Давно забытое старое

Александр Привалов
7 июля 2003, 00:00

Многие думали, что такой "беспредел", как нынешняя атака на ЮКОС, в России уже невозможен. Зря они так думали. Страна описала петлю во времени

Началом нынешней серии бед самого европеизированного олигарха в России, нефтяного магната Михаила Ходорковского, можно считать появление месяц или полтора назад длинного и нудного доклада под веселым названием "В России готовится олигархический переворот". Никаких доказательств в тексте не содержалось - так, кучка банальных наблюдений, приправленных школярским изложением истории Венецианской республики. По видимости, доклад клеймил всех олигархов вообще, но опытный читатель как-то сразу смекал, что замыслил переворот ровно один олигарх - М. Б. Ходорковский.

Что провокация метила именно в ЮКОС, вскоре подтвердили густо нахлынувшие слухи. Выяснилось еще, что многие из якобы подписавших доклад известных политологов и в глаза не видели этого текста; тут же стали называть и заказчика, оплатившего коварный "удар по ходорковщине", - о заказчике позже. Особого шума доклад даже при летней нехватке новостей не вызвал, и публика могла решить, что атака на ЮКОС и его хозяина кончилась пшиком. И была бы не права.

Оказывается (по слухам, но очень настойчивым и, судя по нынешним событиям, правдоподобным), поверили докладу или не поверили, но для разбирательства с подозрительным олигархом создана группа из сорока следователей Генпрокуратуры и ФСБ, во главе которой встали люди, три года назад работавшие по делу Гусинского. Группа обратилась во все регионы, где работает ЮКОС, с запросами: нет ли, мол, каких подходящих уголовных дел? Если учесть, сколько в любом регионе "висяков", Ходорковскому следует ликовать, что дел решили выкатить только четыре.

Нет, возможно, что к тому моменту, когда читатель возьмет в руки журнал, их будет уже пять или двадцать пять. Но пока (пятница) их четыре. Вот они - в самых кратких словах.

Никакого бизнеса - чистая уголовщина

Второго июля был задержан, а третьего - арестован ближайший партнер Ходорковского, совладелец ЮКОСа, глава МФО "Менатеп" Платон Лебедев. Но поговорим сначала о тех делах, что помельче. Не в смысле тяжести обвинений помельче - в них речь идет и о покушении на убийство, и об убийствах, - а в смысле... Сейчас поймете, в каком смысле.

Двадцать первого июня был задержан, а затем и арестован глава одного из отделов службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин. Ему предъявлено обвинение в организации двойного убийства. Осенью 1998 года под дверью родителей Ольги Костиной, бывшей сотрудницы пиар-службы группы "Менатеп", была взорвана бомба. Взрыв осуществили "тамбовские" - четверо уроженцев Тамбова получили за это огромные сроки. По версии нынешнего следствия, организовывали это преступление еще двое тамбовцев, супруги Ольга и Сергей Горины. Заказал же им "устрашение" Пичугин, крестный отец их младшего сына. А прошлой осенью Горин принялся шантажировать Пичугина: если не устроишь Ольгу на хорошее место, расскажу милиции, кто заказал взрыв. Тут-то, по мнению следствия, Пичугин и решил убрать опасную пару. Супруги Горины были 23 ноября похищены - и более их никто не видел. В их гараже найдены пятна крови. Если обвинение будет подтверждено судом, репутация компании ЮКОС получит страшный удар.

В ЮКОСе, впрочем, уверены, что дело развалится. Адвокаты г-на Пичугина утверждают, что предъявленное ему обвинение бездоказательно, что следствие не продемонстрировало ни одной улики, ни одного свидетельского показания. Абсолютно неправдоподобен и указанный следствием мотив: не мог Горин грозить Пичугину доносом - донести на Пичугина значило донести и на себя.

Обвинение предъявлено Пичугину 26 июня, но о его аресте объявили только 2 июля - одновременно с обнародованием еще более старой новости (и с арестом Лебедева). Оказывается, с января 2002 года в международном розыске находится еще один сотрудник Ходорковского - управляющий компании ЮКОС-ЭК Рамиль Бурганов. Дело против него - уголовно-экономическое: его обвиняют в краже принадлежащих государству акций. В 1997 году, когда Восточная нефтяная компания была лишь частично приватизирована (54% было у ЮКОСа, 37% - у государства), он без собрания акционеров и без единогласного решения совета директоров перевел офшорным фирмам акции основных "дочек" ВНК, приняв взамен векселя какого-то сомнительного ЗАО. Следователи в 1999 году расценили это как вывод активов, завели дело и объявили г-на Бурганова в розыск, но в мае нынешнего года Бабушкинский суд возбуждение этого уголовного дела признал незаконным. И вот теперь - точно вовремя - Московский городской суд это решение отменил. Снова Бурганова ищут.

В ЮКОСе считают и это дело бесперспективным. Акции "дочек" уходили в офшоры по договорам репо (причем эта манипуляция согласовывалась с государством) и давно вернулись: летом 2002 года председатель РФФИ специальным письмом известил министра внутренних дел, что акции "дочек" вовремя возвращены на баланс. Владельцы ВНК (после окончательной приватизации компании) заявили, что претензий к Бурганову не имеют. Незачем его искать и не за что судить.

А под вечер 3 июля просочилось в СМИ и еще одно антиюкосовское дело - тоже на диво свежее и тоже на стыке бизнеса с уголовщиной. В январе 1998 года в Москве произошло покушение на главу компании "Ист петролеум" Евгения Рыбина. За это покушение в 2000 году был осужден его исполнитель, некто Решетников, а заказчика выявить не удалось. Так вот, теперь "источники в правоохранительных органах" утверждают, что за покушением лежал конфликт между компанией Рыбина и НК ЮКОС, которая, по данным следствия, отказалась от выполнения договорных обязательств. Расследование этого дела возобновлено, по странному совпадению, тоже в нынешнем мае.

"Читатель ждет уж рифмы розы" - и совершенно прав. Да, ЮКОС находит смехотворным и это обвинение. Юристы компании указывают, что упоминание о ЮКОСе действительно было, со слов Рыбина, включено в судебное решение 2000 года, но с тех пор Верховный суд РФ уже постановил это упоминание исключить. Сам же Рыбин, по словам представителей ЮКОСа, известен более всего лихостью в обращении с активами той же самой ВНК, когда та была еще государственной. Отсюда и "конфликт" между "Ист петролеум" и купившим ВНК ЮКОСом. Последний выиграл уже несколько судов - Рыбин подавал иски и в России, и в Австрии, и в Бельгии. Рыбин же не выполняет судебных решений - не возмещает судебных издержек ЮКОСа, исчисляемых, говорят, десятками миллионов, - и не то в Вене, не то в Брюсселе нарвался на обвинение в отмывании денег.

Как видите, три перечисленных дела роднят, помимо обращенности против ЮКОСа, следующие обстоятельства: все это дела старые, все они возобновлены совсем недавно, все они имеют сомнительную судебную перспективу - и обо всех них публике сообщили после задержания Платона Лебедева. В "Эксперте" чтят презумпцию невиновности. Поэтому я не утверждаю, что все эти дела слеплены правоохранителями "из того, что было", с единственной целью - подать дело г-на Лебедева с подобающим гарниром. Я лишь утверждаю, что трудно поверить, будто дело обстоит иначе.

Закон и понятия

Арест г-на Лебедева, владеющего, по пресловутому рейтингу "Форбса", миллиардным состоянием, стоило гарнировать со всем тщанием: общественная поддержка ему обеспечена. Я пробежался по нескольким интернет-форумам - везде примерно одно и то же. Вот образец: "Ради такого дела, чтобы всех этих гнид закрыть, можно и референдум собрать, и конституцию подправить! Вопрос референдума: 'Где вы хотите видеть всех олигархов, которым принадлежит Россия? - а) за решеткой; б) в правительстве; в) в гробу'".

Платон Лебедев арестован по обвинению в хищении путем мошенничества в крупном размере (ст. 159, ч. 3), причинении имущественного ущерба путем обмана (ст. 165, ч. 3) и неисполнении судебного решения. Дело восходит к 1993 году, когда в Мурманске прошел инвестконкурс по продаже 20% акций компании "Апатит" (полный монополист на рынке фосфатосодержащего сырья России и СНГ). Победила на конкурсе "Волна", "дочка" группы "Менатеп". Победитель в соответствии с условиями конкурса принял на себя обязательство выполнить инвестиционную программу, стоящую 283 млн долларов. Вскоре выяснилось, что программа не выполняется, и суд постановил отобрать пакет акций у "Менатепа". Г-н Лебедев обвиняется в том, что "Волна" уже после этого решения продала акции третьим лицам и не возместила государству убытков.

Судебные перспективы и у этого обвинения не ахти - по одному тому, что срок давности истекает через полгода, а за такое время разобраться в таком деле никак не возможно. Но дело стоит того, чтобы немного его поанализировать.

Представители ЮКОСа полностью отметают обвинение. Во-первых, говорят они, Лебедев не имел к "Волне" ни малейшего отношения, поэтому не может обвиняться ни в каких ее грехах. Во-вторых, и грехов-то никаких нет. Да, инвестпрограмму не выполнили - но ее и нельзя было выполнить, она лепилась на коленке и не имела бизнес-оснований (по ней, например, новый хозяин "Апатита" обязывался построить пивзавод). Сумма же инвестиций, фактически сделанных группой "Менатеп", давно и многократно превысила требуемую. Группа тем не менее не оспаривала решение арбитража о возврате пакета - она не имела возможности его выполнить, поскольку акции ушли к третьим лицам до судебного вердикта. Что же касается возмещения убытков казне, то этот вопрос улажен в прошлом году: тогда "Волна" и РФФИ подписали мировое соглашение, в соответствии с которым "Волна" выплатила компенсацию в размере 15 млн долларов. Соглашение утверждено Московским арбитражным судом, причем в решении суда прямо сказано о прекращении всяких требований со стороны государства.

На утверждения о непричастности Лебедева к "Волне" отвечать нечего: если они справедливы, арестованного надо немедленно выпускать, а он будет иметь полное право затаскать по судам своих обвинителей. А вот на все остальное отвечать можно. Например, так: конечно, ЮКОС навел юридический марафет - времени-то сколько прошло, - но под формальной гладкостью грабеж остался грабежом. Хорошая была инвестпрограмма или плохая, но группа получила акции под обещание ее выполнить. Не выполнили - отдайте пакет и не гоните пургу насчет третьих лиц, из-за которых, мол, исполнительное производство не смогло его вернуть: у этих третьих лиц, небось, те же учредители. А уж заплатить всего 15 миллионов за такой пакет, объясняя, что он-де за прошедшее время размыт допэмиссиями, - вы же размыли, не марсиане! - это, может быть, и утверждено судом, но категорически не по понятиям.

Понятно, что вслух обвиняющая сторона таких слов не скажет, но про себя, вероятно, примерно так и думает. Однако и обвиняемой стороне есть что сказать "не вслух". Она, ясное дело, никогда не скажет, но могла бы сказать что-нибудь в таком роде: почему же не по понятиям? Как раз по понятиям. Тогда именно такие понятия и были: бери, сколько унесешь. Мы и брали - как и все, кто отважился и ухитрился (вариант: кто добился разрешения). Кто и когда выполнял эти инвестпрограммы? Они и придуманы-то были исключительно для того, чтобы побеждал в конкурсах тот, кто должен победить. (Тут я, со своей стороны, должен поддакнуть воображаемой речи обвиняемых. В 1993-1995 годах отчеты фондов имущества о ходе выполнения инвестпрограмм были страшной государственной тайной и в прессу не попадали. Утечки начались позже, когда, по совести говоря, уже никому не были интересны - тогда и выяснилось, что программ не выполнял практически никто. Ни "Менатеп", ни прочие ФПГ, ни ручные фирмочки губернаторов - никто.) Так что это вы на нас наезжаете не по понятиям. Что взято, то свято.

Но и на это могут быть возражения.

Понятия и закон

Нижеприведенные аргументы совсем уж немыслимы в публичных речах, но иные наблюдатели полагают, что атакующие ЮКОС силы могли бы думать - или ощущать - примерно так: "Зачем же вы, ребята, так упрощенно толкуете тогдашние, а заодно и нынешние понятия? Ведь в понятия входил и входит принцип раздела сфер влияния. Ваша сфера - бизнес. Вы и подобные вам получали лучшие куски бизнеса в обмен на безусловную поддержку раздававшей эти куски власти. Стало быть, по понятиям, вы можете участвовать в большой политике ровно с одной целью: с целью поддержать власть, помочь ей оборониться от противников - скажем, тех же коммунистов. Нет, лоббировать свои интересы - это ради бога, но вставать на пути у власти в ее стратегических движениях или, того хуже, лезть во власть без приглашения вы не имеете права - под страхом самых жестоких кар. Вы, может, и позабыли, что миллиардеры вы назначенные, но никто, кроме вас, этого не забыл и никогда не забудет".

Все последние недели СМИ не устают перечислять признаки того, что Михаил Ходорковский эти неписаные соглашения нарушает. Во-первых, оглашаемая (вопреки установившимся традициям) спонсорская поддержка целого ряда политических партий, включая и КПРФ. Ходорковский оправдывается тем, что коммунистов поддерживает не он и не ЮКОС, а кто-то из совладельцев ЮКОСа на личные деньги. Воля ваша, "для цирка это слишком тонко" - мало кто поверит, что младшие акционеры в столь деликатном вопросе действуют совсем уж независимо от старшего. Во-вторых, он старательно дистанцируется от поддержки пропутинских "единороссов", а кое-кто из наблюдателей добавляет: и самого президента. Наконец, в-третьих, он не устает повторять, что намерен в будущем отойти от бизнеса. В сочетании с широкой и широко рекламируемой общественной и благотворительной деятельностью Ходорковского это вроде бы не может означать ничего иного, кроме намерения, выйдя из бизнеса (иные комментаторы подчеркивают: продав его иностранцам!), заняться большой политикой - добиваться поста премьера, а то и президента. Размер компании, которую он оставит за спиной (особенно в свете слияния с "Сибнефтью"), сделает его притязания серьезными.

Про первые два пункта представители ЮКОСа в кулуарных беседах прямо говорят, что это - клевета. Что ни одно из телодвижений компании в сфере публичной политики не встречало ни малейших возражений в соответствующих кабинетах администрации президента; в частности, с АП согласованы и все спонсорские взносы ЮКОСа, включая самый большой - в кассу "Единой России". Правда ли это? Честно говоря, не знаю. Готов поверить, что правда и что отклонения от нее, если и были, тщательно устранены. Всякому разумному человеку очевидно: подвижки в результатах думских выборов, которых способна добиться одна, хотя бы и очень большая компания, никак не окупят для нее прямой конфронтации с Кремлем. А Ходорковский - человек разумный.

Третьего же пункта никто не опровергает, да и как его опровергнешь (хотя если Ходорковский, как мы только что говорили, человек разумный, то крайне трудно вообразить, что он способен поверить в свои электоральные перспективы)? Но одного этого пункта вполне достаточно, чтобы "предъявить" нарушение понятий. Другое дело, что налицо существенная разница: понятия, по которым группа "Менатеп" приобрела и сохранила АО "Апатит", могли быть и были облечены в форму закона. Понятия, по которым Ходорковскому нельзя идти в большую политику, в законную форму облечены быть не могут в принципе. Поэтому попытка принудить к их исполнению, оперируя писаным законом, и могла стать только тем, что мы наблюдаем - образцом произвола.

Между тем разумность похода олигарха в большую политику не была бы очевидной и помимо сухаревской конвенции (хотя и ее не следует совсем уж презирать: понятия на таком уровне - они ведь, в сущности, суть своего рода общественный договор). Есть сомнения общие: так ли плодотворно поработал олигархат на создание современного государства в России, будучи в своей нынешней роли, чтобы претендовать на роль (возможно) более высокую и существенно более гласную? Есть сомнения и корпоративные: олигарх ищет приключений не только на свою голову, но и на голову всего бизнес-сообщества. Если в потасовке, которую он сам накликал, его - по общему мнению, самого прозрачного и потому в правовой сфере самого защищенного - согнут-таки в три погибели, что тогда? Тогда всех прочих олигархов, не говоря уже о более мелких предпринимателях, вообще под плинтус затолкают! Что такие размышления в бизнесе наличествуют, светится в некоторых публичных заявлениях по поводу ареста Платона Лебедева.

Впрочем, давайте подчеркнем: пока никем не доказано, что мощный накат на ЮКОС последовал именно за политическими выступлениями его главы. Существуют и другие объяснения.

Cui prodest? Мало ли

Их даже много, все и перечислять неохота. Я позволю себе не тратить вашего времени на обсуждение, например, слухов, что за реанимацией дела по "Апатиту" стоят хозяин "Акрона" Вячеслав Кантор или смоленский губернатор Виктор Маслов, давно и громко говорящие о "неправильной" приватизации фосфатного монополиста. Даже страстно желая переделить рынок удобрений, они бы не смогли сами организовать столь масштабную атаку на ЮКОС. Если они и работали в желаемом ими направлении, им должны были крепко помочь. Кто?

Из версий, предназначенных для объяснения истории в целом, наиболее интересна одна. Изложу ее совсем коротко, чтобы не перебарщивать со ссылками на слухи и заявления "не для печати". Общеизвестная окопная война между старокремлевскими (их еще называли семейными) и новокремлевскими (они же - новопитерские или "силовики") в президентской администрации раньше времени вошла в фазу обострения. Этой войне, говорят сведущие люди, так и так было переходить в рукопашную: будущей весной, после выборов президента, предстоит формирование нового правительства, а там будет не до церемоний. Но у одной стороны, "силовиков", не выдержали нервы. Они проиграли все, что можно было проиграть, по части контроля над "Единой Россией" - и ринулись в атаку. Они добились у президента позволения пойти на выборы отдельной колонной (чем, замечу в скобках, страшно осложнили решение никем не отмененной задачи - победы над коммунистами), но этого им оказалось мало. Устраивая ЮКОСу пятый угол, не денег они хотят от него, а равно и от тех, кто из несчастий Ходорковского должен сделать выводы о собственном поведении. Деньги у них есть. Они хотят, чтобы ЮКОС и подобные ему перестали финансировать другую сторону, они хотят обесточить враждебное им крыло АП. ЮКОС же потому выбран для показательной порки, что он самый богатый и амбициозный.

(Существует, правда, подверсия: мол, те же силы хотят отнять у Ходорковского бизнес или хотя бы его часть. Не спорю, можно найти кое-какие аргументы и в пользу нее. Но не будем здесь ее обсуждать: сама попытка части истеблишмента вернуться к "понятиям" первых кооператоров и начинающих бандитов, не говоря уже о перспективах успеха этой попытки, - слишком серьезная беда, чтобы обсуждать ее между прочим.)

Тут пора вспомнить о заказчике политологического наезда на ЮКОС - помните доклад о перевороте? Со свечкой никто, конечно, не стоял, но все дружно говорят, что заказали "питерские" из АП, а оплатила "Роснефть". Что ж, взаимная неприязнь ЮКОСа и "Роснефти" общеизвестна. Как и тот факт, что именно "Роснефть" является надежным (иные добавляют: и единственным) казначеем "силовиков". Как и тот факт, что первый гром над Ходорковским прогремел именно из-за "Роснефти".

Если помните, в феврале состоялась очередная (и, кажется, на данный момент последняя) встреча Владимира Путина с олигархами. Там-то Ходорковский возьми да и заяви, что недавняя покупка "Роснефтью" "Северной нефти" (весь рынок гудел от слухов о размере отката) имела дополнительную подоплеку. Присутствовавший там же глава "Роснефти" Сергей Богданчиков не решился возразить - и восстановление чести госкомпании в очень резкой форме провел сам президент: мол, ей, госкомпании, надо пополнять запасы, которых у нее мало; а вот у вас, ЮКОСа, запасов много - и надо еще посмотреть, как вы их получили. Конечно, это не зеленый свет для атаки на Ходорковского, но уж и никак не красный.

Для новопитерских февральский эпизод мог оказаться еще менее приятным, чем для ЮКОСа, - особенно если правдива гипотеза, что об откате при покупке "Северной нефти" президент на этой встрече услышал впервые. Как бы там ни было, версия получается достаточно закругленная.

Отмечу, что две обсужденные нами версии не столько противоречат одна другой, сколько друг друга дополняют. В самом деле: как бы ни хотелось "силовикам" вдарить по ЮКОСу как по одной из важнейших опор старомосковской части АП, едва ли они бы решились на такой скандал без полу-, четверть- или хотя бы тени согласия "курирующих" нефтяную компанию гг Суркова и Волошина. Раздражение последних против Ходорковского из-за его политических эскапад могло снабдить готовящуюся атаку последним недостающим элементом.

А могло быть и еще интереснее. Старокремлевские могли дать новокремлевским урок айкидо: воспользовались атакой противника для его же посрамления. Готовый пример в учебник тактики: прямого столкновения с противником не миновать; противник замыслил напасть на объект, которого ему без неприемлемых потерь не одолеть; нам самим этот объект тоже досадил. Решение - разрешить, а то и подстрекнуть нападение, а в нужный момент ввязаться самим: раз уж драка неизбежна, лучше вести ее с противником неготовым и завязанным в другие бои, чем в тот момент и на той площадке (будущая весна, формирование правительства), которые избрал сам противник.

Конечно, у таких тактических шедевров неизбежно бывают и теневые стороны - есть они и здесь. Так, оказывается сильно помятым ЮКОС, но ведь он сам напросился. Сильный ущерб наносится имиджу державы, но неизвестно, какой ущерб был бы понесен, разразись война между крыльями АП в ходе формирования кабинета в начале второго президентского срока.

Если скандал вокруг ЮКОСа объясняется так или примерно так, то, по крайности, становится ясно, за кого надо болеть. Даже те - весьма многочисленные - люди, которые на дух не переносят российских олигархов, вынуждены будут согласиться: да, правительство олигархата - вещь чрезвычайно скверная; но правительство силовиков-государственников, учиняющих такие развеселые разборки с помощью Генпрокуратуры, ФСБ и бог знает кого еще, - несопоставимо хуже.

Немного кофейной гущи

Чем дело кончится? В общем-то рано об этом говорить - оно, к сожалению, только началось. Но самые первоначальные прогнозы я рискну сделать.

Более или менее очевидно, что, если ЮКОС не сдастся сам, повалить его не удастся. А сам он вроде бы сдаваться не намерен. Третьего числа из недр ЮКОСа был сделан вброс следующей веселой информации: для каждого топ-менеджера компании имеется список людей, готовых при необходимости занять его место в первую, вторую и прочие очереди. Это, собственно говоря, нормальная практика всякой крупной компании, но в данном случае вброс означает: умаетесь сажать. А чтобы сделать смысл послания совсем уж ясным, делается дополнение: вторым или третьим в каждой из этих шеренг записан иностранец. Посадить же гражданина США по тем основаниям, по которым посадили гражданина России Платона Лебедева, Генпрокуратура России, пожалуй, и не осмелится.

Если же говорить об исходе дела не только для ЮКОСа, но вообще для внутриполитической ситуации, то наиболее вероятен, на мой взгляд, консервативный прогноз. Президент, скорее всего, вынужден будет вмешаться в скандал, но сделает это в минимальной степени и по возможности келейно. Он не может допустить чрезмерного усиления - да еще перед выборами, когда так нужны баланс и гармония, - ни одной из борющихся внутри его администрации групп. Ни без одной из них он обходиться не намерен. Поэтому он рано или поздно прикажет (повторяю: скорее всего, негласно) выпустить Лебедева и вообще притушить скандал. Но поэтому же он как бы не заметит явного беспредела в действиях "силовиков". Все встанут практически на исходные позиции - чуть более измазанные, чем были до этого скандала.

Нет, в принципе возможен и оптимистический прогноз. Нельзя исключать (хотя по состоянию на пятницу как-то не очень похоже), что бизнес при виде столь явного наката на коллегу встанет стеной на его защиту и так возвысит голос против правоохранительных наездов, что президент сочтет возможным этот голос услышать и, например, немедленно начнет давно задуманную реорганизацию прокуратуры: с выделением из нее следственного комитета, со сведением ее полномочий к контролю над государственными организациями и т. п. В этом случае пользы от скандала вокруг ЮКОСа окажется больше, чем вреда, - жаль только, что вероятность такого оборота событий по названным причинам исчезающе мала.

Есть, конечно, и прогноз пессимистический, но давайте не будем каркать. Уже и так много чего дрянного случилось. Не то самое плохое, что капитализация ЮКОСа просела за четверг и пятницу почти на 10%, да и рынок очень может пойти за новым лидером понижения - это еще полбеды: волатильность, сэр! И не то самое плохое, что Россия получила очередную скверно пахнущую кляксу на манишку - почитайте западные газеты. Это очень скверно (имидж страны... инвестиционная привлекательность... возврат ранее убежавших капиталов и уехавших людей...), но, надеюсь, переживем: не впервой. Хуже всего, я полагаю, то, что мы теряем время.

Вчера один весьма разумный человек после беседы о скандале вокруг ЮКОСа, грустно сказал: "Я думал, такой беспредел в России уже невозможен". - Опять возможен. Мы вернулись назад. Мы ходим по времени кругами, а его у нас не так много.

В заключение

Многие в связи со скандалом вокруг ЮКОСа спрашивают себя и окружающих: не в опасности ли свобода и демократия в России? Поспешим ответить нашим взволнованным согражданам: конечно, в опасности. Как обычно. Ну, может быть, процентов на восемь больше обычного.