Фиаско нефтяных прогнозов

18 августа 2003, 00:00

Редакционная статья

В сентябре прошлого года журнал "Эксперт" дал следующий прогноз развития российской экономики: "очередной конъюнктурный подъем продлится два года, и темпы роста российского хозяйства в этот период составят 5-6 процентов годовых". Тогда столь решительное заявление было воспринято чиновниками и абсолютным большинством экспертного сообщества в штыки. Минэкономразвития в тот момент оценивало рост нашего ВВП в 2003 году в диапазоне 3,5-4,4% ВВП, консенсус-прогноз независимых аналитиков давал цифру 3,9%, а президентский советник по экономике и вовсе предрекал стагнацию, если не будут срочно урезаны госрасходы. Самую высокую, не считая "Эксперта", оценку - 4,9% роста - давал МВФ.

Год спустя мы видим, что реальный подъем нашей экономики опередил даже самые оптимистичные прогнозы: по итогам первого полугодия российский ВВП вырос на 7,2%, уверенный прогноз роста по итогам года - никак не ниже 6%.

Почему прогнозы экономического роста в России столь неточны и, что еще важнее, почему все (!) прогнозы, кроме прогноза "Эксперта", оказались ниже реальных темпов роста? Неужели наша экономика демонстрирует в этом году чудеса, а чудо спрогнозировать нельзя? Никакого чуда нет, а причина заниженных прогнозов, к сожалению, непонимание динамики хозяйственной жизни страны большинством экономистов.

В основе этих прогнозов или внешние конъюнктурные факторы - "цены на нефть вырастут, значит, и российский ВВП прирастет" - от этого привычно отталкивается правительство при составлении государственного бюджета, или ходульные модели типа "чем меньше доля государства в экономике, тем выше темпы роста" - этим любит забавляться советник президента Андрей Илларионов. Подобные подходы одинаково непродуктивны потому, что их суть - мертвые схемы. В них нет главного - человека, предпринимателя. Экономика - не мертвая модель, а живой организм, сложенный из тысяч хозяйственных единиц - компаний. Ритм жизни этих компаний, хозяйственные планы, которые строят предприниматели, и задают в конце концов макроэкономическую динамику страны. Не понимая логики развития отдельных компаний, нельзя даже надеяться понять развитие экономики в целом.

Что касается цен на нефть, то бессмысленно отрицать их влияние на российскую экономику - оно есть, и оно велико. Однако подобные внешние факторы никак не являются определяющими, они могут лишь поддержать или опустить экономическую динамику.

Да, в этом году они сыграли в плюс. Вспомним, что в начале года мало кто сомневался в том, что по окончании горячей фазы иракского кризиса цены на нефть значительно упадут. Споры шли лишь о масштабах падения. Пессимисты предрекали 10-12 долларов за баррель. Мы же вслед за отраслевым консенсус-прогнозом придерживались более умеренной оценки в 18-22 доллара за баррель. Между тем никакого быстрого восстановления иракской нефтедобычи после окончания военной операции США не последовало. Как не последовало и увеличения согласованных квот добычи ОПЕК. В результате все послевоенные месяцы цены на нефть держатся в диапазоне 25-28 долларов за баррель. Совершенно очевидно, что дополнительные экспортные доходы имели определенное значение в поддержке высоких темпов нашего роста. Однако, по нашему убеждению, далеко не главное.

Об этом свидетельствуют прежде всего высокие темпы роста неэкспортных секторов хозяйства - черной металлургии и машиностроения, обслуживающих мощный инвестиционный спрос. И хотя доминирующая часть этого спроса предъявляется сырьевиками, сам инвестиционный характер роста придает ему инерцию, делает менее зависимым от возможного ухудшения внешнеторговой конъюнктуры.

Кроме того, в этом году в нашей экономике впервые начала складываться модель роста, основанная на дорогом рубле и финансовой привлекательности рублевых активов. Интенсивное номинальное удорожание рубля по отношению к доллару на фоне значительного превышения российскими процентными ставками уровня развитых рынков капитала привело к резкому усилению притока в страну частного капитала. Отток же, напротив, пошел на убыль, так что сальдо негосударственных трансграничных капитальных потоков впервые оказалось положительным. Вдобавок быстрое реальное укрепление рубля, опять-таки впервые, не привело к автоматическому ускорению роста товарного импорта. Потребительский спрос все больше переключается на товары и услуги отечественных производителей, не конкурирующих с импортом. Все это создает исключительно благоприятные условия для инвестиционного бума в отраслях, завязанных на внутренний рынок. А это создает здоровую инерцию роста, устойчивого к провалам нефтяной конъюнктуры.