О не вовремя бросаемом якоре

Александр Привалов
15 сентября 2003, 00:00

Начало бюджетного процесса в Думе прошло спокойно. Глава бюджетного комитета А. К. Жуков заявил, что "в первом чтении никакой интриги не будет". А дальше? А дальше может возникнуть. Свежеуволившийся советник премьера М. Г. Делягин предрек после первого чтения бунт на центристском корабле. Мол, первое чтение пройдет 19-го числа спокойно. А 20-го - съезд "Единой России", где многие депутаты с ужасом узнают что не включены в партийный список на выборы. Тут-то, мол, они оскорбятся, "отвяжутся" и пойдут рвать бюджет в клочья. Где он, контрольный пакет голосов? Был - и нету, и опять собирай его по человечку...

Возможно, экс-советник и прав; скоро увидим. Но мне такое замешательство, буде оно и возникнет, не кажется таким уж страшным. Тоже мне, Каины и Манфреды - депутаты, которых сочли непригодными даже на роли заднескамеечников и потому решили не брать на второй срок. Если и будут бунтовать, то опасливо и недолго. На мой взгляд, важнее другое: раньше обычного и шире обычного раздалась критика самой логики очередного либерального бюджета, - критика, зачастую прямо уничижительная. Авторов проекта без обиняков спрашивают: а мозг-то у вас есть? Авторы, понятно, гордо отмалчиваются. Если эта волна критики в должной степени накроет Думу, у проекта начнутся неприятности. А накрыть может, ибо речь по существу идет о тех же самых вопросах, которые станут предметом предвыборных дискуссий.

За что добрые люди хулят проект бюджета? За прямо-таки безумную скаредность - будто бюджет верстал не благовоспитанный А. Л. Кудрин, а мечущийся в горячке Гарпагон. Создается впечатление, что главной целью бюджета является как можно более полное омертвение как можно больших сумм выкачанных из экономики денег. Казалось бы, их и так заморожено довольно - что золотовалютных резервов у нас по любым критериям слишком много, никто давно не спорит. Нет: то деньги Банка России, а правительство хочет наморозить своих, в отдельном чулочке. В этот чулочек мы будем качать из доблестной российской экономики отдельным насосиком - при том, что откачивание в чулок ЦБ продолжится, как вы понимаете, своим чередом. Правительству говорят: так у вас и в своем чулочке до черта. Остатки на счетах федерального бюджета - четверть триллиона рублей, а будет и больше! Нет: те деньги слишком близко лежат. Их в любую минуту можно взять и потратить; а фонд - черта с два тронешь, покуда не наступит угроза дефолта. Помирать или замерзать будешь, а не тронешь, если дефолта не видать.

И так, видимо, сильна тяга к глубокой заморозке денег, что за удовлетворение своей страсти наш Гарпагон готов платить не скупясь. Проект предусматривает в будущем году внешние займы на сумму три с лишним миллиарда долларов. Разница между ставками, по которым мы сможем занять деньги, и ставками, под которые мы будем размещать в западные бумаги этот самый стабилизационный фонд, будет заведомо не меньше трех процентных пунктов. Стало быть, только на этом мы потеряем примерно сто миллионов. В национальном масштабе сумма, конечно, не смертельная, но вы вдумайтесь: мы будем платить ее исключительно за то, чтобы сварганить мерзлую кучку денег, до которой будет трудно дотянуться! Лихо, а?

Почему правительству так хочется вытягивать деньги из экономики и оттаскивать их как можно дальше? Один из ответов широко известен: нашему правительству не втолковали, что на нем лежат некоторые обязанности, выполнение которых требует денег. Какой вред может быть от госрасходов, оно выучило, а какая польза - нет. Вот ни разу и не подумало серьезно финансировать инфраструктурные проекты - в самом широком понимании слова: ни транспортная инфраструктура не финансируется, ни коммунальная, ни финансовая, ни оборонная - никакая. Но этот ответ не полон. Инфраструктуру создавать ты не умеешь - черт с тобой, еще подождем. Но есть же вещи, доступные самому простому уму. Регионы воют: у них денег - только-только на зарплаты бюджетников, на отопление городов уже не хватает. И речь-то идет о каких-то 60-80 млрд рублей. У тебя же остатков на счетах вчетверо больше, и ты не знаешь, что с ними делать, - дай на мазут! Нет, не дам. Тогда хоть ЕСН сократи - ведь не нужны тебе эти деньги, а народ бы вздохнул... Нет! Почему?

Известно почему - боятся. Любимые слова: угроза инфляции и стерилизация денежной массы. "Вы что, хотите нового дефолта? Вспомните 98-й год!" - Не хотим и помним. Потому и видим то, чего не видят власти: страна с тех пор изменилась. Тогда укрепление рубля автоматически перерастало в захлестывающий вал импорта, тогда любой новый рубль сам катился на финансовый рынок... Но сегодня-то все не так. Рубль с января укрепился процентов на пять, а импорт не растет. Скоро год, как не растет - в кабинете министров этого не заметили? Что новые рубли не заболачивают экономику, а абсорбируются; что активно инвестируют уже не только сырьевики, а чуть ли не все отрасли; что из семи процентов роста в первом полугодии на долю сырьевиков приходится треть - не обратили внимания?

Не заметили и не обратили. Что экономика России перестает быть пустырем с нефтяными вышками, на который страшно выпустить лишний рубль, не верят. И понятно почему: они-то знают, что ничего для этого не сделали. Цены на нефть для власти по-прежнему определяют и темп роста ВВП, и масштаб бюджетных доходов. Такая отсталость мышления вредна: и стабилизационный фонд из-за нее изобретается, и выборная кампания так вьется вокруг природной ренты, будто рента решает все проблемы, - тоже из-за нее. А принимать бюджет, да и избирать парламент, исходя из устарелых представлений о реальности, неумно и даже, может быть, не безопасно.

Впрочем, по поводу бюджета особенно расстраиваться не надо. Конечно, куда лучше было бы, кабы правительство помогало росту экономики. Но ведь вот оно когда не помогает, а когда и мешает, а рост-то вроде начался. И еще один бюджет, основанный на логике прошлого тысячелетия, не убьет страны - так якорь, брошенный с набирающего ход корабля, этого корабля не потопит же. Так, задержит ненадолго.