Что заслоняет "солнечный свет"

Павел Шеремет
15 сентября 2003, 00:00

Чем ближе перспектива экономического коллапса Северной Кореи, тем более опасна она для окружающих. Заинтересованные страны должны терпеливо привлекать КНДР к хозяйственному сотрудничеству, не посягая на ее политическое устройство

Во всем мире 9 сентября ждали с тревогой. Считалось, что именно в этот день - в 55-ю годовщину образования Корейской Народной Демократической Республики - Пхеньян намерен провести ядерные испытания и объявить о создании собственного атомного оружия. Этого, к счастью, не случилось. Однако ситуация на Корейском полуострове остается очень напряженной.

Возможность побывать и на Юге, и на Севере есть только у китайцев и россиян. Съемочная группа Первого российского телеканала в июне работала в Республике Корея, а в июле - в КНДР. Увиденное не оставляет сомнений: несмотря на бесконечные разговоры о мире, о неизбежности воссоединения корейского народа, о недопустимости нового военного конфликта, оба государства готовятся к войне. США и Запад вообще нынешний северокорейский режим совершенно не устраивает, поэтому реальной модели преобразований, которая позволила бы сохранить государственную структуру КНДР, так и не появилось.

Под прицелом

Уровень жизни в коммунистической стране просто несопоставим с тем, как живут люди на юге Корейского полуострова. Трудно поверить, что еще в начале 70-х годов XX века КНДР опережала РК по темпам экономического развития, и корейцы, например, из Японии переезжали сюда в поисках лучшей доли. Теперь, спустя тридцать лет, Южная Корея - "азиатский дракон", ее ВВП почти равен российскому, Сеул - мегаполис и одна из мировых столиц, где количество машин почти сравнялось с количеством жителей. Однако на Юге панически боятся Корейскую народную армию.

От границы до Сеула - примерно сорок километров - берег реки Имчжинган затянут в колючую проволоку и охраняется южнокорейской армией, чтобы исключить проникновение коммунистических шпионов. Приграничные деревни окружены высокими земляными валами, и въехать в деревню можно только через специальные ворота, которые в случае опасности завалят бетонными плитами. Даже морское побережье Южной Кореи закрыто рядами колючки: с десяти часов вечера и до шести утра выходить на берег строго запрещено.

Столица живет под постоянным прицелом - Сеул в любой момент может подвергнуться массированному артиллерийскому и ракетному удару. Северным корейцам единственным в мире удалось на базе советских ракет СКАД сделать ракеты среднего радиуса действия. Они наладили собственное производство этих ракет и успешно продают их в арабские страны. Кроме того, вдоль границы, или, как принято называть это официально, вдоль демилитаризованной зоны, расположено 10 тыс. артиллерийских стволов Корейской народной армии, первый залп которых предупредить, а тем более предотвратить невозможно. Неудивительно, что, по подсчетам Пентагона, первые три месяца полномасштабных боевых действий на Корейском полуострове обернутся 52 тыс. убитых и раненых американцев, полумиллионом убитых и раненых южнокорейских военнослужащих, миллионами жертв среди гражданского населения и почти полным уничтожением Сеула.

Главный защитник Республики Корея - американская армия (37 тыс. американцев базируется на Юге). Сейчас американские дивизии от границы отводят дальше на юг полуострова, чтобы вывести их из-под возможного удара северокорейской артиллерии. Наблюдатели расценивают эти перемещения однозначно - как элемент широкомасштабной подготовки к военной операции. Южнокорейская элита расколота на сторонников и противников войны, но тех, кто поддерживает американцев, среди руководства Юга все-таки больше. "Для обороны, для защиты своей страны в случае начала войны нам необходимо сотрудничать с американскими военными силами, - говорит руководитель отдела по изучению Северной Кореи министерства обороны Юга Сун Джу Пэк. - Иначе мы не сможем предотвратить военное нападение со стороны Северной Кореи".

Военный лагерь

По сравнению с Югом Север - один большой военный лагерь, а Пхеньян напоминает город после объявления воздушной тревоги - машин на улицах практически нет, а население перемещается по столице на метро и пешком. Здесь опасаются нападения не меньше, чем на Юге. "Мы не сомневаемся в ударе американского империализма. Они открыто говорят, что нападут. Уже начали мобилизовывать авиацию и отводят сухопутные дивизии от границы, - говорит старший полковник исследовательского центра министерства обороны КНДР. - Но мы победили в прошлой войне, опираясь на туннели, и сейчас превратили всю страну в сплошные туннели. После войны в Ираке американцы настойчиво ищут наши шахты, но мы не боимся их бомб".

В самом деле, армия Севера буквально зарыта в подземных городах, шахтах, туннелях и аэродромах, вырубленных за десятилетия в скалах. Недалеко от Пхеньяна нам показали зенитно-ракетную батарею. На поверхности были только казармы, плац и спортивная площадка, все остальное спрятано в скалах. На политзанятиях офицер подробно рассказывал о тактике американских империалистов, которые после Ирака охотятся за руководством социалистической Кореи: "После иракской войны наши враги обращают внимание на нашу социалистическую родину. Поэтому мы должны внимательно следить за каждым шагом врага. Их главная цель - уничтожение высшего военного руководства КНДР".

Американцы в середине 90-х уже были близки к тому, чтобы нанести военный удар по КНДР и покончить с коммунизмом на Корейском полуострове. Но тогда от войны их удержало ощущение, что режим рухнет самостоятельно. Этого не произошло. Сын великого полководца Ким Ир Сена, любимый руководитель Ким Чен Ир, удержал власть в своих руках. При нем страна пережила "Трудный поход", все ресурсы мобилизованы на защиту от американского нападения. Прошло почти десять лет, и сегодня, несмотря на то что сейчас Северная Корея представляет собой еще большую военную силу, американцы вновь вернулись к планам военного решения корейской проблемы.

Ядерный покер

Основная причина жесткой позиции США - ядерная программа Пхеньяна. Есть или нет ядерное оружие у КНДР - вопрос, который волнует сегодня всех. Простые граждане КНДР уверены, что бомба уже готова. По крайней мере в разговорах с нами никто в этом не сомневался. Был даже забавный эпизод. Полковник из пресс-службы просил уточнить вопросы для интервью с военным экспертом. Мы хотели услышать ответ на вопрос, есть ли у КНДР ядерное оружие. Переводчик недоумевает: странный вопрос - конечно же, бомба есть. Все с ним соглашаются, но тут полковник замечает: "Пусть лучше ответит военный эксперт". На следующий день отвечает военный эксперт Корейской народной армии: "Это американцы втягивают нас в этот ядерный спор. Американцы угрожают нам ядерным оружием. И вынуждают нас заниматься этой проблемой. Каждый имеет право жить так, как он хочет. Я не специалист и не могу точно сказать, есть ли у нас ядерное оружие". Обычная формулировка официальных заявлений Пхеньяна - насчет бомбы ничего сказать пока не можем, но если что - нанесем страшный удар.

Весьма неоднозначно высказываются о ядерном потенциале КНДР и южнокорейские специалисты. "Мы знаем, что с 1999 года Северная Корея обладает ядерным оружием малой мощности. Мы пришли к такому выводу на основании информации, полученной из американских источников. Наши исследователи тоже постоянно изучают эту проблему, и мы знаем, что Северная Корея обладает ядерным оружием", - говорит Сун Джу Пэк. "Секретные службы говорят нам, что есть одна или две бомбы, но доказательств этого не приводят. Мы просим Северную Корею провести совместную инспекцию, чтобы проверить, есть ли производство ядерного оружия", - говорит заместитель министра по делам объединения Пак Чен Пок.

Американцы же тем временем настойчиво ищут спрятанные в скалах военные объекты Севера. По заказу министерства обороны США японские сейсмологи создали подробную геолого-сейсмологическую карту Северной Кореи, чтобы при помощи космических спутников найти секретные подземные бункеры КНДР и ядерное оружие.

Нападать или не нападать? Ответ вытекает из оценки последствий локальной войны на полуострове сейчас и глобальных проблем в будущем, когда ядерная бомба уже будет в руках Ким Чен Ира. Страны, вовлеченные в конфликт вокруг Корейского полуострова, - США, Китай, Япония и Россия - мучительно взвешивают последствия войны и цену мира. Пока сохранять мир дешевле, но переговоры идут без заметных положительных результатов.

Евреи Востока

Договориться с корейцами вообще сложно. При чем как с северными, так и с южными. Веками корейцы находились под гнетом либо китайских, либо японских императоров, выжили и сохранили национальную самобытность благодаря упорству, граничащему с упрямством, и особому прагматизму. Не случайно вождь корейских коммунистов Ким Ир Сен называл корейцев евреями Востока. Трагическая история сформировала определенные комплексы корейского самосознания, преодолеть которые крайне тяжело. Корейцы дисциплинированны и легче подчиняются коллективной воле, диктату государства, чем отстаивают личные интересы. Пока на Севере формировалась коммунистическая диктатура, на Юге правила диктатура военных. Инакомыслие преследовалось, и число погибших на Юге коммунистов достаточно велико. Сейчас, правда, южане старательно копируют стереотипы западной модели поведения. Южная Корея превращается в открытое общество. В страну хлынул поток иностранцев, которые чувствуют себя там комфортно. Но благостность сохраняется только до тех пор, пока вы не вступили с корейцами в какой-либо спор. Свои интересы они защищают с невероятным упорством. У них гипертрофированное чувство собственного национального достоинства. Именно поэтому многие на Юге даже сочувствуют корейцам на Севере и морально поддерживают их в конфликте с американцами, а объединенная Корея будет мощным противовесом другим "драконам", например Японии (правда, это далекая перспектива).

Первые три месяца полномасштабных боевых действий на Корейском полуострове обернутся 52 тыс. убитых и раненых американцев, полумиллионом убитых и раненых южнокорейских военнослужащих, миллионами жертв среди гражданского населения и почти полным уничтожением Сеула

Альтернативой военному решению проблемы какое-то время назад считалась политика "солнечного света", провозглашенная президентом Республики Корея Ким Тэ Джуном. Политика экономического сближения с Севером, экономической помощи и гуманитарного сотрудничества. Эксперты надеялись, что КНДР сможет повторить путь коммунистического Китая, и тогда военное противостояние двух корейских государств останется в далеком прошлом. Однако красивый план дает сбои, потому что, с одной стороны, экономическое развитие КНДР приветствуется, но с другой - все боятся усиления враждебного режима. А теперь, после того как летом из-за скандала вокруг незаконного финансирования северокорейского режима покончил с собой Чон Мон Хун, глава Hyundai - чеболя, который был главным инвестором в КНДР и экономическим посредником между Сеулом и Пхеньяном, - о проектах, которые обеспечивали бы технологический прорыв промышленности КНДР, говорить не приходится.

Задача - растянуть процесс экономического объединения двух государств на двадцать-тридцать лет, постепенно повышая уровень жизни на Севере, но безопасным для Юга способом. "Мы понимаем, что Северная Корея пока не готова к объединению. Поэтому, прежде чем сделать серьезные шаги, мы намерены убедиться в том, что в Северной Корее происходят изменения. Мы готовимся к объединению, но не торопим этот процесс", - заявляют в южнокорейском министерстве по делам объединения.

Ким Чен Ир экономическое сотрудничество приветствует и даже поощряет, но с оговоркой. Северокорейские предприятия в первую очередь должны вступать в контакт в Южной Корее и Японии с теми, кто дружественно настроен по отношению к КНДР. В стране идут робкие экономические реформы, хотя само слово "реформа" здесь ассоциируется с американскими планами уничтожения КНДР. "Никто не может предложить Северной Корее модель, по которой надо производить эти реформы. Ощущение такое, что США и Запад в целом вообще не хотят мириться с существованием Северной Кореи как таковой. Не хотят примириться с властью Ким Чен Ира. Все рецепты, которые предлагаются, приведут к краху режима, к смене политической власти. А реальная модель преобразований, которая позволила бы сохранить государственную структуру, нынешнюю элиту у власти, не предлагается", - говорит высокопоставленный сотрудник российского МИДа. Из-за этого в каждом из участников процесса урегулирования конфликта вокруг Корейского полуострова Пхеньян видит "руку Вашингтона" и не доверяет никому. Даже Пекину, с которым связан самым тесным образом и через который получает значительную часть ресурсов, необходимых для жизнедеятельности.

Так что все участники этого опасного конфликта сами до конца не определились с планами на ближайшее будущее. Каждый произносит громкие фразы и боится при этом сделать неправильный шаг, допустить роковую ошибку и попасть в корейский капкан, из которого мировое сообщество с таким трудом выкарабкалось пятьдесят лет назад.

Возможности для России

Особая ситуация у России. У Москвы нет никаких рычагов давления на Пхеньян. Их было не много во времена СССР, когда бесплатно строили там заводы, вооружали армию. А сейчас говорить о влиянии на КНДР не приходится. Если бы не одно "но". Владимир Путин подружился с Ким Чен Иром - насколько вообще можно говорить о дружбе двух таких разных президентов настолько разных государств. Но тем не менее факт остается фактом. У Путина хорошие отношения с Ким Чен Иром, российский президент искренне интересуется ситуацией вокруг КНДР, и корейский вождь верит в эту искренность. После десяти лет холода и неприязни отношения Северной Кореи и России переживают период активной оттепели. Было бы глупо этим не воспользоваться, тем более соседей не выбирают. Несмотря на то что протяженность границы составляет всего пятнадцать километров, последствия войны в Северной Корее жители Владивостока почувствуют на себе очень быстро.

Парадокс в том, что российских граждан в Южной Корее сейчас в сотни раз больше, чем в Северной. На официальном учете в посольстве РФ в Сеуле стоят всего около 600 человек, по данным на конец июля. По неофициальным данным, на Юге больше 50 тыс. выходцев из России. Ночные клубы для американских солдат укомплектованы девушками из республик бывшего Советского Союза. Гиганты корейской промышленности забиты инженерами из России. Поговаривают, что половина разработок Samsung - дело рук электронщиков из Зеленограда. Наконец, российская рыбная мафия с Дальнего Востока все чаще использует Южную Корею в качестве транзитной зоны при поставке морепродуктов в Японию. Все это хорошо, но это локальное, частное российское предпринимательство, которое не приносит российскому государству ощутимых экономических или политических дивидендов.

Российские проекты в Северной Корее могут вернуть осмысленность и вес нашей политике на Дальнем Востоке. Во-первых, ключ к богатствам Южной Кореи лежит через сотрудничество с Севером. Южане очень внимательно следят за каждым движением России или какой-либо другой страны в КНДР и всегда предлагают взять их в долю. На всякий случай. Во-вторых, корейцы могут помочь освоить собственно российские богатства на Дальнем Востоке, поскольку это единственная пока альтернатива китайской экспансии здесь. Поэтому Путин дружит с Ким Чен Иром. Российский президент понимает, что когда два корейских государства объединятся, предлагать им свои услуги будет поздно.