Очередная грузинская катастрофа

Юрий Симонян
17 ноября 2003, 00:00

Парламентские выборы в Грузии поставили страну на грань гражданской войны и полной остановки экономики. Новые выборы - на чем настаивает оппозиция - могут только усугубить положение

Вторую неделю Грузию лихорадит от антиправительственных митингов и акций протеста. Оппозиция, вышедшая на улицы, отказалась участвовать в работе будущего парламента и требует от президента Эдуарда Шеварднадзе признать парламентские выборы 2 ноября недействительными, провести новые или уйти в отставку. На площади перед парламентом митингующих, в зависимости от погоды, от тысячи до нескольких тысяч. Волнения не только в Тбилиси, но и в других городах. При невыясненных обстоятельствах в Восточной и Западной Грузии раздались выстрелы, ранены два человека - оба сторонники оппозиции. Оппозиция обвинила власть в применении силы, власти заявляют о провокации со стороны оппозиции. В разных концах страны активисты антишеварднадзевского движения объявили голодовку.

Спустя двенадцать лет после объявления суверенитета Грузия вновь пришла к тому, с чего началась ее новейшая история, - к уличному противостоянию. Тогда "Национальное движение" во главе со Звиадом Гамсахурдиа выступало против одряхлевшего коммунистического режима, безвольно сдававшего одну позицию за другой. После прихода к власти Гамсахурдиа его противоборство с недавними соратниками тоже едва не обернулось полномасштабной гражданской войной. Завершилось оно бегством Гамсахурдиа из Грузии и приходом к власти Эдуарда Шеварднадзе.

У тех выступлений оппозиции и нынешних есть как общие черты, так и различия. Главное различие в том, что приход к власти сначала Гамсахурдиа, а потом Шеварднадзе были неизбежны, государственное лидерство нынешнего предводителя "Национального движения" Михаила Саакашвили таковым не представляется. Во всяком случае пока.

Первый президент

Гамсахурдиа был безальтернативен: на президентских выборах, без малейшей нужды в каких-либо фальсификациях, он получил почти 90 процентов голосов. Куда ж более весомое доказательство! Но на этом успехи первого президента в общем-то и завершились. Сын классика грузинской литературы, блестящий филолог и полиглот, борец с коммунистическим режимом, яркий лидер демонстрантов - Звиад Гамсахурдиа таковым остался и на посту главы государства, управлять которым, как выяснилось очень быстро, оказалось для него непосильной ношей.

Недолгое правление запомнилось нескончаемыми многолюдными митингами, которые сам он организовал и в которых сам с удовольствием и участвовал, поиском врагов нации, мешающих подъему Грузии, оголтелым национализмом, вызвавшим волнения в районах, где превалировало негрузинское население, и войну в Южно-Осетинском автономном крае, многочисленными декларациями и воззваниями к мировому сообществу. Гамсахурдиа декларировал разгосударствление имущества, местное сообщество истолковало эти слова слишком буквально, а потому процесс быстренько свернули.

Спустя двенадцать лет со времени объявления суверенитета Грузия вновь пришла к тому, с чего началась ее новейшая история - к уличному противостоянию

Отдельные эмоциональные решения Гамсахурдиа повергали в шок - чего стоила объявленная экономическая блокада России, когда эшелоны с российским зерном блокировались в Западной Грузии и возвращались обратно. За время его президентства страна пришла в полный упадок: экономика рухнула, население стремительно нищало, продовольственные магазины торговали оставшимся со времен Союза складским "неприкосновенным запасом". В грузинском обществе зрел серьезный протест, едва не приведший к расколу: на одном конце центрального проспекта Руставели - митинги и голодовки против Звиада, на другом - в его поддержку.

И когда Гамсахурдиа - президент независимой Грузии - подчинился указу приснопамятного ГКЧП распустить национальные воинские формирования, это лишь приблизило его конец. Против него пошли отряды министра обороны Тенгиза Китовани, именовавшие себя национальной гвардией, - необученные, имевшие смутное представление о верности воинской присяге, но вооруженные, пусть и плохо. Месяц на переломе 1991-1992 годов в центре грузинской столицы шла стрельба, завершилось все бегством первого президента Грузии в соседнюю Армению, позже - в Чечню. Гамсахурдиа предпринял попытку вернуть власть, уже после неудачной абхазской войны, но был остановлен на дальних подступах к Тбилиси российским десантом, который спешно перебросил сюда командующий российским Черноморским флотом Эдуард Балтин.

Второй президент

Популярность Эдуарда Шеварднадзе с популярностью Гамсахурдиа не сравнить. Но даже отъявленные недруги Шеварднадзе понимали: если кто и способен вытащить Грузию из пропасти, то только он, с его огромным международным авторитетом, заработанным на посту министра иностранных дел СССР. Новым властям удалось законсервировать конфликт в Южной Осетии. Однако их корявые, несогласованные действия и провокации в Абхазской автономии привели к куда более кровопролитной войне - с более тяжелыми последствиями и с крайне туманными перспективами восстановления территориальной целостности.

Тем не менее возвращение Шеварднадзе привело к тому, что мировое сообщество реально признало суверенную Грузию, стало для нее индульгенцией Запада на десяток лет вперед. В страну потекла гуманитарная помощь, что и спасло ее от голода. Шеварднадзе удалось привлечь зарубежных инвесторов, наладить отношения с международными финансовыми институтами - экономика страны стала выходить из комы.

Но одновременно началось и стремительное социальное расслоение населения. Этому способствовали отсутствие четкой экономической программы; кадровая чехарда в министерствах и ведомствах именно экономического профиля; открытое предпочтение кланового или субъективно избранного бизнеса бизнесу естественному; разъедавшая все и вся коррупция. Отцу польского экономического чуда Лешеку Бальцеровичу, который был приглашен советником к президенту Грузии, молва приписывает такое высказывание: "Получив такие средства, страна не должна испытывать никаких социально-экономических проблем". А речь шла только о помощи США, которая оценивалась не меньше чем в миллиард долларов! Проблем, однако, было выше головы.

За десять лет нынешнему президенту не удалось отрегулировать даже такой вопрос, как своевременная выдача мизерных пенсий и зарплат (до 15 долларов); внутренний долг государства только по защищенным статьям бюджета составляет несколько сотен миллионов долларов. От правительства не дождались не то что действий, а даже внятных предложений по оздоровлению общего положения. В результате тот же Международный валютный фонд решил приостановить свою деятельность в Грузии - до лучших времен. Существенно уменьшился финансовый поток и от других институтов.

Естественно, нынешнюю экономическую ситуацию не сравнить с той, что складывалась при Гамсахурдиа. Однако тяжелейший социальный фон стал благодатной почвой для антиправительственных выступлений и в 1991 году, и сейчас. Но у первого президента такой опоры, как бизнес-класс, не было. Как, впрочем, не было ни желания, ни воли вступить в переговоры с мятежниками.

У Шеварднадзе все это есть. От митингующей оппозиции отмежевались как "Промышленники", не набравшие на парламентских выборах 2 ноября необходимые 7 процентов голосов, так и "Новые правые", еще одна партия крупного капитала, зацепившаяся за эти самые 7 процентов в последний момент. Есть многотысячная полиция, охраняющая госканцелярию. Есть армия, за десять прошедших лет приобретшая присущие армии черты. Правда, силовые министры говорят о недопустимости насилия, но не отрицают, что могут вмешаться, если оппозиция в своих действиях выйдет за рамки закона. А умению нынешнего президента находить общий язык с оппонентами можно учиться и учиться. Недаром в одном из последних интервью Зураб Жвания признался, что больше всего в Шеварднадзе его поражало умение находить компромисс тогда, когда это казалось невозможным.

Кандидаты в третьи

Коррумпированность чиновников, клановая экономика, неспособность или нежелание властей навести порядок - вот причины, породившие расхождение президента с нынешними его оппонентами. Михаил Саакашвили, которого президент назначил министром юстиции, положил тому на стол кипу фотографий, где были запечатлены роскошные особняки грузинских чиновников, а заодно с фотографиями - и законопроект о конфискации незаконно нажитого и незаконно приватизированного имущества. Вскоре после этого Саакашвили положил на тот же стол и заявление об уходе с занимаемого поста - в знак протеста против президентского бездействия. От ретивого министра Шеварднадзе избавился, но приобрел непримиримого оппонента.

Саакашвили, завоевавшему к тому времени своими острыми критическими выступлениями и популярность, и славу радетеля народных интересов, не составило никакого труда возглавить "Национальное движение". Лишенное яркого лидера, оно политически прозябало, но поклонников у него, как выяснилось, оставалось немало. С приходом Саакашвили их стало много больше. Здесь в определенной степени отозвалась Шеварднадзе и его неудача с общегражданским примирением - давние обиды, как оказалось, не забыты, и рядом с Саакашвили появились фигуры, по разным причинам жаждущие свести счеты с президентом: те же звиадисты, экс-коммунисты, бывшие высокопоставленные силовики, участники военизированного формирования "Мхедриони" и пр.

Михаила Саакашвили часто сравнивают со Звиадом Гамсахурдиа. То же умение зажечь толпу, та же импульсивность и бескомпромиссность, те же популизм и противоречивость. Но нет у него той потрясающей массовой популярности, что была у первого президента, зато есть немало противников и вовсе не из лагеря Шеварднадзе. Бывший министр юстиции позиционируется вроде бы правым радикалом, а выдвигает радикально левые, популистские идеи - например, конфисковать "незаконно нажитое и приватизированное в пользу народа". Сторонникам это нравится, о том, что эти предложения не осуществить, не обострив отношений с иностранными финансовыми донорами, что, в свою очередь, привело бы к немедленной экономической катастрофе, они и не думают. Свою задачу Саакашвили определил предельно максималистски: переговоры могут быть только об условиях отставки Шеварднадзе. Примерно так же, но в другой ситуации говорил Гамсахурдиа о взбунтовавшемся Китовани - разговор с ним может быть только о мере его наказания...

За десять лет Эдуарду Шеварднадзе не удалось отрегулировать даже вопрос своевременной выдачи мизерных пенсий и зарплат, внутренний долг государства только по защищенным статьям бюджета превысил сотни миллионов долларов. Международный валютный фонд решил приостановить свою деятельность в Грузии

Между тем соратника Саакашвили Зураба Жвания (когда-то именно он поставил движения "Зеленые" и "Тбилисец" под знамена вернувшегося в Грузию Шеварднадзе и привел самого Саакашвили в политическую элиту страны, но во время очередного правительственного кризиса отказался от должности спикера парламента в пользу всех устраивавшей Нино Бурджанадзе), так же как и саму Бурджанадзе, больше устраивает проведение новых выборов, чтобы получить более приемлемый результат, нежели нынешние 9 процентов голосов. Объясняется это тем, что президентские выборы пройдут в Грузии через полтора года. Чтобы выправить положение в стране - срок явно недостаточный. Тот политик, который сегодня возьмет на себя ответственность за положение дел в государстве, очень рискует сломать себе шею. При успешном же исходе новых выборов Жвания и Бурджанадзе могут рассчитывать на получение большинства (вместе с Саакашвили) в парламенте, что позволит им контролировать исполнительную власть. Жвания и Бурджанадзе ведут двойную игру: с одной стороны, они поощряют Саакашвили в организации уличных протестов, а с другой - идут на контакты с представителями Шеварднадзе. Подобные противоречия в свое время уже помешали оппозиции выступить на парламентских выборах единой командой. Шеварднадзе не преминет воспользоваться ими и сегодня.

Маневры и оценки

После неудачной встречи с митингующим триумвиратом Эдуард Шеварднадзе совершил кратковременный вояж в Западную Грузию. Посетил в духе коммунистических времен животноводческую ферму в городке Сенаки, оттуда отбыл в Аджарию к Аслану Абашидзе, чье "Возрождение" едва не опередило на выборах правительственный блок "За новую Грузию". Как не раз бывало в критические моменты, Абашидзе, по ряду вопросов серьезно расходящийся с президентом, объявил о своей солидарности с ним перед угрозой прихода к власти "фашистов" из "Национального движения". С требованием не допустить этого, не поддаваться на шантаж и не отдавать полученные голоса избирателей - к вящему удовольствию главы государства и руководителя автономии - на батумском стадионе собрался многотысячный митинг. Один из лидеров "Возрождения" Джемал Гогитидзе заявил: "Мы будем бороться за спасение Грузии. Мы можем использовать и российскую армию, чтобы поддержать законное правительство".

Вслед за этим последовали внезапные поездки главы автономии Аслана Абашидзе в Ереван, где в то же время находился министр обороны России Сергей Иванов, а на следующий день - в Баку. Согласно официальной версии - чтобы наладить контакты между армянскими и аджарскими бизнесменами и поздравить Ильхама Алиева с президентством. От Сергея Иванова ереванским журналистам удалось добиться лишь опровержения того, что Россия якобы готова как-то стабилизировать ситуацию в Грузии.

Однако у Саакашвили свой взгляд на происходящее. "Власти пытаются инициировать конфликты в местах компактного проживания нацменьшинств для последующего ввода российских войск, с помощью которых еще раз надеются продлить свой статус", - заявил он, подразумевая, что в свое время Москва оказала помощь действующему президенту в его противостоянии со свергнутым. Словно в ответ на это, один из лидеров правительственного блока Вахтанг Рчеулишвили в очередной раз заговорил о неадекватной психике Саакашвили. К слову сказать, этим методом власти пользовались и против Звиада Гамсахурдиа, но безуспешно - его популярности ярлык "психически больного" ни в коей мере не повредил.

Куда более опасными для оппозиции видятся действия властей, направленные на углубление противоречий в ее рядах. Власти понемногу "сдают" наиболее скандальные итоги выборов: перевыборы назначены уже на 27 участках, на нескольких суд постановил пересчитать голоса и т. д. При этом всячески подчеркивается готовность Шеварднадзе встретиться со Жвания и Бурджанадзе, а также "выслушать любые конструктивные предложения от любого оппозиционера". Сам Шеварднадзе заявил, что 10 или даже 50 тысяч человек из двух с половиной миллионного населения Грузии не вынудят его уйти в досрочную отставку. "Я намерен отработать президентский срок до конца", - сказал он.

Если акции протеста и блокирование путей сообщения продлятся еще неделю, то Грузию постигнет экономическая катастрофа. А новых выборов, как того требуют демонстранты, страна просто не выдержит. Ведь на нынешние выборы было потрачено около 600 млн лари - 10% ВВП. Эксперты предлагают просто аннулировать итоги голосования и провести в 2005 году одновременно президентские и парламентские выборы

"Я убежден в том, что люди, считающие первую встречу президента с оппозицией безрезультатной, не правы. Диалог обязательно должен быть продолжен, иначе нынешняя ситуация может обернуться катастрофой, - заявил журналистам министр внутренних дел Коба Нарчемашвили. - Есть оперативная информация о том, что создаются какие-то отряды сторонников как властей, так и 'националов'. Конфронтация заходит слишком далеко".

О необходимости диалога между противостоящими сторонами сегодня в стране говорят практически все, включая и аккредитованных дипломатов, среди который особо активен посол США Ричард Майлз, при этом он всячески декларирует невмешательство его страны во внутренние дела Грузии. "Ничего хорошего из противостояния Грузия не получит, - заявил он после очередных своих встреч с Шеварднадзе и лидерами оппозиции. - Пора выходить из тупика".

Свою обеспокоенность призраком гражданского противостояния в Грузии выразили главы всех ведущих и соседних государств.

Неизбежные последствия

Определенные результаты от внутреннего противостояния Грузия уже получила. Практически прекращены импортно-экспортные операции. Курс лари каждый день снижается, хлеб резко подорожал. Известный экономист-аналитик, бывший депутат парламента Сандро Твалчрелидзе сказал в беседе с корреспондентом "Эксперта", что, если акции протеста и блокирование путей сообщения продлятся еще неделю, Грузию постигнет экономическая катастрофа. "Уже заметно снизилась розничная торговля. Приостановлена реализация инвестиционных проектов и программ помощи из-за рубежа, а иностранные бизнесмены воздерживаются от поездок в Грузию, - констатирует г-н Твалчрелидзе. - Срочно нужен компромисс. Новых выборов страна не выдержит - на нынешние было потрачено около 600 миллионов лари, то есть 10 процентов ВВП. Оптимальным мне видится - аннулировать нынешние итоги и провести в 2005 году одновременно президентские и парламентские выборы. А до этого необходимо заново составить точный список избирателей и принять новый Избирательный кодекс". Однако пока ничто не указывает на то, что власти способны выдвинуть такое предложение, а оппозиция - его принять.

Тбилиси