Битвы за Багдад и Вашингтон

Шамсудин Мамаев
7 апреля 2003, 00:00

Внутренняя война между Пентагоном, госдепартаментом и ЦРУ принимает все более ожесточенный характер, что ставит под вопрос достижение стратегических целей Америки в Ираке и вокруг него

На прошлой неделе началась битва за Багдад - 2 апреля две американские дивизии перешли "красную линию", за которой Саддам Хусейн сосредоточил свои элитные силы. Уже на следующий день Пентагон рапортовал о разгроме двух элитных иракских дивизий и о захвате мостов через Тигр и Евфрат, а ночью его войска подошли к международному аэропорту Багдада. Тем не менее "мы не рассчитываем, что нам удастся легко и быстро сломить оборону Багдада и занять этот город", - заявил на брифинге в Пентагоне генерал-майор Стэнли Мак-Кристал.

Таким образом, первоначальный план молниеносной войны отброшен, и причина его неудачи в политических просчетах "команды динозавров" рейгановской эпохи во главе с вице-президентом Диком Чейни и министром обороны Доналдом Рамсфелдом. Они полагали, что военный "шок и трепет" в сочетании с обещанием свободы и демократии иракскому народу подавят волю противника к сопротивлению.

Когда госсекретаря США Колина Пауэлла спросили, почему американские войска несут потери, он раздраженно ответил: "Это та цена, которую платят за войну. Но платят ее не интеллектуалы, а молодые американцы, которые служат своей стране". Все сразу поняли, кого он имел в виду - Пола Вулфовица, первого заместителя Рамсфелда, имеющего имидж агрессивного интеллектуала. Именно Пол Вулфовиц вел переговоры с Турцией об открытии северного фронта. Поддержка Анкары обеспечена, и дело только в цене вопроса - уверял он Вашингтон в декабре прошлого года. Белый дом выделил турецкому правительству необходимые миллиарды долларов, проигнорировав тот факт, что свыше 90% турецкого населения выступает против этой войны. А когда 1 марта турецкий парламент все же отказал своему правительству, Вулфовиц просто растерялся, а наступление на Багдад с севера было сорвано. К этому следует добавить и провал политической стратегии Вашингтона в Совбезе ООН. В конце недели Колин Пауэлл направился в Брюссель, чтобы попытаться загладить возникший раскол со своими европейскими союзниками по антитеррористической коалиции. Туда же вылетел и министр иностранных дел России Игорь Иванов.

Азорская декларация США, Англии и Испании предполагает получение ими в Совете Безопасности новой резолюции по легитимизации постсаддамовского правительства в Ираке. И теперь впервые с начала войны Соединенные Штаты, Европа и Россия обсуждают ход вооруженного конфликта в Ираке и дальнейшую судьбу этой страны. Поскольку ни европейцы, ни Москва не желают легитимизировать иракскую агрессию США, то задача перед Пауэллом стоит достаточно деликатная.

Кто обустроит Ирак?

Перед отъездом в Европу госсекретарь США ясно дал понять, что Америка не для того "взвалила на себя столь тяжелый груз", чтобы затем отдать свой контрольный пакет иракских акций Объединенным Нациям. Вашингтон планирует по окончании войны создать в Ираке оккупационную администрацию с генералом Томми Фрэнксом во главе. Лишь после стабилизации обстановки в стране, принятия новой конституции Ирака и проведения соответствующих выборов он передаст власть новому иракскому правительству.

Первое правительство Ирака будет состоять из двух десятков министерств, руководить которыми будут американцы с прикрепленными иракскими помощниками - таков, как утверждает английская Guardian, секретный план Вашингтона.

Английских союзников такие планы не вдохновляют. "Иностранные граждане могут быть лишь советниками, но никак не министрами иракского правительства", - заявил министр иностранных дел Великобритании Джек Стро. Лондон склонен держаться поближе к уже апробированному "афганскому варианту" постконфликтной реабилитации. Премьер Тони Блэр предпочитает говорить не об оккупации Ирака, а о послевоенной "переходной ситуации", когда контроль будет осуществляться коалиционными силами. После чего они как можно быстрее передадут эту власть иракскому Временному совету. Этот орган должен быть сформирован на конференции всех конструктивных сил Ирака под эгидой ООН - все, как в Афганистане.

Однако еще 20 января замминистра обороны США Дуглас Фейс получил от президента Джорджа Буша приказ о создании в рамках своего департамента и в помощь главе центрального командования США генералу Томми Фрэнксу специального Бюро по восстановлению и гуманитарной помощи Ираку. Как раз для разработки технологии и программ послевоенной перестройки этой страны. Директором бюро назначен отставной генерал Джей Гарнер. Руководителем же департамента гражданской администрации - органа, который будет контролировать создание послевоенной иракской власти и "десаддамизацию" ее кадров, - стал Майкл Моббс, близкий к Дугласу Фейсу юрист Пентагона и один из участников переговоров по ограничению вооружений рейгановской эры. За исключением горстки британских и австралийских дипломатов и группы иракских эмигрантов, подавляющее большинство членов команды Гарнера американцы. Но "после начального периода военного правительства мы постепенно будем передавать ответственность иракским институтам, вплоть до создания иракского правительства в соответствии с новой конституцией", - заявляет Дуглас Фейс.

Схватка бульдогов

"Спасибо Франции - Саддам Хусейн отправится на свалку истории не один... Ирония истории в том, что он заберет с собой ООН. Пусть не целиком. Но что умрет в Ираке, так это фантазии об ООН как фундаменте нового мирового порядка", - заявил через день после начала войны Ричард Перл, глава Совета по оборонной политике (СОП) при Пентагоне и один из самых влиятельных лоббистов "динозавров" за его пределами. Это заявление Перла как нельзя лучше отражает принципиальную разницу в подходе к внешней политике США между командами Рамсфелда в Пентагоне и Пауэлла в госдепе - первые с самого начала были открытыми противниками обращения за санкцией на свержение режима Саддама Хусейна к Совету Безопасности ООН. Выиграл Пауэлл, но войну это все же не предотвратило, и контроль над ситуацией вновь перешел в руки Пентагона. Сейчас вопросы послевоенного обустройства Ирака вновь вызвали ожесточенную подковерную схватку между пентагоновскими "динозаврами" и "реалистами" из госдепа и ЦРУ. Очевидно, что Доналд Рамсфелд, Дуглас Фейс и Майкл Моббс сделают все возможное, чтобы именно пентагоновское бюро Гарнера, а не госдеп или ООН стало руководящей и направляющей силой послевоенного иракского проекта. Рамсфелд уже отказался утвердить список из восьми дипломатов, которых госдеп рекомендовал для работы в бюро. Однако затем Пентагон проиграл чрезвычайно важную схватку в конгрессе за 2,5 млрд долларов бюджетных денег, выделенных на гуманитарную помощь Ираку, - соответствующие комитеты сената единодушно решили, что это прерогатива госдепа.

Сейчас эта подковерная борьба сфокусировалась вокруг личности Ахмеда Чалаби, вождя эмигрантской оппозиции Саддаму, - Пол Вулфовиц рекомендовал его кандидатуру на пост советника в министерстве финансов. Однако ЦРУ утверждает, что у Чалаби нет серьезной внутрииракской базы поддержки. Но, как ни странно, больше всего недовольны сами иракские "революционеры" - они настаивают на создании для Ахмеда Чалаби поста премьер-министра. "По нашему мнению, американцы не должны возглавлять какие-либо иракские министерства", - говорят соратники Чалаби. Если их воспринимать всерьез, то можно даже подумать, что именно американская интервенция помешала им сделать революцию в Ираке. Однако "динозаврам" Чалаби нужен как символ.

Иракский полигон

Политическую концепцию "динозавров" Пол Вулфовиц начал формулировать сразу после распада СССР - еще в 1992 году он представил Дику Чейни, который тогда был министром обороны, секретный доклад. В нем говорилось, что США должны укрепить свой статус единственной сверхдержавы мира и не допускать появления конкурента. Для этого следует установить контроль над Ближним Востоком, поскольку - это показал опыт тайной войны рейгановской администрации против СССР, в которой решающую роль сыграл нефтяной демпинг, - тот, кто контролирует мировые цены на нефть, держит за горло своего конкурента. Основная мировоззренческая посылка "динозавров" заключается в том, что антиамериканизм арабского и всего прочего (например, коммунистического) мира базируется на совершенно иррациональной "цивилизационной" (классовой) ненависти, которую можно сдержать только угрозой применения силы. Отсюда недоверие "динозавров" к ООН, где чуждое Америке большинство делает невозможным любую серьезную политику. Эта же посылка служит и моральным императивом для теснейшего союза с израильским "Ликудом" и провозглашения израильского премьера Ариэля Шарона "человеком мира". Политиков-демократов, сторонников "многостороннего" подхода к миру, "динозавры" считают в лучшем случае наивными простаками и прислушиваются лишь к республиканцам-реалистам типа Генри Киссинджера, которые базируют свои конструкции не на моральных императивах, а на балансе сил.

Цель иракского проекта "динозавров" - вызвать примерно такую же радикальную перестройку в арабском мире, какую Рональд Рейган вызвал (с помощью Польши) в коммунистическом. Низложение Саддама Хусейна, утверждают они, сразу же дестабилизирует Сирию и Иран. Первую - поскольку там такой же баасистский режим, как в Ираке. Что касается Ирана, то "продуманное" участие в новом иракском правительстве представителей шиитского большинства (в Ираке 60% населения шииты) подорвет легитимность иранских мулл, выступающих от имени всех шиитов. После чего Соединенным Штатам останется только поддержать бунтующих тегеранских студентов, чтобы превратить Иран в восточный аналог Польши. Ну и так далее.

Что касается "реалистов" из республиканской партии, то для них глубина антиамериканских эмоций прямо пропорциональна воинственности поведения Америки. Поэтому они считают, что Вашингтон должен воевать с "Аль-Каидой", а не с террором вообще. В 90-х годах они осуждали Клинтона за войну на Балканах, сейчас готовы осудить Буша за войну в Ираке. Они уважают жесткость политики, но никак не ее авантюризм - использование событий 11 сентября для беззастенчивого передела мировых ресурсов в пользу Америки в их планы никогда не входило. И тем более в их планы не входит постиракский "экспорт демократии" для смены режимов в других странах этого региона. Их "любимчиком" в нынешней администрации является госсекретарь Колин Пауэлл. "Не выношу, когда критикуют Пауэлла, неважно, с какой стороны", - признался недавно экс-президент США Джордж Буш-старший, тоже входящий в когорту реалистов. Скорее всего, он и будет главным препятствием на пути глобализации иракского проекта.

Известно, что Джордж Буш-старший имеет большое влияние на своего сына, нынешнего президента США. Он по понятным причинам воздерживается от публичных высказываний по поводу политики администрации Джорджа Буша-младшего. Только в двух случаях Буш-старший изменил этому правилу - он публично поддержал сына по вопросу о необходимости смены режима в Ираке, но перед этим, в сентябре прошлого года, так же открыто выступил против "динозавров" в защиту саудовского режима. "Что мне не нравится, так это, например, демонизация Саудовской Аравии, как это делают некоторые наши великие национальные газеты. Это неверно. Они не наши враги", - сказал тогда он, солидаризировавшись с мнением Генри Киссинджера.

Инициатором той антисаудовской кампании был глава Совета по оборонной политике Ричард Перл, еще летом пригласивший выступить на заседании совета с резко антисаудовским докладом аналитика RAND Лорана Муриевича. Выступление Джорджа Буша-старшего привело к увольнению Муриевича, но сам Ричард Перл, открестившись от доклада, тогда уцелел. Однако 26 марта этого года, через неделю после начала иракской войны, он все же был вынужден подать в отставку. Судя по всему, камнем преткновения снова стала Саудовская Аравия.

Ричард Перл получил свое прозвище Князь Тьмы почти тридцать лет назад - за активную оппозицию соглашениям Генри Киссинджера по ограничению гонки вооружений с Советским Союзом. Соратниками Перла по той борьбе были Доналд Рамсфелд, министр обороны США в 1975-1977 годах, и Пол Вулфовиц. По официальной версии, причиной отставки Перла является скандал вокруг одной телекоммуникационной фирмы, к которой он имеет отношение. Это, безусловно, прикрытие. Настоящей причиной отставки Перла стала мартовская статья известного журналиста Сеймура Хирша, где рассказывалось о январском ланче Ричарда Перла во Франции с неким саудовским промышленником Харб Салехом аль-Зухаиром якобы для обсуждения возможности инвестиций последнего в одно из предприятий Перла. Завтрак организовал известный саудовский миллиардер Аднан Хашогги. Сам Перл рассказал CNN, что он встретился с Зухаиром лишь потому, что последний был недавно в Багдаде и располагал информацией о том, что Саддам Хусейн намерен уйти в отставку. "Я пошел туда как частный гражданин, чтобы услышать, что может сказать этот человек. И никакого бизнеса мы не обсуждали", - объяснял Перл. Так что похоже, что именно Перл неофициально обсуждал с саудовцами от лица Пентагона возможность добровольного ухода Саддама Хусейна. Но "как меня проинформировали участники встречи, там попахивало шантажом - если войдем в дело, он отстанет от Саудовской Аравии", - процитировал Хирш высказывание принца Бандара бин Султана, посла Саудовской Аравии в США. Виноват ли Перл в срыве этих переговоров или его подставили саудовцы, сказать сейчас невозможно. Однако отставка этого самого ярого "динозавра", сторонника "экспорта демократии" в Саудовскую Аравию, является, безусловно, серьезным поражением для тех, кто хотел бы, чтобы иракский проект стал глобальным.