Оправдание мелодрамы

Культура
Москва, 24.03.2003
«Эксперт» №11 (365)
Режиссер-авангардист Александр Пономарев поставил "Таню" Арбузова -. неожиданно серьезно, без всяких постмодернистских игр. И оказалось, что актерам куда больше нравится играть по Станиславскому, чем бормотать невнятные монологи, сидя на ветках, а зрителям слезливая советская мелодрама милее заумных футуристических сцен

"Таня" - самая неожиданная премьера сезона. Поставивший ее Александр Пономарев всегда слыл одним из главных авангардистов столичной сцены. Он ставил футуристов и обэриутов, презирал традиционную драму и поклонялся Хармсу. Обожал выстраивать на сцене непонятные конструкции, рассаживать на них, как птиц на жердочках, артистов в диковинных костюмах и заставлял их произносить неудобопроизносимые монологи. И вдруг Пономарев отринул все, во что прежде верил, и начал поклоняться тому, что презирал.

Он поставил самую знаменитую советскую мелодраму -. совершенно всерьез. Без тени иронии он отнесся к любви и к горю главной героини, обильно и с уважением процитировал классический спектакль 1939 года в постановке Андрея Лобанова с Марией Бабановой в главной роли. С неожиданным для него вниманием к бытовым деталям Пономарев воссоздал классический интерьер старой советской квартиры, чтобы потом почти незаметно подменить быт символическими образами финала. Словом, он с видимым удовольствием поставил романтический спектакль в традициях тридцатых годов.

Премьеру "Тани" не с чем сравнивать - если только представить, что Владимир Сорокин вдруг взял и написал любовный роман -. чистый и трогательный, без единого матерного слова.

Слеза ребенка

В пересказе сюжет арбузовской пьесы вызывает усмешку, и не не только у авангардиста. "Таня" - это история молодой женщины, которая так сильно влюбилась в мужа, что ради него бросила медицинский институт, порвала со всеми друзьями и сидит дома, как образцовая домохозяйка. Но муж, соскучившись с женой-домохозяйкой, влюбился в другую женщину -. директора золотого прииска. И Таня ушла, не успев сказать, что ждет ребенка.

Прошел год. Величественно раздвигается бархатный занавес, и в новой картине мы видим Таню у кроватки больного сына: он умирает от дифтерита, а она не может ему помочь. Когда-то она так спешила к возлюбленному, что не успела законспектировать лекцию о том, как лечить дифтерит, теперь этот возлюбленный живет с другой, а их с Таней сын умирает у нее на руках.

После антракта мы встречаемся с другой Таней - подурневшей и повзрослевшей. После смерти сына она все-таки закончила мединститут и теперь приехала на край земли, в тайгу, где комсомольцы строят город будущего -. Стальград. Здесь она работает врачом, и первый ребенок, которого ей удается спасти, болеет, разумеется, дифтеритом. И, как положено в мелодраме, он оказывается сыном бывшего Таниного мужа.

Вот за этим-то невероятным сплетением событий большой зал Молодежного театра и следит затаив дыхание. Такое впечатление, что поначалу на репетициях Пономарев предавался любимой забаве постмодерниста - ставил спектакль про спектакль. Он цитировал бабановские мизансцены, наблюдал посмеиваясь, как движется роскошный занавес, рассекая судьбу героев, прерывая действие в самом интересном месте. Но в какой-то момент пьеса увлекла его настолько, что он и сам не заметил, как сжился со своей героиней. У него получилась мелодрама, чистая как слеза ребенка. Надо было видеть, как зам

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (365) 24 марта 2003
    Война в ираке
    Содержание:
    Крапленые военные карты

    Буш, Блэр и Аснар победят Хусейна, но проиграют на следующих выборах

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама