Империю погубила жадность

24 ноября 2003, 00:00

Конрад Блэк, медиамагнат канадского происхождения и член британской палаты лордов, ушел в отставку с поста главного управляющего своей компании Hollinger International. Причиной стал бунт акционеров компании, которые уличили ее главу и других менеджеров в том, что они незаконно начисляли себе многомиллионные вознаграждения.

Долгие годы Конрад Блэк контролировал свою империю при помощи сложной акционерной структуры. Принадлежащая лорду и его партнерам компания Ravelston Corp. является владельцем холдинга Hollinger Inc., которая, в свою очередь, владеет 30% акций головной компании группы Hollinger International (в нее входят такие лондонские газеты, близкие консервативной партии, как Daily Telegraph, Sunday Telegraph, а также ведущий британский консервативный интеллектуальный журнал Spectator). Владея менее чем третью капитала группы, лорд Блэк до сих пор контролировал ее, поскольку ему принадлежит большинство голосующих акций. Однако полгода назад миноритарные акционеры во главе с инвестиционным фондом Tweedy Brown взбунтовались. Сформированная ими следственная комиссия, которую возглавил бывший глава американского агентства по рынку ценных бумаг Ричард Бридин, обнаружила, что менеджеры без согласия совета акционеров перечисляли миллионы долларов принадлежащей им Ravelston Corp. в форме "оплаты управленческих услуг". По оценке Tweedy Brown, общая сумма выплат за долгие годы составила 300 млн долларов.

Конрад Блэк объявил, что займет пост президента Hollinger International и будет по-прежнему определять ее стратегию. Однако шансов сохранить свою империю у него не остается. Чтобы выплачивать долги Ravelston Corp., лорду Блэку нужны свободные средства для возврата акционерам, а их у него нет. Поэтому он будет вынужден продать часть акций Hollinger International или отдельные издания. По мнению большинства аналитиков, отставка Блэка означает грядущий распад третьей по масштабам медиакорпорации в мире. А ведь еще совсем недавно дела у медиамагната шли весьма неплохо, и он даже вынашивал планы покупки Financial Times.