Морозов против Альцгеймера

Наука и технологии
Москва, 17.11.2003
«Эксперт» №43 (396)
Неизлечимую болезнь можно попытаться победить и так: начать с дистрибуции лекарств, перейти к их производству и, наконец, самому научиться делать новые препараты

Глава молодой биотехнологической компании "Биокад" Дмитрий Морозов не профессионал в науке. По образованию он финансист. Тяга к наукоемкому бизнесу проснулась у Морозова в середине девяностых. Тогда, занимая должность зампреда правления банка "Центрокредит", он заскучал и решил съездить в Японию на курсы маркетинга.

Японские маркетинговые гуру убеждали Морозова, что самые интересные рынки сегодня - IT и телеком, entertainment и биотехнологии. Морозов поверил и стал к эти рынкам присматриваться. IT и телеком он отверг сразу - там не протолкнуться, к entertainment душа не лежала. В биотехнологиях он совершенно не разбирался, но подозревал, что это невероятно сложно. По Морозову же, чем сложнее задачка, тем интереснее ее решать.

Занявшись самообразованием, Морозов с удовлетворением выяснил, что российская биотехнологическая наука вплоть до начала реформ шла с американской буквально ноздря в ноздрю; часть накопленных фундаментальных знаний и разработок вполне может стать основой для современного бизнеса. Вдохновляло и стремительное развитие биотехнологической науки: в частности, успехи генетиков сулили невиданные перспективы, тем более что направлены они были на решение насущных проблем человечества - его здоровья, питания, долголетия и вообще комфортного существования.

Поразмышляв некоторое время, Морозов решил банковский бизнес оставить насовсем и приступил к созданию инновационного проекта в сфере биофармацевтики. Сверхзадачу он поставил себе такую - разработка технологий и производство препаратов на основе генномодифицированных белков для лечения таких тяжелейших недугов, как рак, астма, болезнь Альцгеймера. Основная составляющая биофармацевтического бизнеса - научные разработки. Но для финансиста и маркетолога начинать с инвестиций в науку было равносильно самоубийству.

От беспорядка в животе

"Понятно, что реализовать инновационный проект можно было двумя способами - найти венчурных инвесторов или самому попытаться добежать до рынка, - говорит Морозов. - Первый путь проблематичен: капиталы у нас в долгосрочные проекты идти, как правило, не хотят. Поэтому мы выбрали второй путь".

Он начал не с науки и даже не с производства, а со сбыта: организовал небольшую оптовую контору, торговавшую биофармацевтическими препаратами. Работали в основном с российскими заводами и аптечными сетями. "Не бог весть какой бизнес, но он помог нам прощупать рынок и наладить каналы сбыта, - рассказывает Морозов. - И приносил какой-никакой доход". В прошлом году оборот торгового подразделения "Биокада" достиг 4 млн долларов.

Следующим пунктом в биостратегии экс-банкира было записано "организовать производство". Посетив ряд предприятий на предмет их приобретения, Морозов испытал тяжелое разочарование и решил строить сам - с нуля. "Поскольку привлекались деньги частных акционеров, мои и моих партнеров по бизнесу, осваивали их достаточно быстро и экономно", - вспоминает он. Таким образом, строительство компактного заводика в окруженном лесом Петрово-Дальнем в Подмосковье о

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (396) 17 ноября 2003
    Инвестиции
    Содержание:
    Сверхновая звезда на тусклом небосклоне

    Идея создания мегарегулятора на российском финансовом рынке в лучшем случае бесполезна для его развития как источника инвестиций. Зато нормативная неразбериха, рост числа чиновников и транзакционных издержек эмитентов и инвесторов практически обеспечены

    Обзор почты
    Разное
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Реклама