Посеянный успех

Зарина Хисамова
25 августа 2003, 00:00

Всплеск российского женского тенниса - результат уникальной советской методики, умноженной на западные деньги и рост популярности этого спорта в начале 90-х. Через год как минимум три россиянки будут в первой десятке или даже пятерке мира

Спортивный обозреватель британской информационной службы Би-би-си Cтив Кресуэлл недавно сказал, что в мировом теннисе началась "русская революция". Наглядно продемонстрировал это утверждение закончившийся 18 августа турнир в Торонто, призовой фонд которого составлял 1 млн 350 тыс. долларов. В одну четвертую финала этого турнира вышли сразу восемь российских теннисисток. Но настоящей сенсацией стало неожиданное для всех "восхождение" нашей теннисистки второго эшелона - Лины Красноруцкой. Тридцать восьмая ракетка мира для начала переиграла первую ракетку Ким Клийстерс, а потом дошла до финала, который, впрочем, проиграла почти с сухим счетом бельгийке Жустин Эннин-Арден.

Сегодня в первой сотне лучших теннисисток мира уже двенадцать русских имен. Но о большом потенциале российского женского тенниса специалистов заставляет говорить не только массовость наступления россиянок на рейтинг, но и отдельные впечатляющие победы. Самая громкая из них - серебряная медаль Елены Дементьевой на Олимпиаде в Сиднее. Второй по значимости можно считать встречу на одном корте в одной четвертой финала Открытого чемпионата Франции 2003 года сразу двух россиянок, обе почти новички во взрослом теннисе. С одной стороны играла 18-летняя Вера Звонарева, победившая в одной восьмой могучую Винус Уильямс. На другой стороне - 20-летняя Надежда Петрова, обыгравшая Дженнифер Каприати - одну из сильнейших теннисисток мира.

Что происходит с русским теннисом? Каковы причины "революции"?

Золотые девочки

О российском женском теннисе в мире заговорили в середине 90-х, когда появилась Анна Курникова. Золотая девочка, Курни, как ласково называли ее на Западе, в десятилетнем возрасте уехала из России, после юниорских побед большими спортивными успехами своих болельщиков не радовала, всячески "отлынивала" от выступлений за российскую сборную, а ее скандальные лав-стори регулярно попадали в газеты и журналы. Несмотря на это, она сыграла большую роль в развитии женского тенниса - как российского, так и мирового. Видя ее популярность и слыша об огромных рекламных контрактах, родители в массовом порядке повели своих дочерей в теннисные секции.

В отличие от Курниковой Елена Лиховцева и Татьяна Панова - старшее поколение выступающих сейчас теннисисток - публику не эпатировали, кумирами молодежи не стали, но показывали и показывают довольно качественные и стабильные результаты. А самые высокие места в нынешних рейтингах занимают Анастасия Мыскина и Елена Дементьева - среднее поколение нынешних теннисисток.

Девочку подготовить дешевле и легче, чем мальчика. Если спортсменка стоит тридцать тысяч долларов в год, то спортсмен - пятьдесят. Разница получается за счет того, что девушке легче подобрать спарринг, любой прилично играющий парень может стать ее партнером по игре

Но будущее - за молодежью, за толпой ворвавшихся два-три года назад 17-20-летних спортсменок. Светлана Кузнецова, Елена Бовина, Динара Сафина, Вера Звонарева, Лина Красноруцкая, Надежда Петрова, Вера Душевина, Мария Шарапова - очень разные теннисистки. Скажем, Елена Бовина обладает мощными физическими данными. Светлана Кузнецова не так сильна, но хорошо, как говорят тренеры, "читает игру". Их объединяет одно: их базовая подготовка выше, чем у старших товарищей по сборной в том же возрасте. Сейчас им мешают главным образом недостаток опыта и психологические проблемы. "Бовина, например, отлично играет, когда давит сама. Когда психологически давят ее, она с ногами не справляется", - объясняют тренеры.

Однако уже через год женский теннис сделает качественный скачок, три наши теннисистки будут в первой десятке или даже пятерке, обещает тренер сборной Шамиль Тарпищев. А в сотне лучших теннисисток наших к тому времени будет уже человек пятнадцать.

В открытом плавании

Теннис - едва ли не единственный российский вид спорта, который поднялся после распада СССР. В Советском Союзе он популярным спортом не был, почти не финансировался, им занимались те, кого не взяли в другие спортивные секции. Советские тренеры изо дня в день бились над тем, как развить нужные в теннисе качества у не самых спортивных детей, в то время как зарубежным инструкторам заниматься этим не было никакой необходимости. Так выработалась методика тренировки спортсменов - самая, говорят, лучшая в мире.

После распада советской спортивной системы рынок открылся: многие российские теннисисты и тренеры получили доступ к западным деньгам - спонсорам и грантам. Правда, ценой очень больших усилий. В спортивном сообществе много рассказывают о том, как родители одаренных длинноногих детей ездили по всему свету в поисках спонсора на обучение. В это же время, в начале девяностых, начался рост популярности тенниса в России. Таким образом, уникальная советская методика, умноженная на западные деньги и возможность выбора из большого количества одаренных детей, привела к нынешнему подъему российского тенниса. Сегодняшние спортивные звезды - это как раз те, кто пришел в теннис в начале девяностых.

Возникает вопрос: почему мы сейчас видим подъем именно женского тенниса? Оказывается, на это тоже есть рыночные объяснения. Девочку подготовить дешевле и легче, чем мальчика. Если спортсменка стоит тридцать тысяч долларов в год, то спортсмен - пятьдесят. Разница получается за счет того, что девушке легче подобрать спарринг, любой прилично играющий парень может стать ее партнером по игре. Кроме того, в женском рейтинге большая ротация. Если теннисистка не входит в первую тридцатку, она, как правило, быстро уходит из тенниса, появляются другие интересы - семья, дети. У мужчин ситуация другая. Они в любом случае остаются в теннисе где-то до тридцати лет, и не то что сотня, даже первая тысяча игроков меняется слабо. То есть женщине в целом легче пробиться к теннисным вершинам.

Но подъем наступит и в мужском российском теннисе, обещают тренеры нашей сборной. Правда, в ближайшие два-три года будет "провал": в возрастной группе до 16 лет всего три сильных теннисиста. Зато у четырнадцатилетних все в порядке: их много, и они хорошо подготовлены. Так что лет через пять русская революция начнется и в мужском теннисе.

Хрупкий баланс

Конечно, нынешний симбиоз российских спортсменов и западных денег имеет и свою оборотную сторону. Назвать нынешних звезд российскими спортсменками можно с некоторой долей условности. Многие из них живут за границей, тренируются на деньги зарубежных спонсоров и говорят по-английски лучше, чем по-русски. Скажем, Надежда Петрова сейчас живет и тренируется в польском Кракове, Динара Сафина - в испанской Валенсии, Елена Лиховцева - в Гамбурге, Светлана Кузнецова - в Барселоне. А начинали они все в России: кто-то, как Курникова, Дементьева и Мыскина, в знаменитой "Ширяевке" - лучшей детской школе в московских Сокольниках, кто-то, как Лиховцева, в ЦСКА, кто-то в "Спартаке" и "Динамо".

Само по себе проживание за границей - это лишь вопрос удобства, объясняют теннисисты. Для того чтобы набирать очки рейтинга, нужно принимать участие как минимум в двадцати пяти турнирах в год. Большинство из них проходит в Европе. Жить там, тренироваться и ездить на турниры на автомобиле просто дешевле, чем каждый раз летать из России.

Пока эти девушки, живущие и тренирующиеся за границей, выступают за Россию. Но это хрупкое равновесие между западными деньгами и российским флагом в скором времени может быть разрушено. Одаренных детей будут увозить все раньше, их формирование как личностей будет происходить в другой стране, и за Россию выступать они не будут. Другая проблема - отток высококлассных тренеров из страны.

Остановить этот процесс за короткое время невозможно. В российской спортивной системе сейчас просто нет денег для того, чтобы тренировать на должном уровне всех талантливых детей. Для изменения ситуации нужна реформа всей спортивной системы, новые отношения между спортом и государством, спортом и бизнесом.

Но первым шагом может стать создание государственного агентства, которое занималось бы трансферами, причем во всех видах спорта. Бывают случаи, когда футболиста "покупали" за сто пятьдесят тысяч долларов, а потом "перепродавали" за два миллиона. Нужно, чтобы российская спортивная система, а не посредники, получала деньги за выращенного в России спортсмена. Кроме того, на Западе вырученные за продажу игрока деньги можно потратить только на покупку другого спортсмена либо вложить в развитие детской спортивной школы. В российской спортивной системе такой ясности нет. Главное препятствие сейчас - отсутствие правовых актов, регламентирующих трансферы.

"Сейчас во всей спортивной системе России работает только одна связка - 'спортсмен-тренер', - говорит Шамиль Тарпищев. - Если ничего не менять, то в ближайшие два-три года разрушится и она, мы останемся без спорта".