Каковы китайцы на самом деле

Общество
Москва, 06.10.2003
Китай всегда будет следовать принципам своего метаполитического миросознания - то есть стремиться к максимально уравновешенной, сдержанной и невыразительной позиции в публичной политике, оставляя за собой свободу действий вне ее

Нынче повсюду в Европе, а в России и подавно слышишь одно и то же: "Через двадцать (тридцать, пятьдесят) лет будем жить под китайцами". Знакомые разговоры. Когда это было? Ну да, как раз сто лет тому назад во всей Европе, а в России и подавно бродили предостережения о "желтой угрозе", исходящей с восточных окраин Азии. Получается вроде как юбилей, только для празднования не годится. А вот задуматься над тем, откуда берутся разговоры про "желтую угрозу" и что они означают сегодня, не мешало бы. На своих страхах нужно учиться.

История одного мифа

"Желтая угроза" - классический современный миф. Это значит, что разговоры о ней всегда подогреваются политической конъюнктурой, но никогда не дают ясного и трезвого взгляда на вещи. Столетие тому назад они были откликом на мощные антииностранные восстания в Китае и русско-японскую войну, проигранную Россией. На дальневосточные события быстрее и смелее всех в русском обществе откликнулись поэты, в те времена почти сплошь мистически настроенные. Певцы Серебряного века щекотали нервы соотечественников пророчествами о нашествии несметных полчищ азиатов, которые повергнут в прах Третий Рим и раздадут клочки трехцветного императорского знамени на забаву "желтолицым детям". Эта фантазия оказалась живучей и способной к разным метаморфозам. Еще в годы первой мировой войны вполне серьезные писатели вроде Вячеслава Иванова утверждали, что Германия, воюя с Россией, исполняет волю некоего тайного ордена восточных магов.

Последующий ход мировой истории лишил актуальности разговоры о "желтой угрозе". Утратившие правдоподобие пророчества, они волновали воображение разве что романистов и создателей голливудских триллеров. Тоже в своем роде золотая жила, не иссякшая по сей день. Взять хотя бы свежий роман китайского писателя Ван Лисюна "Желтая угроза" (в КНР запрещенный), где рассказывается о том, как Китай сначала погружается в кровопролитную междоусобицу, а потом становится зачинщиком мировой ядерной войны.

Если бы рассказы о "желтой угрозе" были только фантазией поэтов и киносценаристов, то они едва ли заслуживали бы обстоятельного разговора. Но в том-то и дело, что они, как всякий миф, не столько описывают действительность, сколько сообщают что-то важное о самих рассказчиках - настолько важное и значительное, что это остается непонятым и даже незамеченным их европейской аудиторией. Что же именно?

Сразу можно заметить, что глашатаи "желтой угрозы" судят Восток по собственным критериям и стандартам. Если в эпоху Просвещения многие корифеи европейской мысли с похвалой отзывались о Китае как о стране "просвещенного абсолютизма", то весь XIX век, открывший Европе ценность истории, проходит под аккомпанемент разговоров об отсталом, неподвижном, сонном колоссе на восточном краю Азии. В середине столетия, во времена колониальных опиумных войн, столп английского либерализма Джон Стюарт Милль прочувствованно писал об отсутствии свободы, закона и самого понятия личности в Китае. Милля приводила в ужас картина китайской империи-мур

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (390) 6 октября 2003
    Реформа "газпрома"
    Содержание:
    Делите его осторожно

    Для того чтобы реформировать газовую отрасль и открыть доступ на рынок независимым производителям газа, совсем не обязательно убивать "Газпром"

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама