Страхование тоже бизнес

Евгений Решетин
12 мая 2003, 00:00

Страховой бизнес перестает быть кустарным: в прошлом году компании начали показывать реальную прибыль, а рынок в целом - быстро капитализироваться, причем как за счет собственных средств страховщиков, так и за счет вложений инвесторов

Движущая сила любого бизнеса, как известно, прибыль. А прибыль - это не только растущие доходы, но и минимизация расходов. С доходом еще пару лет назад в страховом бизнесе проблем не было: нерисковые виды страхования не приносили никакой головной боли. Будь то "зарплатное" страхование жизни, возвратное медицинское страхование или организация финансовых "схем" для предприятий при помощи имущественного страхования - во всех этих случаях страховая компания спокойно жила на четко определенные комиссионные. Более того, благодаря комиссионным она могла не волноваться по поводу устойчивости своего небольшого рискового портфеля. Но когда этот самый небольшой реальный рисковый страховой портфель вдруг начал резко расти, все изменилось.

Вдруг выяснилось, что автострахование приносит убытки; расходы на продажи, содержание штата и урегулирование страховых случаев крайне высоки; филиалы занимаются самоуправством; медучреждения попросту обворовывают страховщика на "приписках" невыполненных услуг; корпоративные постоянные клиенты не только стабильно приносят деньги в качестве страховых взносов, но и время от времени желают получить возмещение своих убытков, и суммы здесь могут исчисляться миллионами рублей или даже долларов. Новые условия бизнеса потребовали апробации других, более технологичных, подходов в автостраховании, инвестиционной деятельности, перестраховании и маркетинге.

Таковы основные тенденции прошедшего года. И кто из страховщиков окажется через несколько лет на лидирующих позициях, будет зависеть от того, насколько быстро компаниям удастся поменять структуру управления.

О "серых" схемах

Развитие страхового рынка на протяжении последнего года соответствует теоретическим прогнозам. Значительный рост отмечается на рынке реального страхования: наиболее динамично развивались автострахование, страхование имущества организаций, страхование грузов и авиационное страхование.

Несколько ниже были темпы роста на рынке медицинского страхования - развитие страхования крупных клиентов притормозил Налоговый кодекс, повлиявший, кстати, и на снижение нерисковых псевдостраховых медицинских программ. Впрочем, расширения добровольного медицинского страхования можно ожидать уже через несколько лет.

А вот на рынке страхования жизни в 2002 году была и вовсе отрицательная динамика, и пока снижение взносов по соответствующим программам продолжается. Хотя лазейки для "схем" все равно остались, данный вид бизнеса постепенно сходит на нет. Практически все лидеры рынка заявили о прекращении операций в краткосрочном страховании жизни. Некоторые компании уже в 2002 году показали по этому виду "ноль", другие резко снизили обороты. И это вполне логично: как правило, отношения между страховщиком и клиентом строятся на долгосрочной основе, и поэтому полный отказ от нерискового страхования жизни может занять несколько лет, а постепенное сокращение объемов по этому виду требует значительных выплат. Конечно, снижение операций по страхованию жизни в нынешнем контексте надо воспринимать позитивно. Вот только сами страховщики, отказывающиеся от него, сталкиваются с серьезными проблемами. Дело в том, что "зарплатные схемы", несмотря на краткосрочный характер, формально требуют от страховщиков отражения в официальной отчетности значительных (естественно, ничем не подкрепленных) резервов. Следовательно, выход из страхования жизни влечет - опять же формальное - обнуление этих резервов, а значит, в отчетности появляется "прибыль", реально не существующая, с которой, однако, приходится платить реальные, и отнюдь не маленькие, налоги. Ясно, что универсальные компании с подобной ситуацией справятся легко: рост рискового страхования, с одной стороны, дает средства для выплаты налога, а с другой - всегда позволяет варьировать финансовые потоки так, чтобы эту налоговую нагрузку распределить на несколько лет. Те же компании, для которых страхование жизни является превалирующим, ждут большие сложности. Им остается одно из двух: или всеми силами поддерживать объемы взносов по страхованию жизни, или привлекать средства акционеров. Таким образом, выживут ли компании, сделавшие ставку на нерисковое страхование, во многом зависит от того, насколько серьезны их владельцы.

О выплатах

В классическом страховании проблем тоже хватает. Только за год страховщики осуществили как минимум 15 выплат, превышающих миллион долларов. Выплаты растут и в авиационном страховании, где самолеты все чаще страхуются на полную стоимость, и в страховании грузоперевозок, и по строительно-монтажным, и по огневым рискам. Громадную роль страхования в экономике страны показало летнее наводнение на Кубани. Статистика страховщиков говорит сама за себя: только Новороссийский лесной порт получил в качестве возмещения убытков за оборудование и запасы древесины почти 3,5 млн долларов (от "Русского мира" и "Ингосстраха"). Выплаты "Росгосстраха" за пострадавшее имущество населения и предприятий превысили 100 млн рублей. За 1,5 млн долларов перевалили выплаты, которые осуществили компании "Лидер" и СОГАЗ, пострадавшим объектам электроэнергетики и газовой отрасли.

Реальные выплаты страховщиков растут. При этом сохранение в целом по рынку невысокого показателя уровня выплат ни о чем не говорит: надо понимать, что, с одной стороны, значительные объемы деятельности в имущественном страховании приходятся на схемы, подразумевающие нерисковое перестрахование и отсутствие выплат, а, с другой стороны, портфели большинства страховщиков еще настолько неразвиты, что выплаты по ним происходят редко, но зато сразу "встряхивают" весь бизнес компании. В этой связи следует отметить позитивные перемены: если раньше практически все крупные выплаты приходились на "Ингосстрах", то теперь число страховщиков, имеющих опыт успешного урегулирования крупных убытков, растет. Практически все лидеры на практике доказали качество своей работы, выплатив клиентам значительные суммы.

Об убыточности больших портфелей

Если в корпоративном страховании главная проблема - недостаточное развитие клиентской базы с точки зрения стабильности показателей убыточности, то в автостраховании основные сложности связаны с высокой убыточностью именно больших портфелей. То, что у большинства компаний уровень выплат не превышает 50%, не должно вводить в заблуждение. Во-первых, до 30% от взносов составляют агентские комиссионные, а во-вторых, практически двукратный рост портфеля у всех основных игроков обеспечивает возможность выплат по старым договорам за счет новых клиентов. И это хорошо видно на примере РОСНО. Замедление темпов роста взносов по автострахованию, связанное с проведением мероприятий по улучшению качества портфеля, сделало очевидной общую для всех проблему: уровень выплат у компании вырос до 85%. А если проанализировать реальные заключенные страховщиками договоры и убыточность по ним (без учета роста портфеля), то сразу станет видно, что автострахование у них идет "в ноль" или даже "в минус". Ясно, что введение обязательного страхования АГО может только усугубить ситуацию. Через два-три года резкий рост клиентской базы по этому виду закончится, а значит, у страховщиков могут пойти серьезные убытки, и справиться с ними смогут лишь те, кому удастся выстроить грамотную систему управления. Которая, кстати, наравне с ростом капитализации поможет страховщикам и в конкурентной борьбе, активизирующейся с ростом ритейловых продаж, увеличением интереса к страхованию со стороны корпоративных клиентов и приходом на российский рынок иностранного капитала.

Последний, правда, пока не слишком активен (своих проблем в Европе и Америке хватает), а уже работающие на российском рынке фактически стопроцентные "дочки" иностранных компаний ни в чем своих российских коллег не превосходят. Ориентируясь главным образом на представительства иностранных фирм, выбирающих страховщиков по принципу громкости имен, к российскому рынку они относятся весьма своеобразно. Например, из всех страховщиков, входящих в международные страховые группы, лишь "Русь" (ERGO Group) предоставила нам данные о своей деятельности. А, скажем, "AIG Россия", "Ост-Вест Альянс" и "Цюрих-Русь" являются самыми информационно закрытыми страховщиками в России. Подобную скрытность еще можно было бы понять, будь они на голову выше своих российских коллег. Однако даже по российским меркам названные компании не принадлежат к числу лидеров.

О меняющейся структуре

Российские страховщики активно растут - и по объемным показателям, и качественно. В 2002 году 20 компаний показали прибыль, превышающую 1 млн долларов. Для нашего рынка это значительные суммы, и в основном они капитализируются, то есть идут на увеличение капитала. На начало 2003 года у 30 страховщиков собственный капитал превысил 10 млн долларов, причем все чаще в собственных средствах страховых компаний фигурируют не фиктивные векселя, а реальные деньги, вкладываемые в ценные бумаги, недвижимость, высокодоходные проекты или в банковские инструменты. В то же время на рынке начинает зарождаться цивилизованная практика выплаты дивидендов владельцам. Так, компания МАКС приняла решение выплатить по итогам 2002 года дивиденды на общую сумму 212,8 млн рублей. Платит дивиденды и "Ингосстрах" - 25 копеек на одну акцию номиналом 1 рубль.

Другая сторона изменения структуры рынка - появление новых подходов к ведению бизнеса. Все лидеры уже разработали четкие стратегии развития и принимают меры по модернизации систем управления.

Новый этап деятельности начался в 2002 году у Промышленно-страховой компании (ПСК). После того как группа "НИКойл" приобрела 100% акций компании, полностью изменилась стратегия ее развития. Пока говорить о результатах рано (по всей видимости, ПСК требует самой большой перестройки из всех ведущих российских страховщиков), однако рост рискового страхования в компании налицо.

Кардинальные изменения в 2002 году произошли еще в двух компаниях - "Прогресс-Гарант" и "Россия". Владельцы "Прогресс-Гаранта" до сих пор спорят с бывшими топ-менеджерами о правильности их финансовой политики и заново отстраивают систему управления. А сами топ-менеджеры, ушедшие в "Россию" (до этого за год дважды сменившую хозяев), заявляют о новом этапе развития именно этой компании, о ее переориентации на ритейловый бизнес. Впрочем, современная ситуация и в ПСК, и в "Прогресс-Гаранте", и в "России" действительно позволяет говорить о стабилизации этих компаний и окончательном формировании у них команд профессиональных управленцев.

У остальных лидеров рыночного страхования перемены не столь масштабны, однако по своему глубинному смыслу не менее значимы. Изменение качества клиентской базы в автостраховании, привлечение новых корпоративных клиентов, формирование качественной и при этом относительно недорогой перестраховочной защиты за рубежом, снижение издержек на продажи, использование новых информационных систем, позволяющих работать на федеральном уровне, переход на западные стандарты управления и отчетности - вот основные задачи, которые сейчас решают лидирующие на российском рынке реального страхования "Ингосстрах", "РЕСО-Гарантия", РОСНО, Страховой дом ВСК. С новой рыночно ориентированной стратегией в 2002 году определились "АльфаСтрахование", "Спасские ворота", "Энергогарант" и "Гута-Страхование".

О кэптивах и отраслевиках

Активизируются кэптивные и отраслевые страховщики. Особенно активна страховая группа "ЛУКойл", постепенно уходящая из-под прямого управления одноименной нефтяной компании и ставшая одним из участников вновь созданного финансового холдинга "Капиталъ".

Следует отметить деятельность и еще двух корпоративных страховщиков. Компания "Согласие", входящая в холдинг "Интеррос", по сути стала идеологом развития обязательного страхования АГО. А газпромовский страховщик СОГАЗ, объединившийся с "Газпроммедстрахом", также претендует на звание одного из лидеров российского рынка по объему располагаемых финансовых средств.

Если анализировать отдельные сегменты рынка, то следует отметить: лидерство "Русского страхового центра" в страховании грузоперевозок военного назначения; резкие качественные скачки в автостраховании, которые совершили "РЕСО-Гарантия", Страховой дом ВСК, "НАСТА-Центр", "Гута-Страхование", МАКС и "Авест-Классик" (естественно, каждая на своем уровне); показатели "Гефеста" в классическом страховании строительно-монтажных рисков и участие компании в одном из самых сложных проектов - страховании строительства Лефортовского тоннеля в Москве; второе место "Нефтеполиса" в страховании водных судов, завоеванное благодаря победе в тендере на страхование проекта "Сахалин-1"; резкое увеличение объемов перестраховочной деятельности "Транссибом Ре"; 30-е место не зависящей ни от кого компании "Отечество" на сугубо кэптивном рынке добровольного медицинского страхования.

Особняком стоит "Росгосстрах", по сути состоящий из разбежавшихся в постперестроечные годы региональных "дочек" и долгое время по старой памяти в большинстве регионов ориентировавшийся на "бедных" клиентов, ненужных другим страховщикам. 2002 год дал надежду, что ситуация может измениться и холдинг возродится как единая, управляемая из центра структура.

О внешней поддержке

В плане разработки стратегий ведения бизнеса и принятия решений по определенным проблемам существенную помощь могут оказать либо специалисты иностранных страховых компаний, либо специализированные консалтинговые фирмы. В первом случае оказание консалтинговых услуг происходит либо безвозмездно - в рамках европейской программы поддержки российского бизнеса TACIS, либо в рамках развития "дочек" (например, компанию РОСНО консультируют специалисты ее акционера - немецкой группы Allianz).

Во втором случае, как правило, страховщики обращаются к признанным лидерам международного рынка консалтинговых услуг. Так, группа "АльфаСтрахование" для анализа коэффициента производственной деятельности привлекала специалистов Ernst & Young, сотрудничала с PricewaterhouseCoopers, разрабатывая систему мотивации для продающих подразделений. Промышленно-страховая компания обращалась за выработкой рекомендаций по стратегическому развитию бизнеса в McKinsey, "Прогресс-Гарант" за финансовыми консультациями - в Ernst & Young и KPMG, а Страховой дом ВСК за рекомендациями по финансовому управлению филиалами - в PricewaterhouseCoopers. Среди российских консалтинговых фирм можно выделить Калининградский институт международного бизнеса (помощь в разработке стратегии группы НАСТА), "Метеор консалтинг" (управление персоналом в "Ингосстрахе").

Тесное сотрудничество между страховщиками и профессиональными консультантами отмечается в сфере информационных технологий. Спрос на услуги IT-компаний особенно сильно вырос в последнее время, когда страховщики поняли, что после введения обязательного страхования АГО столкнутся с резким ростом клиентской базы. Лидером в области разработки IT-стратегий для страховщиков в настоящее время является компания IBS, в 2002 году завершившая два крупных консалтинговых проекта по разработке IT-стратегии и созданию архитектуры корпоративной информационной системы в "Прогресс-Гаранте" и "АльфаСтраховании". К внедрению системы управления финансово-хозяйственной деятельностью IBS Insurance приступила Московская страховая компания. В качестве других примеров можно привести разработку компанией Accenture комплексной IT-стратегии для корпорации "НИКойл" и Промышленно-страховой компании. СОГАЗ планирует начать построение системы стратегического управления предприятием, поддерживаемой технологиями и программными продуктами компании SAP. Интегрированную систему автоматизации фронт-офиса для Страхового дома ВСК создает компания "Компьютерные системы для бизнеса - CSBI".

Страховые организации, имеющие высокий рейтинг надежности (классы A, A+, A++)

"Авиа" (Красноярск) A АФЕС A+ Страховой дом ВСК A++ "Ингосстрах" A++ Индустриальная перестраховочная компания A++ "Москва Ре" A+ "НАСКО Татарстан" (Казань) A "Нефтеполис" A+ "Прогресс-Гарант" A+ "РЕСО-Гарантия" A++ РОСНО A++ "Россия" A+ "Русский мир" (Санкт-Петербург) A+ Русский страховой центр A+ "Согласие" A+ "Спасские ворота" A+ "Шексна" A+ "Энергогарант" A+ "ЮжУрал-АСКО" (Челябинск) A+ BTA (Рига, Латвия) A++ "Транссиб Ре" A++Re

В списке указаны все страховые организации, имеющие официальные рейтинговые оценки на 1 мая 2003 года. Три компании отказались от публикации рейтинга.

Новый рейтинг

Рейтинговое агентство "Эксперт РА" присвоило рейтинг A+ (высокий уровень надежности со стабильными перспективами) страховой компании "Шексна". Компания входит в группу "Северсталь", однако выгодно отличается от большинства кэптивных страховщиков тем, что делает ставку на развитие классического страхования. "Шексна" обладает значительным финансовым потенциалом - как за счет собственных средств, так и за счет накопленных резервных фондов. Суммарная величина ликвидных активов компании, размещенных в банковские инструменты и котируемые акции, составляет более 950 млн рублей. Крупные промышленные риски группы компания перестраховывает на международном рынке через брокера Willis.

Методика размерных классов

Традиционно страховщиков принято ранжировать по размеру собранных за год взносов либо по величине совокупных активов на определенную дату. Однако оба этих метода неоднократно и небезосновательно критиковались.

Учитывать или нет взносы по страхованию жизни? А если нет, то почему? Аннуитеты - деятельность абсолютно законная, а неклассических "схем" и в других видах страхования хватает. Может ли страховщик считаться лидером рынка, если он является фронтирующей компанией, то есть все собранные взносы передает дальше в перестрахование? Как различать кэптивные компании, ориентирующиеся на обслуживание отдельных клиентов, и универсальных страховщиков, активно работающих на открытом страховом рынке? Насколько у страховой компании, находящейся вверху какого-либо ранжированного списка, финансовые и статистические показатели сбалансированы? Достаточны ли ее собственные средства для тех объемов рисков, которые она на себя принимает?

Полноценно оценить "качество" страховой компании можно только путем проведения полноценной рейтинговой оценки. В настоящее время рейтинги имеют уже многие лидеры российского страхового рынка. Однако получение рейтинга - дело сугубо добровольное, а на рынке работает много страховщиков, масштабы деятельности которых интересны для их клиентов. Именно поэтому в этом году мы впервые сознательно отказались от публикации списка страховщиков, ранжированных по взносам. Этот список, иллюстрирующий деятельность 200 компаний, динамику их развития и уровень выплат, размещен на сайте www.raexpert.ru/insurance. В "Эксперте" же мы публикуем сводную таблицу, в которой все страховые компании относятся к различным размерным классам. И только в рамках своего размерного класса они для удобства ранжируются по величине взносов.

Страховая компания может быть отнесена к одному из двенадцати размерных классов: от 1-а (максимальный) до 6-б (минимальный).

Первый компонент (цифра от 1 до 6) характеризует развитие компании с точки зрения финансовых и объемных характеристик деятельности. Он определяется тремя показателями:

- страховыми взносами, собранными компанией за год по всем классам бизнеса по прямому страхованию и перестрахованию;
- собственными средствами;
- ликвидными активами, соответствующими страховым резервам компании по классическим видам страхования и собственным средствам.

Второй компонент (буква "а" или "б") характеризует развитость клиентской базы компании и ее географию деятельности. Он также определяется тремя показателями:

- количеством классов бизнеса, в которых компанией заключено значительное число договоров;
- зависимостью компании от отдельных клиентов;
- числом реально действующих филиалов.

В таблице приведена информация лишь по тем компаниям, которые предоставили "Эксперту" свои данные. Деятельность информационно закрытых страховщиков умышленно не освещается. Компании, подтвердившие свои данные официальными формами отчетности, выделены жирным шрифтом.

Анализ полной базы данных по рынку свидетельствует, что классы 1 и 2 в таблице отражены практически в полном объеме, возможно, за исключением двух-трех компаний. В классы 3 и 4, по нашим оценкам, помимо указанных в таблице могут попасть еще до 50 российских страховых компаний (большинство - в классы, содержащие компонент "б").