилизации? Чтобы ответить на него, надо ответить на более общий вопрос: в какую эпоху мы живем? Потому что стабилизация - это период между одним революционным подъемом и другим, а застой - это завершение целой исторической эпохи. Если брать примеры из нашей недавней истории, то стабилизация была при нэпе, когда страна готовилась к очередному историческому рывку, а застой при Брежневе, когда элита ощущала, что находится в тупике. При том что страна достаточно динамично развивалась.

Ползком к "великому перелому"

Уже стало общим местом утверждение, что в 1991 году Россия пережила революцию (или контрреволюцию). Как кому нравится. Но произошел коренной перелом в общественных отношениях и, главное - в отношениях собственности, что, согласно классическим определениям революции, и является ее основным признаком.

Что происходит в период революции и сразу после нее с государством? Первое и главное - разрушается старый государственный аппарат во всех своих ипостасях. Это происходит не потому, что он абстрактно плох, а потому, что он, во-первых, деморализован революцией, а во-вторых, не приспособлен для решения тех задач, которые возникают в ходе революции. Причем речь идет не об отдельных людях, которые вполне могут найти себе место в новых структурах, а об аппарате как таковом.

Вот почему Ленин еще до прихода к власти поставил перед своей партией задачу - сломать старый государственный аппарат. И делал это последовательно и неуклонно. И в отношении аппарата правительства, и в отношении армии и полиции. Хотя он же при создании и нового государственного аппарата, и армии, и той же полиции вовсю использовал буржуазных специалистов. Но в новых структурах был новый смысл и новая ментальность. Надо заметить, что аналогичное происходило и во время Великой французской революции, и во время английской. То есть речь идет об общей закономерности.

Отличие последней, 1991 года, русской революции от описываемых аналогов заключается в ее "ползучем" характере. Революционные задачи решались не сразу все, а по мере возникновения. Отношения собственности в ходе последней революции были в основном решены достаточно быстро на первом этапе - в 1991.1997 годах. И преобразованной собственностью управляют новые люди, которые используют старых социалистических специалистов в новом контексте. В то же время государственный аппарат, армия и полиция при всех внешних изменениях сохранили старый характер, что еще более подчеркивается сохранением за ними старой советской символики. Тогда как в 1917 году были разрушены и вос

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (365) 24 марта 2003
    Война в ираке
    Содержание:
    Крапленые военные карты

    Буш, Блэр и Аснар победят Хусейна, но проиграют на следующих выборах

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама