Поиск своей колодки

Русский бизнес
Москва, 16.06.2003
«Эксперт» №22 (376)
Для того чтобы стать крупными национальными игроками, нашим обувным компаниям необходимо уметь не только оптимизировать производство, но и создавать брэнды, понятные массовым покупателям

Ежегодная обувная выставка "Мосшуз" пестрит обувными брэндами. Многие из них на итальянский манер, иные - на французский, и совсем немногие говорят о российском происхождении товара. Спрашиваю у любезно согласившегося сопровождать меня обувщика, кто за этими именами стоит. "Деньги - русские, производство в основном - китайское, - говорит он мне. - Девяносто процентов представленной на выставке обуви сшито в Китае. Вон те, видите, наши, 'косят' под французов - на самом деле шьют в Китае. Вот эти, с итальянским брэндом, тоже шьют в Китае. И вон тот известный немецкий производитель - давно шьет в Китае. Сегодня шестьдесят процентов мировой обуви шьется в Китае, а из той обуви, что представлена cегодня на российском рынке, порядка восьмидесяти процентов китайского производства". - "А в России шьют?" - спрашиваю я своего собеседника. "В России сегодня невыгодно производить. Нормального качества добиться можно, а вот по цене совсем невыгодно - разница в себестоимости, по сравнению с Китаем, минимум тридцать процентов".

Поэтому не остались в стороне от мировой тенденции производить в Китае и российские компании, такие как "Терволина", "Ж", "Пальмира", "Эконика", М-Shoes, TJ Collection, Carlo Pazolini и другие. Большинство из них не имеют собственных средств производства и инвестируют в производство обуви как в России, так и за рубежом по принципу аутсорсинга. Они сами создают свои коллекции, размещают заказы на производстве и продают готовую обувь на рынке либо оптом, либо в розницу, в том числе и через собственные розничные сети. В противовес челночникам и мелким оптовикам эти компании называют себя системными игроками. Доля их на российском обувном рынке составляет порядка 25-30% (остальную часть рынка заполняют сотни компаний, импортирующих дешевую обувь - около 60-65% рынка, компании, обслуживающие дорогой, бутиковый сегмент - около 5%, и обувные фабрики, оставшиеся с советских времен, - не более 5% рынка).

После кризиса 1998 года, когда многие из системных обувных игроков обратили свой взор на российское производство и начали загружать заказами российские фабрики, в отечественном легпроме начали поговаривать, что новоявленные обувщики смогут создать новую российскую обувную промышленность и полностью обслуживать внутренний рынок. Однако, как оказалось, до этого еще очень далеко. Во-первых, за последние годы обувные компании сильно сократили объемы заказов на российских фабриках, предпочитая им более мобильных и энергичных китайских производителей. Во-вторых, отсутствие внятных рыночных концепций и примитивная внутренняя структура управления пока не позволяют нашим обувным компаниям совершить качественный рывок и превратиться в крупных эффективных игроков, способных формировать собственный рынок.

От торговли к ремеслу

На сегодняшний день среди системных обувщиков нет крупных, по западным меркам, компаний. Крупной на российском обувном рынке считается компания, оборот которой 40-60 млн долларов, а в Германии у крупной обувной компании оборот минимум

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (376) 16 июня 2003
    Налоговая реформа
    Содержание:
    Отложенная революция

    Если депутатам удастся резко снизить единый социальный налог, это не только выведет зарплаты из тени и поддержит экономический рост, но и инициирует реформу всей социальной сферы

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама