Рецепт шамана

Культура
Москва, 07.04.2003
«Эксперт» №13 (367)

В издательстве АСТ вышел роман Чака Паланика "Колыбельная". До недавнего времени 34-летний Паланик был известен как автор фактически одной книги - "Бойцовский клуб". Экранизированная Дэвидом Финчером, шизофреническая антиутопия стала действительно культовым произведением, а после событий 11 сентября роман, герой которого планирует взорвать здания всех банковских корпораций, стал восприниматься чуть ли не как пророчество. Конфликт между робким клерком, добросовестно скупающим мебель из каталога IKEA, и брутальным харизматическим маргиналом превратился в главную социальную проблему западной молодежи: слишком успешная интеграция тридцатилетних в устойчивом буржуазном мире неизбежно влечет за собой желание этот мир разрушить.

"Колыбельная" - роман похожей идеологической направленности, только теперь главной проблемой Паланика стал не экономический, а медийный тоталитаризм. Все средства массовой информации сосредоточились в собирательной фантасмагории Большого Брата - аллюзия с романом Оруэлла и телепередачей Big Brother, западный прототип нашего шоу "За стеклом". В парализованном его властью обществе одни люди подменяют собственную жизнь чтением газетных новостей, другие - их созданием. "Лучший способ потратить жизнь зря - делать заметки. Лучший способ избежать настоящей жизни - наблюдать со стороны".

Главный герой "Колыбельной" - журналист, делающий серию репортажей о неизвестно от чего умирающих младенцах. В ходе своего расследования он выясняет, что существует способ убивать людей при помощи старинного заклинания. Далее следует мистическое путешествие в духе Мураками: репортер в странной инфернальной компании разъезжает по стране в поисках африканской книги, в которой содержится смертоносная "баюльная песня" и еще много других заклинаний, позволяющих, в частности, вселиться в чужое тело и управлять им. Найдя ее, журналист Карл Стрейтор сам постигает опасный механизм, позволяющий манипулировать реальностью. Древний вид журналистики сокращает многоступенчатый издательский процесс почти до минимума: для того чтобы совершить насилие, причем реальное, а не метафорическое, теперь не нужно писать тексты, верстать страницы, распространять рекламные объявления. Достаточно произнести несколько слов - и любой хамоватый прохожий или дотошный полицейский уснет навеки. А любая женщина, чье тело тебе подходит, отдаст его просто так, без борьбы и предсмертных агоний - во сне.

Книги Паланика отличает выраженная некрофильская эстетика: его притягивают вид трупов и сцены убийства так же, как его героев - криминальные телерепортажи. Известно, что болезненный интерес к смерти связан с психологической травмой самого Паланика: его отца застрелил серийный убийца. Свое постоянное внутреннее напряжение Паланик трансформирует в странную литературу, которая временами кишит репортажным натурализмом, а временами уходит в бесплотные спиритические фантазии. Не найдя никаких других способов отомстить миру, Паланик совершает символические убийства в литературе - подобно первобытны

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (367) 7 апреля 2003
    Съезд партии власти
    Содержание:
    Партия всего хорошего

    На своем съезде "Единая Россия" провозгласила идеологию гражданской солидарности и обещала создать систему перераспределения доходов в интересах большинства. Тем самым она позиционировала себя как вполне левая социал-демократическая партия

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Наука и технологии
    Реклама