Открыть Америку в Америке

Владимир Малявин
9 июня 2003, 00:00

История поверяет свой провиденциальный смысл посредством невероятных совпадений. Колумб хотел попасть в древний мир Азии, а открыл "новое небо и новую землю". Судьба Америки - быть началом и концом, Альфой и Омегой истории, и поэтому к ней не пристает ничего "культурно-исторического". Кто-то в Европе назвал американцев "дикарями небоскребов" - единственным доисторическим племенем третьего тысячелетия. Вопрос в том, где найти такого наблюдателя, который мог бы превзойти американский горизонт и обозреть разом "начала и концы" мира. Сила Америки - не просто в деньгах или военной мощи, а в том, что никто не может обещать большего, чем она. Отсюда и высокий пафос американской политической риторики, малопонятный в остальном мире.

Европейцы требуют от Америки критического отношения к самой себе. Но Америка указывает глубину, которую не способна охватить классическая европейская рефлексия. Радикальнее и потому, наверное, точнее всех высказался Бодрийяр: американская жизнь - как вышедшие на поверхность глубинные геологические пласты, и она фантастичнее самой смелой мечты, ибо в ее блеске и шуме зияет неисповедимая глубина "здесь и теперь".

Urbi et orbi, "городу и миру", говорили древние. Америка - гордый град, который требует открытого общества, но не способен говорить с миром. В глазах Америки любая попытка замкнуть общечеловеческие ценности на своей культуре есть слабость и грех. Ответственные же за грехи истории выбираются весьма произвольно, часто в силу побочных обстоятельств. С ними не воюют - их просто, как нечестивцев, вычеркивают из списка живущих. Ответом - столь же асимметричным - на эту педагогическую абстракцию является современный терроризм с его страстью к физическим мучениям, которые напоминают о реальности тела.

Америка была до последнего времени колонизуемой, приграничной страной. Теперь она стала границей мира. Ни Америку, ни мир переделать невозможно. Но можно и нужно - и в этом заключается ответственность Америки перед миром - научиться жить по пределу опыта: открыть опыт предельности существования, который и есть простейший и реальнейший факт человеческой жизни. Мы должны осознать возможность и необходимость этической революции, которая сделает высшей ценностью смирение: умение жить в мире и с миром. Это значит: умение принять первичность Другого. Как тут не сослаться на мудрость китайского патриарха Лао Цзы: "Если большое государство поставит себя ниже малого, оно будет владеть им. А если малое государство поставит себя ниже большого, оно тоже будет владеть им". Как еще можно достичь мира в мире?