Культурный переворот

Анна Старобинец
19 мая 2003, 00:00

За два года Александр Пономарев полностью изменил облик своего телеканала. Архаичную, нелепо оформленную и никому не нужную "Культуру" он превратил в актуальный, постоянно развивающийся проект. И если раньше канал был просто посвящен культуре, теперь ему самому удалось стать полноценным культурным событием

Канал "Культура", живущий на государственные деньги, занимает привилегированное положение на российском телевидении. Ему не надо привлекать рекламу, не обязательно думать о рейтингах, он может позволить себе быть каким угодно: интеллектуальным и утонченным - или пафосным, многословным, старомодным... Ему отведена роль своеобразного оазиса, который существует вне политики и экономики - в чистом и бескровном мире искусства.

Понятно, что благодаря таким привилегиям канал рискует потерять обратную связь со зрителем, превратиться в скучную, никому не интересную "вещь в себе", невесть зачем заполняющую эфирное время. Собственно, до недавнего времени именно такую нишу и занимала "Культура". Когда шесть лет назад канал появился на свет, многие считали проект мертворожденным. Никакой четкой (или даже туманной) концепции развития не было, и за неимением оной "Культура" избрала для себя почетную роль хранилища всевозможных абстрактных Ценностей и Традиций, милых сердцу некоего условного интеллигента. Хранилище это сильно отдавало советским душком, лубочные заставки с березками наводили тоску, а высокопарно-назидательный тон отпугивал зрителей, вместо того чтобы прививать им вкус к чистому и высокому.

В поисках зрителя

Ситуация начала улучшаться лишь с мая 2001 года - когда генеральным директором "Культуры" стал Александр Пономарев, пришедший с ТВ-6. Правда, очевидные для зрителя изменения появились лишь к весне 2002-го. Первый же год Пономарев в основном занимался практической стороной дела. Разместил работников канала, которые до этого сидели в нескольких арендованных помещениях, в Доме радиовещания и звукозаписи. Здание, находившееся в полнейшем упадке, переоборудовал в современный телевизионный комплекс. Добился установки спутникового вещания, без которого канал был недоступен во многих регионах - даже в Петербурге.

Следующим шагом стало изгнание MTV, с которым "Культура" до тех пор делила частоту. Соседство это действительно выглядело довольно абсурдно: MTV и "Культура" были, можно сказать, антиподами - по крайней мере, предназначались для двух полярных аудиторий. Как-то в одной из передач MTV (приглашенные в студию юноши и девушки просматривали новые клипы и те, что им не нравились, должны были "отправлять в отстой") раздраженная девочка в красной бейсболке ехидно посоветовала музыкантам, сделавшим старомодный клип: "Отправляйтесь в отстой, туда, где старая рухлядь, на канал 'Культура'! Вы очень понравитесь моей бабушке!"

Место MTV на пятой кнопке заняли Euronews, а "Культура" вскоре увеличила время вещания: с 10.00 до 01.00. Вот тогда-то и появилась новая "Культура". Через пять лет после возникновения канала руководство его впервые по-настоящему задумалось о формировании концепции, о том, на какого, собственно, зрителя рассчитывать.

Западные аналоги "Культуры"

Arte
Из западных каналов франко-германский Arte больше всего соответствует "Культуре" по стилю и тематике, хотя и имеет куда более публицистическую направленность. Во Франции у Arte примерно такие же рейтинги, как у "Культуры", - около 4%. В Германии - 0,8%, что тоже немало для одного из сорока кабельных каналов. Вещание идет на немецком и французском языках (по выбору). Наиболее популярные передачи - тележурнал "8 1/2" - программа новостей со всего мира, ток-шоу "Тема вечера" - там могут обсуждаться любые общественные и культурные темы, документальные фильмы-биографии знаменитых людей. Значительную часть эфира занимают художественные фильмы - как правило, артхаус.

TV-5
Французский канал ТV-5 считается третьим в мире открытым глобальным спутниковым каналом после MTV и CNN. Это некоммерческий франкоязычный канал, его главные учредители и акционеры - публичные каналы и правительственные организации Франции, Канады, Бельгии и Швейцарии. В сетке передач преобладает кино, культурные тележурналы (например, Cercle du Cinema), ток-шоу, образовательные программы (в рубрике "Ночной университет") и новости. Однако по своему замыслу TV-5 - канал патриотический. Своей задачей он считает отстаивание "франкоязычного" взгляда на мир. "Мы вещаем на французском и не отрицаем, что даем 'франкоязычную точку зрения' - мы даем ее намеренно, для того, чтобы уравновесить англоязычный информационный мейнстрим", - объяснил "Эксперту" Патрик Риве, директор по маркетингу TV-5 Monde.

MDR Kultur
Немецкий развлекательный телеканал. В программе - по большей части музыка. Кроме того - кинофильмы, новости, ток-шоу.

EinsFestival
Немецкий образовательный телеканал. Больше всего внимания уделяется искусству, трансляциям немецких театральных постановок, различным международным фестивалям.











- C самого начала был выбор между двумя вариантами развития, - говорит Александр Пономарев. - Можно либо "нести культуру в массы", то есть популяризировать ее, либо создать канал для тех, кто уже внутри культуры. Кому не надо объяснять, что есть большая литература, хорошая музыка. На самом деле, ответ на этот вопрос был далеко не очевиден. Канал ведь открытый, существует на деньги налогоплательщиков, на государственные средства. Однако достаточно быстро мы пришли к выводу, что ориентироваться на "массы" - тупиковый путь развития.

- Почему?

- Давайте представим себе человека, который принципиально не интересуется классической музыкой. Он не так был воспитан, не так образован, в силу разных причин он ее не любит, не понимает и не хочет понимать. И вот на одном канале идет некий эстрадный концерт, а на другом - запись по трансляции из Большого зала Консерватории произведений Шнитке. И что, мы всерьез можем рассчитывать, что этот человек вдруг возьмет и выберет нас? Нет, популяризация - это как раз задача тех каналов, которые настроены на широкую публику и имеют широкую публику. Такие примеры, кстати, уже есть и на ОРТ, и на РТР. Например, программа "Цивилизация". Человек, посмотрев боевик и случайно оставшись у телевизора, вдруг обнаружит, что ему это любопытно. И потом, при популяризации нужно суметь увлечь формой, яркостью картинки, парадоксами. Это задача других каналов. Наша же аудитория либо уже находится в поле "высокой культуры", либо готова к тому, чтобы в этом поле оказаться. И ей мы предоставляем то, чего на других каналах просто быть не может: например, трансляцию "Лебединого озера" из театра Немировича-Данченко или балета Ролана Пети. Или вечер Губайдулиной из Казани. Или - что совсем уж неприемлемо для любого другого канала - неспешное, подробное телеисследование творчества Булгакова и Достоевского.

- Вы ориентируетесь на какие-то западные аналоги?

- Да, в общем-то не на что ориентироваться. Каналов, идентичных по концепции, я не знаю. Ни Четвертый канал BBC, ни франко-немецкий Arte не подходят. Мы шире и демократичнее.

Канал Arte на сегодняшний день - это, скорее, канал для интеллектуалов, работающих в самых разных областях. Он сосредоточен в основном на общественно-политической проблематике. За минувшие два-три года там резко увеличилась доля дискуссий, публицистических программ, где собирается интеллектуальная элита и обсуждает самые разные проблемы. Это, конечно, привлекательная схема. Но у нас иная позиция. Мы стараемся соотносить то, что происходит сегодня, с традицией. "Культура" - в большой степени просветительский канал.

От ностальгии к эпатажу

"Культуре" были необходимы новые телевизионные форматы - на канале появились ток-шоу: "Культурная революция", "Апокриф", "Школа злословия". Из них, пожалуй, только "Апокриф" выдержан в "высококультурном" стиле: передача концентрируется в основном на сугубо профессиональных литературоведческих аспектах, попутно выполняя функцию просветительскую. А вот "Культурная революция" и уж тем более "Школа злословия" явно рассчитаны на того самого массового зрителя, от которого так открещивается руководство канала. Ведущие обоих ток-шоу - министр культуры Михаил Швыдкой, известная писательница Татьяна Толстая и популярная журналистка и сценаристка Дуня Смирнова - самые что ни на есть "публичные" люди, приманка для тех, кто в основном обретается "вне поля высокой культуры".

За один год Пономарев совершил на канале настоящий культурный переворот. По итогам 2002 года "Культура" была выдвинута на ТЭФИ в семи номинациях, и именно "Культурная революция" победила в номинации "Лучшее ток-шоу". Вторую ТЭФИ "Культура" получила за лучший телевизионный дизайн - это при том, что прежнее оформление канала, пошлое и уродливое, вызывало в лучшем случае недоумение.

Обновленный канал, безусловно, привлек к себе внимание. Смотреть и обсуждать "Культуру" стало модно. Однако рейтинги ее по-прежнему невысоки: по данным агентства Gallup, среднесуточная доля по Москве колеблется вокруг 4% (по России этот показатель меньше примерно в два раза). Это лишь немногим больше, чем два года назад: тогда среднесуточная доля по Москве составляла примерно 3,5%. Словом, массовый зритель так и не переключился на "Культуру" - но его, собственно, и не звали.

Однако делая ставку на элиту, "Культура" порой ее же и отпугивает: неповоротливый хвост-атавизм все еще тянется за каналом. Конечно, с ситуацией конца 90-х сегодняшнюю просто не сравнить. Тогда "Культура" была насквозь пронизана советской эстетикой - сейчас осталась лишь легкая ностальгия. Но спортсмены и космонавты из недавнего героического прошлого или участники развеселых капустников нет-нет да и появятся на экране. Понятно, что "Культура", сознательно опираясь на традицию, в какой-то мере видит себя преемником советского телевидения. Однако под традицией подразумевается все же другое - телеспектакли, золотой фонд отечественной фильмотеки, передачи об истории страны.

По счастью, советские космонавты и юмористы - теперь уже редкие гости на "Культуре". Из явления архаичного канал превратился наконец в развивающийся, актуальный телепроект. Едва ли сейчас его окрестит "отстоем" и "старой рухлядью" модная молодежь.

- На ток-шоу "Культурная революция" вы можете позволить себе пригласить молодых скандальных писателей, пишущих матерные романы. Каковы ваши границы приемлемости, если говорить о противопоставлении "культура-бескультурье"?

- Канал воспринимает культуру прежде всего как искусство. Но под искусством мы подразумеваем не только результат, но и процесс. Поэтому мы не ограничиваемся классиками и признанными мастерами, уже вошедшими в историю. Кроме авторитетов ведь существуют и такие персонажи, по поводу которых еще не все согласились, что они - "явления". Мы пытаемся охватить все поле. Так что иногда обращаем внимание и на тех, кто эпатирует, шокирует, производит что-то на первый взгляд малоприемлемое. Я не против радикального - если это все-таки находится в поле достаточно высокой культуры.

- Вы не боитесь, что несколько ностальгическое настроение "Культуры" помешает вам завоевать молодую аудиторию?

- Прелесть позиции, которую занимает канал, заключается в том, что он ничего не боится. Он занимается в основном серьезным искусством - исследует, вглядывается в него. Его интересует не наносное, а глубинное в культуре - процессы, тенденции, явления. Чего здесь бояться? Все может измениться, а это останется. А насчет молодой публики - нет таких опасений. Я не думаю, что, чтобы завоевать молодых, нужно подбирать для них персонажей, которые только кривляются и оригинальничают. Или отдавать приоритет какому-нибудь Энди Уорхолу. Кроме того, возникает вопрос, какое "молодое поколение" вообще подразумевается. Можно взять за основной критерий некие возрастные признаки и выбирать в соответствии с ними яркие, кричащие "игрушки". Наверное, это будет привлекательно для достаточно широкой массы. Но мы не хотим ориентироваться на молодое поколение, исходя из признаков, которыми пользуются рекламодатели. Мы-то пребываем в уверенности, что существует какая-то часть молодых, которая ходит в музеи, в Большой зал Консерватории, читает серьезные книжки. Думаю, мы должны что-то делать именно для этих молодых. Я уверен, что те, кто находит какие-то прелести в Пелевине, знают, и что такое Бунин, и вообще достаточно хорошо ориентируются в мастерах слова. Кстати, сейчас "культурной" молодежи стало гораздо больше, чем раньше.

- Вы, кажется, оптимист?

- Да не то чтобы оптимист... Я просто хожу в Большой зал Консерватории. Достаточно давно и регулярно. И вижу, как меняется публика. Иногда брожу по всяким форумам и чатам в Интернете. Там тоже многое изменилось. Если раньше признаться в том, что "я, мол, люблю классическую музыку", было довольно странным поступком, сейчас это, наоборот, модно. Сейчас странно сказать: "Я слушаю попсу". Или взять книжный магазин "Москва" - посмотрите, кто там толчется - молодежь. И у каких прилавков толчется? Ну, Паоло Коэльо моден - ну купили Коэльо. А дальше-то куда идут? Еще недавно все бросались к детективам. Теперь же их обходят стороной. Посмотрите, на чем стоят таблички "лидеры продаж". Это и классика, и специальная литература, и историческая. Так что у моего оптимизма довольно реальная основа.

Вторжение в культуру

За прошлый год из федерального бюджета на нужды канала было выделено около 19 млн долларов. Примерно сопоставимую сумму составили деньги, которые "Культура" получила по различным договорам от государственного холдинга ВГТРК "Россия". Коммерческие же средства не составляют и одного процента от общего бюджета канала. Однако есть все основания полагать, что скоро долю коммерческих вложений удастся увеличить. Если раньше канал представлял собой что-то вроде почетной телерезервации, то сейчас Александр Пономарев вывел для него новую формулу успеха: не смотреть на культуру со стороны, а стать частью культурного процесса, самостоятельно его формировать. Только так, по мнению Пономарева, можно привлечь внимание инвесторов.

- Вы нередко покупаете документальные ленты у западных каналов, например BBC. А есть планы снимать что-то свое?

- Конечно, есть. Только, как правило, нам хватает денег на то, чтобы купить права показа, но не хватает, чтобы производить. Это на порядки дороже.

- Можно ли как-то изменить ситуацию? Вы собираетесь и дальше оставаться на господдержке?

- Я совершенно убежден, что основой финансирования нашего канала должна быть государственная поддержка. С другой стороны, чтобы государство давало каналу больше денег, мы должны продемонстрировать, что это не просто заповедник интеллигенции, который нужно беречь. Нам нужно активно вторгаться в современный культурный процесс. Вопрос о том, как привлечь деньги на канал, - это, мне кажется, вопрос о захватывающих проектах. И захватить они должны именно тех, кто готов дать деньги. На сегодняшний день очевидно оживление культурной жизни, и многое делается именно на деньги частные. Гастроли организуют Альфа-банк, МДМ-банк, "Русский алюминий". Словом, немалые деньги вкладываются частными компаниями в искусство. В телевидение про искусство - пока нет, и это естественно: они ведь стремятся создавать события. Так что мы сейчас думаем о телепроектах, которые не просто демонстрировали бы культурные события, но сами таковыми являлись.

- Например?

- Это могут быть документальные сериалы. Или фиксация на пленку театральных спектаклей - когда мы не просто делаем запись трансляции, но переносим спектакль в павильонные декорации, снимаем много дней, добиваемся, чтобы театры не несли никакого ущерба, то есть платим гонорары, оплачиваем права и так далее. И продаем потом этот спектакль на носителе - на CD или DVD. Это, мне кажется, куражный и очень ценный проект. Ведь десять лет прожили - и ничего нет в архиве. За исключением того, что лежит у нас на канале. Кому-то же мы должны потом показать театральные работы нынешних кумиров, того же Фоменко. Не исключено, что на этот проект найдутся желающие. Есть еще телетеатр - та же театральная постановка, только не для сцены, а специально для телевидения. Это особый жанр, он предполагает гораздо большую степень интимности между зрителем и постановкой, чем в театре. Но все это возможно затевать, только рассчитывая на целый проект, а не на одноразовый спектакль. Надеюсь, мы поставим телетеатр на поток уже в следующем году.