Слово Божие в интернете

Марина Шпагина
28 апреля 2003, 00:00

С благословения Священноначалия новые информационные технологии стремительно входят в обиход Русской Православной Церкви

Пасхальную службу в храме Христа Спасителя в нынешнем году благодаря интернету увидели десятки тысяч человек более чем в тридцати странах мира. Прямые трансляции в интернете богослужений и важнейших событий храмовой жизни сейчас уже обычное явление: каждый месяц патриарший кафедральный собор проводит их пятнадцать-двадцать. К нынешней Пасхе их уже прошло более трехсот.

При всей подчеркнутой традиционности архитектуры и внутреннего убранства храм Христа Спасителя в Москве - самая современная и технически оснащенная из кафедральных церквей не только в России, но и в мире, его и строили с учетом возможности использовать новейшие компьютерные технологии. В служебные помещения храма можно попасть на скоростном бесшумном лифте или по лестнице: двери в обоих случаях открывает личная чиповая карточка моего сопровождающего - программиста храма Сергея Петрова. Мы идем по длинному коридору в светской части, и Сергей рассказывает о техническом оснащении храма: кабель связи, километры которого проложены по всему огромному собору, позволяет передавать данные со скоростью до 100 Мб в секунду и соединяет все основные помещения, включая зал церковных соборов, галерею роскошных трапезных, где могут одновременно разместиться около двух тысяч человек. Отсюда, как и изо всех основных помещений храмового комплекса, можно вести прямые трансляции в интернет и организовывать интернет-мосты. "Пока мы не можем вести трансляции в полноэкранном режиме, у нас недостаточно мощное оборудование", - сокрушается Сергей. Но архив трансляций накапливается, и скоро их можно будет увидеть на сайте храма Христа Спасителя (//www.xxc.ru).

Помимо сайта - а это более пяти тысяч страниц информации, архивы, служба новостей, и сейчас это один из крупнейших православных ресурсов - в перечне информационных проектов храма Христа Спасителя и создание общедоступной цифровой библиотеки православной литературы, запланированы и другие сервисы для паствы и служителей церкви, программы подготовки и переподготовки кадров. Информационные программы патриаршего храма рассматриваются в рамках работ Русской Православной Церкви по информатизации, цель которой укрепить целостность церковного организма, содействовать преемственности поколений и информировать общество и государство о деятельности Церкви. "Полезность создания единой общедоступной базы данных, включающей сведения об истории и современном состоянии всех епархий, духовных школ, монастырей и приходов" отмечалась и в определении юбилейного Архиерейского собора 2000 года.

Русская Православная Церковь довольно поздно, лишь в 2000 году, приняла решение активно использовать новейшие информационные технологии, а сейчас она, наверное, самый восприимчивый к ним институт в нашей стране. Множество православных сайтов, созданных и поддерживаемых энтузиастами из числа клириков и прихожан, может, и не отличаются изысканностью веб-дизайна, но быстро развиваются в глубину. Верующим и всем, кто интересуется историей, теологией, философией, благодаря интернету стали доступны уникальные документы, например писания святых отцов Церкви - от оригиналов до лучших переводов: раньше для того, чтобы получить к ним доступ, надо было ехать в Москву или Петербург. Мультимедийные компакт-диски, выпускаемые с патриаршего благословения, подробно рассказывают о ходе православной службы, о смысле таинств, о истории Церкви. Электронная почта доносит послания Священноначалия до служителей отдаленных приходов, которые есть не только в российской, но и в австралийской глубинке. Прямые трансляции богослужений собирают наших соотечественников, оказавшихся за границей, позволяя им не утратить связь с родиной.

Первый официальный сайт Русской Православной Церкви был создан с благословения патриарха Отделом внешних церковных связей еще в 1996 году. Однако на местах технологические нововведения были восприняты далеко не сразу. Аргументов против интернета было много. Вспомнить двухлетней давности споры, сопровождавшие введение ИНН, - некоторым он представлялся не больше не меньше как печатью антихриста, которой тот, согласно Апокалипсису, будет метить предавшиеся ему души. А интернет весь основан на цифре, любой сайт, подключенный к сети компьютер, каждый сеанс связи с интернетом есть код и цифра, и аргументы против него были схожими, как и ответ на них Церкви: нам не дано знать о дне и часе второго пришествия, попытки высчитывать его, вся эта сосредоточенность на цифрах есть сатанинское влияние, цель которого отвлечь человека от истины, от того, что жить нужно по заповедям и в послушании Священноначалию. Были против интернета аргументы и другого рода: это единая сеть, здесь есть и сатанисты, и язычники, и порнография. Даже глубоко верующий человек может ошибиться, случайно попасть не на тот сайт, увидеть непристойную рекламу. Поэтому если уж необходимо использовать интернет, то надо создавать свой альтернативный, чистый. Противники интернета не ограничивались только призывами не пользоваться им, дело доходило до закрытия работавших уже православных сайтов, даже тех, что созданы были священнослужителями. Так, по решению местного духовного руководства, был закрыт сайт Нижегородской епархии, и по сию пору он не работает.

Однако в целом Русская Православная Церковь стала относиться к интернету заметно теплее. О том, почему она решила использовать современные технологии и как собирается это делать, мы говорили с протодиаконом Александром Агейкиным, клириком храма Христа Спасителя. Это его голос мы слышим во время большинства богослужений в храме. Отец Александр оказался спокойным и приятным молодым человеком с высшим гуманитарным образованием и при сотовом телефоне. Поддержка сайта храма Христа Спасителя - одна из его обязанностей.

- Можно ли говорить, что Церковь приняла новые цифровые технологии? Или их использование все еще вызывает споры?


"Мне представляется, что книжные призывы к непрестанной молитве сегодня гораздо опаснее, чем любые компьютерные игры"
Диакон Андрей Кураев

- Есть благословение Священноначалия осваивать новые технологии, в том числе информационные. Но в Церкви нельзя одним авторитетом решить какой-то вопрос, а спорные вопросы хотя и могут решаться голосованием, но истина в споре не рождается. Идеальным для принятия любого решения - касается оно использования технологий или богословских вопросов, таких как прославление святых, - является момент, когда общее согласие по этому поводу уже достигнуто и не возникает конфликтных ситуаций. Вопрос об информатизации, участии Церкви в цифровых технологиях в интернете обсуждался на юбилейном Архиерейском соборе двухтысячного года - это высший орган церковного управления - и не вызвал никакого сопротивления или нареканий. Значит, пришло время в них участвовать. Можно сказать, что определение Собора и было тем документом, который уже официально заявляет, что Церковь будет участвовать в этих новых технологиях, использовать их.

- Почему же Церковь так медлила с этим решением?

- Церковь с осторожностью приходит к новшествам. Прежде чем их принять, следует оценить их необходимость и востребованность. Поначалу, когда новые цифровые технологии, компьютеры только появились, к ним отнеслись с подозрительностью. Но к двухтысячному году интернет стал уже обыденным явлением, эти технологии уже охватили весь мир, и Церковь хочет присутствовать и в этой сфере жизни человека.

- Но в околоцерковной среде все еще продолжаются споры о том, стоит ли верующему человеку пользоваться интернетом, где, стоит признать, действительно много грязи.

- Да, говорили о том, что надо создавать свой обособленный православный интернет, где бы верующий человек не соприкасался с непотребными сайтами. Но эти попытки обособиться, вариться только в собственном котле больше похожи на сектантство. Бросить огромную аудиторию, которая будет оставаться вне этого альтернативного интернета, - не выход из положения. Задача пастыря быть со своей паствой, и если люди живут и в интернете, значит, мы должны там присутствовать - не ради каких-то выгод или высоких целей, а ради самого человека, чтобы он мог выбирать между хорошим и плохим, духовным и недуховным. Если бы мы не участвовали в процессе этого выбора, то совершили бы духовное преступление.

Коль скоро сегодняшний интернет заполнен непотребными вещами, это популярно и широко распространяется, нам нужно создать образцы, каноны, на которые человек мог бы ориентироваться. Не догмы, отступление от которых на шаг уже грех, нет, именно мерило. Мы не придумываем в интернете ничего нового, не выходим за пределы канонов, не сочиняем цифровое Евангелие, мы предлагаем в интернете, на других носителях то, что оставлено нам апостолами, это всего лишь разные воплощения одной и той же информации.

Когда Господь заповедовал апостолам проповедовать "даже до края земли", кто в то время мог представить себе, где этот край? Многие материки даже не были еще открыты. Сегодня край земли вышел за пределы естественного мира в виртуальное пространство - значит, мы должны проповедовать и там. Все это находится в пределах творения Божия, за них мы, как бы ни пытались, выйти не можем.

- Но интернет как раз творение человека...

- Бог вездесущ. Где бы мы ни находились, Он все равно рядом с нами, а полного представления о том, где Он есть, мы получить никогда не можем.

- Получается, что и в интернете есть Бог?

- Получается, что так. В любом месте, кроме обителей небесных, идет борьба между Богом и дьяволом. К ней всегда надо быть готовым.

- Если бы Церковь не участвовала в создании цифрового мира, она оставила бы это поле дьяволу?

- Если бы мы в этом не участвовали, участвовали бы другие - праведники, подвижники благочестия подвизаются ведь и в пустыне, и в необитаемых местах. Но, обособившись, мы потеряли бы многих людей. Человеку нужна живая, развивающаяся Церковь, а живая она не потому, что меняет свои устои и каноны, а потому, что живет и развивается вместе со своими людьми. Мы открыты, у нас нет, как в некоторых сектах, тайного знания, чего-то доступного только избранным, посвященным. Духовное богатство, накопленное Церковью за тысячелетия, должно быть доступно человеку. Любыми путями, которые он считает для себя приемлемыми, в том числе и через интернет. А сейчас у нас появились еще и огромные новые возможности, которых не было несколько лет назад. Зайдя на наш сайт, человек может не только посмотреть интерьеры храма, узнать его историю, но даже прикоснуться к богослужению, благодаря тому что мы ведем трансляции в аудио- и видеорежиме.

- Разница все же велика. Когда человек идет в храм, он к этому специально готовится.

- Трансляция не заменяет, конечно, самого богослужения, но все же дает представление о нем. Мы не ставим тут знак равенства, а говорим о возможности прикоснуться к таинству, почувствовать, что происходит, послушать песнопения, которые назидают и возвышают человека. Для кого-то это еще и возможность определиться - подходит ему это или не подходит, сделать выводы. Следующим шагом может стать приезд в храм.

- То есть вы рассматриваете интернет как возможность вести миссионерскую деятельность?

- Да, скорее так. Но не ради самого по себе миссионерства, а ради человека, ради спасения души даже одного человека.

Последняя миля

Миграция в интернет аудитории, особенно молодежи, является одной из главных причин, подталкивающих Церковь к более активному использованию новых технологий. Как отмечает патриарх в своей речи, посвященной пятилетию официального сайта Московского патриархата, нельзя переоценить духовный опыт тех священнослужителей, которые прошли период притеснений и бесправия, но этот опыт нуждается не только в осмыслении, но и в расширении с учетом новых условий. Сейчас от пастырей требуются не только строгое послушание иерархии, осторожность, терпеливость, гибкость и спокойствие, но и инициативность, образованность, коммуникабельность. Священник сам должен идти к людям, говорит патриарх, а чтобы достичь молодого поколения, нужно идти в школы и вузы, печататься в газетах, выступать по радио и телевидению. Пока такую активную позицию приемлют далеко не все священнослужители, но православные ресурсы могут хотя бы отчасти восполнить нехватку этой инициативности.

Другая причина решительного принятия Церковью цифровых технологий - это кадровый голод, который всерьез ощущается в последнее время и который обостряется еще и из-за смены поколений в клире. По словам патриарха, пропагандистские кампании, организуемые в периодике и в том же интернете противниками то ИНН, то карточки москвича, то паспортов нового образца, инциденты, связанные с переписью населения в 2002 году, очевидно, свидетельствуют о намерении их организаторов внести разделение в церковную среду, противопоставить старчество иерархии, белое духовенство монашеству, самочинно переписать русскую церковную историю в угоду новым идеологическим пристрастиям.

Подобное разделение Церковь осознает как достаточно серьезную угрозу, и она намерена использовать новейшие технологии для организации более активного обмена внутренней оперативной информацией. Прямые контакты, в том числе по электронной почте и через интернет, должны помочь установить более тесные связи между центром и епархиями, приходскими общинами, преодолеть замкнутость некоторых из них. Первым шагом на этом пути стало решение об открытии своего электронного адреса каждым приходом (патриарх упоминал об этом в своем докладе на Епархиальном собрании в марте), следующим шагом должно стать создание общими усилиями сети, которая свяжет между собой 131 епархию России.

По словам отца Александра, наладить внутрицерковный информационный обмен и документооборот значило бы очень много:


Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II: "Да, 'Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же' (Евр. 13, 8). И именно поэтому Истина Христова должна быть распространяема максимально широко, достигая максимального числа людей. Сегодня Интернет предоставляет исключительные возможности в этом отношении, и Церковь не вправе пренебречь ими"

- Святейший патриарх недавно выступил с инициативой объединения всех западноевропейских православных приходов русской традиции, в которые входят как канонические подразделения Московского патриархата, так и зарубежные приходы, которые отошли к другой церкви после революции. Это первый шаг к врачеванию возникшего тогда раскола, разъединения. Оригинал патриаршего послания придет в Брюссель или Лондон еще не скоро, но документ уже размещен на сайте патриархата, и время, которое могло бы быть упущено, не прошло даром, мы уже получили отзывы.

- Для связи между епархиями предполагается создать специальную сеть?

- Все, как часто бывает, сводится к деньгам. Церковь живет на пожертвования и основные расходы несет на восстановление того, что было разрушено, утрачено. Конечно, мы не можем распылять на цифровые технологии те деньги, которые могли бы быть потрачены на неимущих и обездоленных, поэтому на информационные проекты мы стараемся привлекать нецерковные средства, ищем пути их привлечь. Если найдем, даст Бог, они будут осуществляться намного быстрее.

В целом задачи информатизации что для крупной корпорации, что для государства, что для Церкви, схожи: предстоит создать отсутствующую инфраструктуру, сформировать информационные сервисы, обучить пользователей. И проблемы, как выясняется, тоже похожи. Техническая оснащенность подавляющего большинства российских церквей сильно уступает тому, чем располагает Храм Христа Спасителя. Даже из Синодальнгых учреждений и кафедральных соборов всего три оснащены оптоволоконной связью, лишь в нескольких удалось решить пресловутую проблему "последней мили", обеспечив их надежной связью до ближайшего провайдера.

Церковь, конечно, сильно ограничена в путях привлечения средств на информатизацию. Она отделена от государства и потому не включена ни в какие общегосударственные проекты по автоматизации. А спонсоров и благотворителей, по словам отца Александра, сейчас стало намного меньше, чем пять лет назад, люди менее охотно участвуют в таких проектах. Часто из-за того, что просто не имеют возможности пожертвовать, иногда - потому, что боятся или не хотят быть замеченными бдительной налоговой службой: пожертвования, которые не вписываются в уставную деятельность Церкви, должны декларироваться и облагаются налогами, а информатизация в уставные задачи Церкви, с точки зрения налоговой службы, никак не вписывается. Хотя ведь технологическое оснащение, например, детских приютов, которые содержатся за счет Церкви, не только ее дело.

Говоря о церковной информатизации, нельзя забывать о еще одном ее аспекте, важном для общества, замечает Сергей Петров. Любая приходская церковь, любой монастырь - это ведь своего рода историко-краеведческий музей, история многих поколений прихожан прослеживается именно через храм, и этой традиции уже многие сотни лет. Вспомним хотя бы летописцев. Меняются со временем технологии и формы этой летописи, но традиция описывать местные события, которые ни в какую прессу никогда не попадут, сохраняется. Идеальным отражением этой летописи мог бы стать сайт храма. История всей страны с учетом этих летописей могла бы быть совсем другой.

Что хранить вечно

За тысячелетия своего существования Церковь выработала алгоритмы практически вечного хранения накопленных ею знаний, и они потом активно использовались обществом, которое все это время пыталось изобрести особые технологии создания вечных хранилищ.

Может ли информационная система, творение рук человека, пережить все ужасы Апокалипсиса? Конкретное решение этого вопроса, стоящего перед человечеством спокон веку, приводил еще святитель Димитрий Ростовский, преставившийся в 1709 году. Описывая события IX столетия первого тысячелетия, он рассказывает, как праотцы Адам и Сиф проразумели, что Бог накажет мир двумя видами казней - водой и огнем. Не зная достоверно, какая из казней случится первой, праотцы поставили два столпа, каменный и кирпичный, написав на них о создании Богом человека, о падении и изгнании из рая, о грядущих казнях нераскаявшихся грешников и спасении праведников. Они написали сие именно на двух столпах, поясняет летописец, потому что если землю прежде постигнет огненная казнь, то каменный столп распадется, но кирпичный сохранится невредимым. Если же первой будет водная казнь, то каменный столп сохранит надписи для рода человеческого.

С не менее конкретной и практической позиции почти тот же вопрос - какой должна быть информационная система, чтобы пережить апокалипсис третьей и четвертой мировых войн? - пытались решить ученые одной из американских военных лабораторий в середине XX века. Они, как мы помним, создали интернет - распределенную систему хранения и обмена данными - и передали его в дар обществу. Наполняемая усилиями миллионов сознательных людей и не очень, эта система неуничтожима теми средствами, которые имеются в распоряжении человечества. Современного, по крайней мере, человечества.

Последняя по времени попытка создать бессрочное хранилище была предпринята, по-видимому, ведомством Грефа: оно поставило было задачу бессрочного хранения информации о титулах собственности. Правда, быстро ее сняло, по традиции - из-за недостатка финансирования, а может, усомнившись, что вопросы собственности еще будут актуальны после водной и огненной казней.

Сущностно алгоритмы хранения, используемые Церковью, вообще лежат вне области технологий. Вечность сохраняемого ею определяется не технологией, а самой природой хранимого - это живая традиция, а не мертвый реестр. Даже каменный и кирпичный столпы разрушило время, а смысл сделанных на них надписей дошел до нас через разрушительные войны, революции, потопы, голод и мор. Любая технология в конечном счете рассматривается Церковью лишь с одного угла: какими принципами руководствуются ее разработчики? Ради чего они это делают - ради наживы, из эгоистических интересов или во благо ближнего?

"Мы исходим из полезности технологий для человека, духовной и физической, - поясняет отец Александр. - Никто не говорит о запрете научных исследований, а только об их этичности. Если мы видим опасность, то Церковь возвышает свой голос, предупреждая, что может быть достигнута грань, за которой смущение, разделение и погибель. Церковь высказывает свое мнение, аще человек Церкви не послушается, мы не вправе войну ему объявить. Господь сам это управит".

Иными словами, если Церковь сочтет технологии полезными для человека, то она и сама будет их использовать, в противном же случае технологии эти все равно бессмысленны и ничего из них не получится, как не получилось построить новую Вавилонскую башню на месте взорванного когда-то Храма.

(При подготовке статьи использовались материалы сайта Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата, //www.russian-orthodox-church.org.ru)