Дума для среднего класса

Татьяна Гурова
главный редактор журнала «Эксперт»
30 июня 2003, 00:00

Девять процентов среднего класса голосуют за СПС. 21% - за "Единую Россию". Но есть еще 26% протестного электората, который поддержит либерал-консервативную идею

Накануне выборов в Государственную думу и президентских выборов 2004 года журнал "Эксперт" и компания Romir-Monitoring провели исследование "Электоральное поведение и политический выбор среднего класса". Опрос проводился в конце весны. Было опрошено 4000 респондентов, проживающих в двадцати городах страны. На прошлой неделе результаты его стали известны, и они оказались столь серьезными, что мы решили не медлить и сразу же вынести их на суд общественности.

Коротко результаты сводятся к следующему.

Первое. Российский средний класс окончательно расстался с коммунизмом. Голосуй на выборах только он, КПРФ могла бы вообще не пройти в Думу.

Второе. Средний класс считает идеальной политической моделью парламентскую республику, но не видит партии, которой он может доверить назначение правительства.

Третье. Основной претендент на голоса среднего класса - Союз правых сил - завоевал умы лишь 9,1% средних русских.

Четвертое. В среде российского среднего класса существует колоссальная ниша для либерально-консервативной партии. Ниша, с которой сегодня не хочет и не может работать ни одно из действующих политических образований.

Пятое. Только заполнение этой ниши может создать в России по-настоящему устойчивую политическую систему, которая будет способствовать развитию страны, а не тормозить его.

Протестный электорат

"Собираетесь ли вы участвовать во всероссийских выборах?" - по ответам на этот первый вопрос, касающийся электорального поведения среднего класса, мы хотели понять, насколько активно передовое российское сословие участвует в выборной игре.

Оказалось, что электоральная активность среднего класса несущественно ниже активности всех взрослых граждан России. Безусловно "да" ответило 45,4% (среди всего населения этот показатель находится в районе 50%), еще 16,3% ответило "скорее да" (в среднем по России таких 13%) и примерно 11% колеблется и "пойдут голосовать по обстоятельствам". В целом голосовать на выборах так или иначе собирается 73% представителей среднего класса, или примерно 15 млн российских граждан (около 15% всех избирателей).

Протестный электорат в среде среднего класса составляет 26,1%. И это всего на 5% выше, чем в среднем по стране. Доля неголосующих - величина стабильная во времени: на прошлых президентских выборах, по словам самих респондентов, 24% представителей среднего класса пренебрегли своим гражданским долгом. Этот протестный электорат представляет первейший интерес для всех политических организаций, так как сама его величина указывает - включись он в выборы, и ситуация может измениться принципиально.

Что же отличает эту группу от активных? На поверхности ответов два - молодость и доход. Во-первых, большую часть протестного электората составляют люди, еще не достигшие 34 лет, в результате его средний возраст - примерно 30 лет, при среднем по выборке 37 лет. Это чрезвычайно важный факт, поскольку это означает, что ядро протестного электората среднего класса составляют люди, сознательная жизнь которых началась уже в эпоху перестройки. И прежде всего это новое поколение активных людей не находит для себя ничего подходящего на политическом рынке.

Во-вторых, протестный электорат попадает в число самых обеспеченных граждан России (если не брать в расчет элиту бизнеса и политики). Именно здесь доминируют граждане, чей доход превышает 600 долларов на человека в семье.

В принципе нет ничего удивительного, что молодые и богатые меньше включены в публичную политику. Так происходит во всех развитых странах - личный успех и открытое будущее делают людей менее зависимыми от власть имущих, и соответственно, у них меньше потребности выражать свою гражданскую позицию. Однако это не российский случай. В период становления политической системы интерес к политике высок повсеместно. Поэтому можно предположить, что не столько личная внутренняя пассивность, сколько отсутствие на политическом рынке подходящего продукта исключает этих молодых и успешных из российской политической жизни. Это выгодно многим ныне действующим политикам. Но выгодно ли это России?

Парламент-2011

Перейдем ко второму пункту наших изысканий - как выглядит парламент через призму выбора среднего класса? Опираясь на наше представление о том, что сегодняшний средний класс России является ее лидирующим слоем, по сути определяющим будущее страны, мы можем говорить о том, что "парламент средних русских" это в первом приближении парламент России, через, ну, например, восемь лет. Естественно, в наших условиях трудно делать ставку на то, что все партии, имеющиеся сегодня, останутся живы к 2011 году, но, рассмотрев структуру парламента среднего класса, мы, по крайней мере, можем увидеть некий тренд или цель, причем увидеть это, опираясь не на досужие домыслы, а руководствуясь сухой статистикой.

Первое важное сообщение - в парламент 2011 года партия коммунистов едва сможет пройти пятипроцентный барьер. Средний класс уже расстался с коммунизмом. Сегодня за КПРФ собираются отдать голоса 3,8% средних русских, при том что по всей России таковых сегодня 20%. Если мы предположим, что голоса 22% еще не определившихся с выбором средних русских равномерно распределятся между всеми действующими партиями, то коммунисты при голосовании в парламент 2011 года наберут 4,78% голосов. Из уважения к старой партии мы предположим, что случится некоторая флуктуация и они все-таки преодолеют 5%, тогда в парламенте 2011 года их доля в итоге составит 6% (голоса партий, не преодолевших барьер, пропорционально распределятся между партиями-победителями).

Основной фактор выбытия коммунистов из активной политической игры - временной. Те немногие представители среднего класса, которые все же собираются голосовать за КПРФ, - люди, перевалившие за 45 лет. Среди тех средних русских, кто через восемь лет станет ядром избирателей, доля отдающих голоса коммунистам сегодня составляет 1,5%, то есть находится в пределах погрешности. Конечно, все может измениться, в том числе и КПРФ, однако тренд к Думе без влиятельной коммунистической фракции очевиден.

И здесь возникают два соображения. Во-первых, вопрос. Почему нынешняя элита в лице ли питерских чиновников или московских олигархов продолжает питать КПРФ ресурсами? Во имя какого такого светлого будущего? И во-вторых, хорошо раскручиваемый сегодня Сергей Глазьев, воспринимаемый многими как симптом омоложения российской коммунистической доктрины, самим фактом своей принадлежности к этой вымирающей идеологии не должен, а значит, и не может претендовать на серьезные роли во власти.

Второй умирающий игрок - "Яблоко". Сегодня за него готовы отдать голоса 6,1% средних русских. На прошлых выборах в 1999 году за "Яблоко" проголосовало 9,7% представителей среднего класса. Уже сама динамика показательна, и она вполне объяснима. Как и в случае с КПРФ, сердцевину электората этой социал-демократической партии составляют люди с хорошим советским стажем (только те были честные коммунисты, а эти - диссиденты и им сочувствующие), и теряет "Яблоко" свою долю тоже прежде всего за счет естественного обновления электората. Как претендент на президентство лидер "Яблока" Григорий Явлинский набирает в среде среднего класса смешные 2%. Но, впрочем, в "парламенте среднего класса" "Яблоко" пока остается. Со всеми потерями партия уверенно перешагивает пятипроцентный барьер и (с учетом голосов неопределившихся) занимает 9% Думы-2011.

Следующая по восходящей позиция у Союза правых сил. Однако, будучи вполне прочной, она все же серьезно слабее, чем видят ее лидеры партии. Совсем недавно Борис Немцов гордо заявил, что СПС - партия 20 миллионов представителей среднего класса, людей, которые выиграли от реформ. Они, дескать, не могут не отдать голоса за Союз. Увы, господин Немцов сильно переоценил возможности возглавляемой им организации. За СПС из числа тех самых 20 миллионов сегодня готовы отдать голоса всего 9,1% средних русских, то есть менее двух миллионов. Для лидера партии, претендующей на роль одного из главных думских экспертов в области экономики, ошибка на порядок непростительна.

Впрочем, справедливости ради надо сказать, что динамика у СПС положительная. На прошлых выборах за СПС проголосовало всего 8,4%, сегодня уже 9,1%, а с учетом неопределившихся процент может стать еще больше. Кроме того, лидеры партии правы, когда говорят, что их приоритет - молодые и обеспеченные средние русские с правыми убеждениями. И молодежь, и люди с доходом свыше 600 долларов на человека в семье голосуют за СПС с большей охотой. И еще одно примечательное обстоятельство: уральский и сибирские регионы, по всем параметрам более плотно населенные людьми с правыми взглядами, тоже голосуют за СПС с большим энтузиазмом - при среднем уровне 9,1% за СПС на Урале таковых 11,5%, в Сибири - 14,2%.

То есть некоторый потенциал у партии есть, но он значительно ниже того, что, с одной стороны, ожидается лидерами, а с другой - по объективной необходимости могло бы сегодня принадлежать правому движению. В результате в "парламенте среднего класса" (опять-таки с учетом неопределившихся) у СПС будет 14%, что более чем в два раза меньше, чем у их сегодняшних настоящих соперников.

Из действующих политических игроков лидером оказалась партия "Единая Россия". За прошедшие четыре года "Единая Россия" решительно укрепила свои позиции. В 1999 году за "медведей" и "Отечество" в совокупности проголосовало 15%. Сегодня в среде средних русских "Единая Россия" набирает 21,4%, что не намного меньше, чем в среднем по России (23%).

Трудно сказать, что именно привлекает в "Единой России" представителей среднего класса. По некоторым признакам - большой доле средних русских с невысокими доходами (от 150 до 250 долларов на человека в семье) и большой доле представителей южного региона, отдающих голоса "медведям", - можно предположить, что "Единая Россия" воспринимается как партия, охраняющая или призванная охранять социальную справедливость и национальный интерес. Собственно, именно она, а не "Яблоко" может претендовать на роль главной социал-демократической партии России.

Очевидная проблема "Единой России" - отсутствие в ней знакового лица. Удача с Сергеем Шойгу до сих пор остается в памяти средних русских. Это единственная фигура помимо Владимира Путина, которая вызывает выходящее за рамки статистической погрешности уважение у представителей среднего класса.

По итогам голосования в "парламент среднего класса" партия "Единая Россия" должна набрать 33% голосов. И все-таки не она, а другая, еще не существующая партия должна занять первое место. Протестный электорат, буде он вовлечен в выборы, за счет предложения некой новой для России политической доктрины может обеспечить партии - носителю этой доктрины 38% парламента 2011 года.

Роль парламента: идеальная и реальная

Прежде чем перейти к вопросу о том, какой должна быть новая партия - лидер Думы 2011 года, рассмотрим вопрос об отношении среднего класса к соотношению власти парламента и президента.

Респондентам был задан вопрос: "Сторонником какой системы правления вы являетесь?" И на выбор было предложено пять вариантов: демократия по образцу Западной Европы, демократия по образцу США, монархия, бюрократия (по образцу позднего СССР), диктатура. Подавляющее большинство представителей среднего класса - 48,8% - выбрали в качестве образчика демократию европейского типа. Американский вариант демократии (вторая позиция, набравшая значимое число голосов) выбрали лишь 12,7% респондентов. Это мнение практически универсально - оно не зависит ни от возраста, ни от дохода, ни от каких-либо других характеристик респондентов.

В сознании средних русских европейская демократия представлена образом парламентской республики - республики, где правительство назначается партией, победившей на выборах. Таким образом, вброс идеи перехода России к парламентской республике, сделанный недавно публично президентом и анонимно некой группой олигархов, полностью укладывается в тренд общественных настроений.

Однако средний класс (в отличие от олигархов) никуда не спешит, чем проявляет либо большую осторожность, либо больший реализм. Парламентская республика для средних русских - идеал, к которому надо стремиться. Однако сегодня реализация этой схемы представляется им преждевременной.

К такому выводу можно прийти исходя из ответов на вопрос: "Есть ли в России партия, которой сегодня можно доверить развитие страны, вплоть до формирования правительства?" Ответ практически категорический - 53,6% респондентов считают, что такой партии сегодня в стране нет. Этот ответ звучит тем более жестко, чем более высокое материальное и социальное положение занимает средний русский. Так, в доходной группе свыше 600 долларов на душу, число ответивших "нет" составляет 62%.

Кому же доверяет назначение правительства средний класс? Методом исключения легко прийти к выводу, что это президент, и, конкретнее, действующий президент.

Все вопросы, прямо или косвенно касающиеся президентской власти, показывают, что прежде всего с личностью Путина средний класс связывает и уже произошедшие, и возможные позитивные изменения в стране.

Из всех органов власти только президент вызывает доверие у значимого числа респондентов. Путину доверяет 40%, следующая позиция - правительство - набрала только 2,4%.

На вопрос: "В каком направлении политической жизни Россия за предыдущие четыре года более всего продвинулась вперед?" - 24% представителей среднего класса отвечают, что в области внешней политики, и еще 12% полагают, что за эти годы произошло укрепление государства (других значимых ответов нет). При этом 52% считают, что эти позитивные изменения - заслуга президента РФ.

За Путина на предстоящих президентских выборах собираются проголосовать 61,3% респондентов. За прошедшие четыре года популярность Путина в среде среднего класса возросла - в 2000 году за него проголосовали лишь 54% средних русских, из них 82,4% говорят, что не разочаровались в своем выборе. Практически весь рост этой популярности определяется авторитетом президента у постсоветского поколения (средних русских моложе 34 лет).

Таким образом, динамика политической модели России с точки зрения среднего класса должна выглядеть так. В будущем это парламентская республика. Однако ни в коем случае не сейчас. Сегодня мы должны жить в условиях президентского правления, упорно дожидаясь момента, когда в стране возникнет партия, которой можно будет доверить назначение кабинета министров. И здесь мы подходим к вопросу: какой должна быть эта партия? Или, иначе, чего не хватает сегодня на политическом рынке молодому и успешному постсоветскому протестному электорату?

Ниша для либерал-консерваторов

Мы ведем исследование "Стиль жизни среднего класса" уже три года и провели пять опросов, поговорив в итоге с 15 тысячами представителей средних русских. По всем канонам социологии можно утверждать, что это весьма представительная выборка. И в каждом своем исследовании мы видим одно и то же: ядро среднего класса, та его часть, которая и определяет его опережение по отношению ко всей России, характеризуется вполне определенными убеждениями. База этих убеждений двояка: с одной стороны, высочайшая ценность личной свободы, а с другой, фактически оборотной стороны той же свободы, - вера в собственную силу, опора на эту силу и ответственность за будущее.

Нельзя сказать строго, какая часть представителей всего среднего класса разделяет именно такие убеждения, но тренд очевиден - чем больше становится доля постсоветского поколения и чем более высокие позиции в обществе занимает это поколение, тем более ярко проявляются эти убеждения. Сегодня мы можем говорить о том, что от 30 до 50% представителей средних русских разделяют их.

Как обозначить эти убеждения? Целостный образчик такого отношения к жизни мы найдем в идеях ранних США и сошлемся на жесточайшего консерватора Маргарет Тэтчер, которая, трактуя дух американской и ранней английской политической культуры, писала: "Ответственность и основополагающая ценность человеческой личности составляют фундамент организованной свободы". Именно такие зачатки политической культуры мы видим сегодня и в среде российского среднего класса, и именно эти интересы или убеждения не находят сегодня адекватного ответа на публичном политическом рынке.

Из нашего последнего опроса мы приведем два суждения, прямо и косвенно подтверждающие такую логику. Респондентам был задан вопрос: "Существуют такие ценности, как свобода и равенство. Мы понимаем, что важны обе ценности. Но если бы все-таки пришлось выбирать, чему бы вы отдали предпочтение?" Результаты мы получили мощные. 60% респондентов выбрали свободу и только 24% - равенство (15% затруднились с ответом). Любопытно, что этот вопрос был позаимствован из разработок западных социологов, и он часто задается европейским жителям, так вот в Европе сегодня преимущество свободы крайне незначительно, у нас же оно - кратное, и при этом политики убеждают нас, что Россия принципиально левая страна.

Добавим к этому, хотя и так ясно, что преимущество свободы достигает своего пика в самой высокодоходной группе - там почти 70% высказывается за свободу и только 13% - за равенство.

Второй вопрос, демонстрирующий глубинные убеждения среднего класса, косвенно касался отношения к будущему России. Звучал он так: "Какая страна, по вашему мнению, станет через тридцать лет ведущей мировой державой?"

Ответы распределились следующим образом: четверть респондентов считает, что это будет Россия, столько же высказались за объединенную Европу, 15% считают, что ведущей державой будет Китай, 14% - США.

Ответы более обеспеченной группы выделили трех лидеров: Европа (33%), Россия (22%), Китай (20%). И это говорят люди, которых в течение десяти прошедших лет убеждали, что их родина - слаборазвитая страна.

Вы скажете - наивность. Можно было бы считать так, если бы мы не говорили с теми, кто поднялся с абсолютного нуля, опираясь только на собственные силы.

Исходя из этой информации, мы можем ответить на вопрос, почему ни СПС, ни "Единая Россия" не в состоянии сегодня завоевать полноценно умы среднего класса, и прежде всего его самой жизненно активной, а политически вынужденно пассивной части - протестного электората. Если отбросить все конъюнктурные соображения - кто какую партию "кормит" и какая партия на кого работает - и коснуться вопроса чистой идеологии, то мы легко найдем ответ. СПС - не верит в Россию. "Единая Россия" - не верит в свободу. Новая же партия, та, которой средний класс сможет доверить власть в стране, по необходимости должна объединить веру в самостоятельную и сильную Россию и либерализм, иначе говоря, это должна быть либерально-консервативная партия. Ядро электората такой партии могут составить примерно 7-10 миллионов средних русских. Однако учитывая, что и во всей России существует огромный протестный электорат, можно предположить, что четкая программа сможет увлечь и этих людей. И важно даже не то, сможет ли такая партия победить на выборах 2007 года, важно, что, выращенная на реальных убеждениях реальных людей, только такая партия может принципиально изменить содержание российской политики.