Отложенная революция

Екатерина Шохина
16 июня 2003, 00:00

Если депутатам удастся резко снизить единый социальный налог, это не только выведет зарплаты из тени и поддержит экономический рост, но и инициирует реформу всей социальной сферы

Шестого июня Госдума приняла в первом чтении поправки в главу Налогового кодекса о едином социальном налоге, подготовленные группой депутатов во главе с председателем бюджетного комитета Александром Жуковым.

Новая регрессивная шкала единого социального налога позволит, по мнению депутатов, с 2005 года снизить реальную налоговую нагрузку на работодателя в среднем на 6-7%, что, несомненно, станет стимулом для массового вывода зарплат из тени.

Виртуальная регрессия

Налог на труд в России состоит из двух частей: из подоходного налога в размере 13% и единого социального налога (ЕСН) в 35,6% (по мере роста зарплат к нему применяется регрессивная шкала) от фонда оплаты труда соответственно. Первый налог уплачивает непосредственно сам работник, а второй - работодатель.

Единый социальный налог был введен в 2001 году. Он заменил страховые взносы в государственные внебюджетные фонды. Нынешний ЕСН поступает в федеральный бюджет, а из него уже направляется во внебюджетные фонды - пенсионный, медицинский и страховой. Когда вводили ЕСН с регрессивной шкалой, исходили из того, что это снизит нагрузку на фонд оплаты труда, упростит саму процедуру налогового учета и тем самым будет способствовать выводу зарплат из тени. Однако практика показала, что ожидаемый от применения ЕСН эффект не получен. Поскольку даже с учетом регрессивной шкалы серые схемы обходятся дешевле, чем совокупная налоговая нагрузка на зарплату.

Ныне действующая регрессия начинается ставкой налога 20% для тех работодателей, чьи работники получают от 100 до 300 тыс. рублей в год; для тех, у кого годовой доход от 300 тыс. до 600 тыс., ставка ЕСН понижается до 10%, и с дохода свыше 600 тыс. рублей в год взимается 2% от фонда оплаты труда. "Реально ощутить регрессию может лишь тот работодатель, чьи работники получают более 100 тысяч рублей в год или более 8 тысяч рублей в месяц, а таких у нас очень мало, - пояснил 'Эксперту' генеральный директор Координационного совета объединений работодателей России (КСОРР) Олег Еремеев. - В настоящее время в большинстве отраслей экономики доступ к регрессивной шкале имеет лишь незначительная часть от общего числа их работников - 6,6 процента в химической и нефтехимической промышленности, 7,5 процента - в машиностроении и металлообработке, 5,6 процента - в промышленности строительных материалов, 1,6 процента - в легкой промышленности". Регрессия распространяется лишь на тех работодателей, которые в течение всего предшествующего налоговому периоду года выплачивали работникам зарплаты, подходящие под ставки регрессивной шкалы зарплаты.

Не способствовало выводу зарплат из тени и то, считает г-н Еремеев, что обещанного упрощения самой процедуры начисления и уплаты ЕСН не произошло. На деле одних только платежных поручений стало больше (шесть вместо четырех). Все это лишь осложнило жизнь не только бухгалтерам предприятий, но и налоговым органам, о чем неоднократно говорило руководство Министерства по налогам и сборам.

Битва за ЕСН

О том, как дальше реформировать единый соцналог, и бизнес, и правительство задумались уже около года назад.

На концептуальном уровне, стало быть, необходимость реформирования никем не оспаривается, все споры - вокруг самих ставок и сроков их введения. Наиболее радикальный вариант предлагало Минэкономразвития. Оно предлагало снизить ЕСН до 25% уже в 2004 году, а образующийся дефицит внебюджетных фондов погасить, в частности, за счет средств выделяемого из бюджета стабилизационного фонда. Министерство финансов возражало и предлагало поэтапное снижение налоговой нагрузки: в 2004 году уменьшить НДС, в 2005 году - ЕСН, а средства стабилизационного фонда сохранять как резерв на случай падения цен на нефть.

Битва за снижение ЕСН продолжалась в правительстве вплоть до конца апреля этого года, когда было принято компромиссное решение - снизить в 2005 году базовую ставку единого социального налога с 35,6 до 26%. По подсчетам Минфина, это облегчит налоговую нагрузку на экономику более чем на 1% ВВП.

И тут инициативу перехватили депутаты. Принятый в первом чтении законопроект, подготовленный бюджетным комитетом Госдумы, предлагает решительное снижение ставок единого социального налога и изменение границ регрессивной шкалы. Ставки ЕСН депутаты видят такими: при величине годовой суммы облагаемого дохода до 50 тыс. руб. налоговая ставка равна 30%, при доходе от 50 до 600 тыс. руб. - 15% от суммы, превышающей 50 тыс. руб., а при доходе свыше 600 тыс. руб. - 5% от суммы, превышающей 600 тыс. руб. "Смысл нашей инициативы в том, чтобы резко, примерно на четверть, снизить эффективную ставку ЕСН, - сказал 'Эксперту' один из авторов законопроекта зампред бюджетного комитета Михаил Задорнов. - Сейчас действующая эффективная ставка - 28-30 процентов. Мы предполагаем понизить эту ставку примерно до 22-23 процентов. При таком снижении мы хотим добиться расширения налогооблагаемой базы через легализацию зарплат. 22-23 процента - это тот рубеж, после которого зарплаты станут выходить из тени. Порог регрессии в 50 тысяч рублей, кажется нам оптимальным, поскольку уже сейчас средняя по стране зарплата - 60 тысяч рублей в год".

Бизнес - за

Инициативу депутатов бизнес-сообщество восприняло в целом положительно, поскольку считает, что вступление в силу законопроекта повлечет за собой увеличение зарплат и инвестиционных ресурсов внутри предприятий.

У предприятия, которое честно платит все налоги, считает заместитель директора по корпоративному управлению и финансам мебельной компании "Шатура" Александр Журавский, "появится возможность поддерживать уровень зарплаты сотрудников на конкурентном уровне, что должно повысить конкурентоспособность компании в целом. Взять хотя бы нашу отрасль. Ни для кого не секрет, что масса мебели поступает по серым каналам, многие фирмы применяют различные теневые схемы, и компаниям, работающим по-белому, очень сложно с ними конкурировать". С ним согласна и Татьяна Кузнецова, начальник финансово-экономического отдела кондитерской компании "Коркунов": "Снижение налоговой нагрузки на фонд заработной платы уменьшает себестоимость продукции. С одной стороны, для бизнеса это не совсем выгодно с точки зрения налогового планирования, поскольку возрастают налоги на прибыль. Тем не менее возникает возможность перераспределения средств внутри себестоимости. Так наша компания могла бы расширить лизинговые схемы оснащения оборудованием, получив таким образом новый импульс развития производства".

Новые бюджетные ставки, которые вводятся законодательством с 2005 года, отмечает генеральный директор компании "Нижфарм" Андрей Младенцев, позволят "уменьшить налоговую нагрузку на компании. У 'Нижфарма' она сократиться на 500 тысяч - миллион долларов. А это, в свою очередь, уменьшит себестоимость продукции, снизит цены и позволит компании использовать высвобождающиеся дополнительные средства для разработки новых продуктов".

Правда, эксперты считают, что и новая регрессивная шкала будет доступна не всем компаниям. Ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Игорь Поляков привел такие данные по зарплатам в реальном секторе экономики. В 2002 году лидерами по зарплате стали газовая и нефтедобывающая промышленность. В газовой промышленности средняя начисленная зарплата - 230 тыс. рублей в год на человека, в нефтедобывающей - 210 тыс., то есть в этих отраслях уже и сейчас применяется регрессивная шкала. В обрабатывающей промышленности зарплаты уже значительно ниже: в пищевой промышленности, машиностроении и металлообработке - 50 тыс. рублей в год, химии и нефтехимии - 55 тыс., в легкой промышленности - меньше 30 тыс. в год. К тому же и в новом законопроекте сохраняется положение, что год надо платить чистые зарплаты такого уровня, чтобы получить доступ к шкале.

По мнению генерального директора ТПК "Бытовая электроника 'Сокол'" Дмитрия Тиманова, "снижение конкретных ставок единого социального налога - условие необходимое, но недостаточное для действенной работы всего механизма сбора ЕСН. Необходимо решать проблему комплексно - снижать ставки ЕСН и пересматривать регламентирующие условия применения шкалы. В нынешней редакции есть, в частности, требование о соотношении числа высокооплачиваемых сотрудников предприятия и числа сотрудников с уровнем дохода до 50 тысяч. Для большинства предприятий это создает реальные трудности, поэтому логично было бы разрешить рассчитывать сумму ЕСН для каждого конкретного сотрудника, а не для предприятия в целом".

Хотя законопроект о ЕСН прошел первое чтение, но уверенности, что в таком виде он и будет принят окончательно, нет. Второе чтение отложено на осеннюю сессию - только тогда, по словам Михаила Задорнова, можно будет проанализировать все расчеты по зарплате на 2005 год, обсудить это с правительством и независимыми экспертами и прийти к окончательному варианту по реформированию ЕСН. Как сообщил замминистра финансов Сергей Шаталов, ко второму чтению в законопроект будет внесено много поправок, а правительство будет настаивать на своем варианте регрессионной шкалы: при зарплате до 300 тыс. рублей - 26%, от 300 тыс. до 600 тыс. рублей в год - 15%, более 600 тыс. рублей - 2%. По мнению начальника пресс-службы Минфина РФ Юрия Зубарева, "то, что более радикальное снижение ставки приведет к выводу зарплат из тени, вопрос спорный. Для тех, кто не платит ЕСН сейчас, ставка этого налога 0%, и в любом случае для них это будет означать увеличение по сравнению с нынешним уровнем".

Инвентаризация расходов

Снижать налоговую нагрузку, прежде всего ту, которая непосредственно относится к основному фактору производства - труду, необходимо, но экономисты, бизнесмены, политики и госчиновники справедливо отмечают, что одновременно следует реформировать всю социальную сферу, "живущую" исключительно на доходы от сбора ЕСН. "Практика последних лет показывает бесперспективность попыток устранить недостатки действующей налоговой системы путем внесения хотя и правильных, но лишь отдельных 'точечных' изменений в законодательство", - говорит Олег Еремеев.

Как отмечает научный руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, снижение ставки налога вовсе не обязательно будет означать массовый выход бизнеса из тени. В 1998 году, когда отчисления в социальные фонды составляли 38,5% от фонда оплаты труда, на долю теневой зарплаты приходилось 27,7%, в 2002 году, когда начальная ставка ЕСН составила 35,5% и действовала регрессивная шкала, доля теневой зарплаты равнялась 30,6%. "Если снижать налог и рассчитывать только на легализацию, то это чревато тем, что может не хватить на текущие пенсии", - полагает сотрудник Института финансовых исследований Евгений Ковалишин.

Работодатели предлагают на первом этапе снизить ставку ЕСН за счет сокращения нестраховых расходов в страховых фондах (например, не финансировать дома отдыха и детские лагеря, на них деньги и посчитать-то нереально). При этом средства ЕСН будут направляться только на финансирование гарантированных государством базовых выплат в части пенсионного и медицинского обеспечения. Исходя из этого и устанавливать ставку ЕСН, и равняться она будет примерно 20-22% от фонда оплаты труда.

"Реальное социальное и медицинское страхование занятого населения в рамках трудовых отношений может финансироваться за счет страховых взносов в размере шести-восьми процентов от фонда оплаты труда, - говорит Олег Еремеев. - Идея в том, чтобы работник, заключая контракт с работодателем, получал не только определенную зарплату, но и социальный пакет. Некоторые компании это уже делают, но получается, что они страхуют своего работника дважды - обязательно в рамках ЕСН и добровольно сами, предоставляя более качественные медицинские и страховые услуги". Речь идет о том, чтобы в социальный пакет включались пособия по временной нетрудоспособности (профзаболевания, несчастные случаи на производстве, беременность и роды), страховая и накопительная часть пенсий работающих граждан, предоставление медицинской помощи и проч. И у работодателя будет право страховать своих работников на определенную соглашением сумму страховых отчислений где угодно - в государственных и негосударственных страховых компаниях. Это позволит создать конкуренцию в сфере страхования и медицинского обслуживания. Предприятия, оказывающие некачественные услуги, будут вытеснены с рынка.

Однако пока ни в депутатском законопроекте, ни в правительственных планах налоговой реформы о реформировании самого социального сектора не говорится ни слова.

В подготовке материала участвовали Андрей Виньков, Ирина Кириченко, Максим Борисов

Алексей Мауергауз, председатель совета директоров розничной сети "Патэрсон":
- Снижение единого социального налога, безусловно, даст розничным сетям колоссальный импульс к развитию, позволит осуществить намеченные программы. В частности, компания "Патэрсон" планирует в этом году массированный выход в регионы. И мы, естественно, заинтересованы в том, чтобы покупательский спрос в регионах планомерно повышался. Как следствие принятия этого закона - ожидается значительное повышение платежеспособности населения. Это касается и наших существующих и потенциальных региональных партнеров. В целом принятие этого закона - положительное явление для розничного бизнеса.
Алексей Максимов, вице-президент розничной сети электроники "М.Видео" по розничным продажам:
- Для компаний, уже идущих по пути повышения прозрачности бизнеса, снижение ставки ЕСН может это движение облегчить. Однако с точки зрения общей прозрачности более весомые результаты дал бы пересмотр налоговой системы в комплексе. Изменение одного отдельно взятого налога не может кардинально изменить ситуацию. Для розничных торговых компаний снижение ставок вряд ли послужит поводом снижать цены, поскольку цена все же определяется рынком, а он сигналов к понижению цен не дает.
Виктор Макушин, президент промышленной группы МАИР:
- Предполагается, что теперь доходы будут легализованы, у работников за счет новой регрессивной шкалы вырастут доходы и таким образом увеличатся и выплаты в бюджет. Но на самом деле это не так. Нововведения скажутся на доходах офисных работников, а не промышленных рабочих. Те, кто работает в регионах, на заводах, и так платят налоги "по-белому" независимо от величины ставок ЕСН. Есть нормативы расценок за производство каждой детали. С них и начисляют зарплату, а с нее - налоги. Хоть тридцать пять процентов, хоть тридцать - у производственников нет возможности уходить от налогов. Для офисных работников все проще: у государства нет критериев контроля зарплатных механизмов.
Видится правильным снижение ЕСН до десяти процентов, а лучше до пяти, поскольку пять-десять процентов - не что иное, как размер бонусов тех подкупаемых чиновников, которые "помогают" существовать схемам ухода от налога.