Бессмертная Византия

Наталья Архангельская
24 ноября 2003, 00:00

Почти целый президентский срок ушел у Путина на выстраивание своего аппарата "под себя". Как он будет его использовать, пока не вполне ясно

Три года назад английская The Guardian писала о ситуации в Кремле так: "Искушенная публика понимает: одна половина администрации президента играла и играет против другой, а Путин, стоящий за одной из конкурирующих команд, старательно делает вид, что он ни при чем". К тому же периоду относится и приписываемая президенту фраза о том, что в руководстве его администрации три четверти людей - его враги.

Нынче же, как отмечают наблюдатели, администрация президента сильно напоминает мэрию Санкт-Петербурга в период правления Анатолия Собчака, в команде которого работали теперешний глава АП Дмитрий Медведев и три его зама: Дмитрий Козак, Игорь Сечин и Виктор Иванов. То есть впервые с начала своего президентства Путин смог выстроить администрацию под себя, власть в Кремле, которую он раньше делил с Волошиным, сегодня принадлежит ему безраздельно, а кремлевские чиновники - это наконец-то команда единомышленников. По крайней мере, в вопросе о пагубности олигархической системы. "Все, Византия закончилась! Хуже будет или лучше? Будет по-другому, как всегда бывает при смене эпох. Знаю, что для экономики России это будет лучше", - так приветствовал недавнюю смену декораций питерский либерал вице-премьер российского правительства Алексей Кудрин.

Есть, однако, сомнения, что это благолепие, это царство равных возможностей просуществует долго. Если раньше линия фронта проходила между "старокремлевцами" и "новопитерцами", то после резкого ослабления первых раскол может пройти уже внутри питерской команды. Ей больше нет нужды сохранять хотя бы видимость единства перед лицом общего противника, и в искушение диктовать остальным свои условия может впасть та ее часть, которую в начале правления Путина политологи элегантно называли "просвещенными силовиками", но с течением времени благородный эпитет почему-то отпал. Опасения, что эта группировка собирается продвинуться в процессе передела собственности гораздо дальше, чем это рассчитывает сделать президент, нарастают, и принципиальный вопрос - на чьей стороне будет Путин - встает ребром. Ответ пока не очевиден, но есть надежда, что ошибки он не сделает.

Если раскол в питерской команде станет фактом, то этот новый расклад даст толчок новой кристаллизации рассыпанных кусков элит вокруг возникших центров силы. Очевидно при этом, что большинство бизнеса и политиков, в том числе и осколки ельцинской "семьи", сделает выбор в пользу оппонентов силовой группировки - Алексея Кудрина, Германа Грефа, Дмитрия Медведева, Дмитрия Козака, Игоря Шувалова. И тогда в перспективе встанет вопрос о демонтаже силовой группировки так же, как был демонтирован "старокремлевский" клан.

О том, что такая перспектива вполне реальна, говорят факты. Дмитрий Козак, и так уже наживший себе врагов в Генеральной прокуратуре за то, что лишил ее, в рамках судебной реформы, надзорных функций в судебном производстве, фактически продолжает действовать в направлении дальнейшего отъема полномочий у прокуратуры. В ближайших планах у него - переподчинение ее Минюсту, о чем на прошлой неделе в Нижневартовске сказал премьер Михаил Касьянов, возглавляющий рабочую группу по административной реформе.

Кроме того, в силовом блоке и прокуратуре планируются кадровые перестановки. По слухам, генпрокурор Владимир Устинов будет направлен на учебу в Дипломатическую академию, а его место могут занять либо тот же Козак, либо прокурор Московской области Иван Сидорук, либо замсекретаря Совбеза Валентин Степанков. Руководитель ФСБ Николай Патрушев может быть перемещен в кресло секретаря СБ, а "семейный" кадр Владимир Рушайло наконец-то уйдет в отставку. Освободившееся место Патрушева займет либо его заместитель Владимир Проничев, либо замглавы администрации президента Виктор Иванов.

Гюльчатай, открой личико!

Наблюдатели отметили, как технично Путин провел операцию по демонтажу "семьи" в лоне своей администрации, фактически использовав чекистскую группировку как таран. Более того. Приняв отставку Александра Волошина (которой тот на самом деле вряд ли хотел), Путин ставит на освободившиеся места людей с рыночной репутацией, что выглядит как примирительный жест в сторону бизнес-элиты (и она его воспринимает как таковой), тогда как в реальности он укрепляет собственный плацдарм, ни на волос при этом не отступая от жесткой позиции в отношении ЮКОСа. Изящество, с которым президент отыграл первый раунд, дало основания предположить, что мы присутствуем при исполнении остроумной двухходовки, когда на первом этапе ее автор, столкнув лбами "силовиков" и "старокремлевцев", сливает последних. А на втором готовится проделать тот же трюк уже с чекистами. По принципу: мавр сделал свое дело - мавр может уходить. Однако подозревать президента в столь профессиональном интриганстве в стиле отца всех народов вряд ли справедливо, хотя бы потому, что почва для столкновения "силовиков" с олигархами была подготовлена объективной реальностью - нелегитимным характером приватизационных сделок середины 90-х. Не подвернись в качестве жертвы Михаил Ходорковский, нашли бы другую. Но одно бесспорно: объективные обстоятельства Путин сумел повернуть в свою пользу и сделал это очень грамотно.

За прошедшие три года президент ощутимо заматерел. Жесткие формулировки он любил и раньше, но сейчас за ними все чаще следуют не менее жесткие действия. Идеологическая размытость его политического лица, спровоцировавшая знаменитый вопрос: кто вы, мистер Путин? - постепенно уходит. Гюльчатай только приоткрыла личико, а многим уже стало не по себе.

Пресловутое "путинское большинство" возникло во многом благодаря компромиссному, примиренческому, бесконфликтному стилю правления президента: никто не мог расшифровать его до конца, а потому каждый видел в нем то, что хотел. Но с течением времени эта аморфность разочаровывала. Четкое позиционирование в деле ЮКОСа обеспечило Путину еще большую поддержку со стороны населения, но оттолкнуло от него значительную часть бизнеса и политической элиты. Но поскольку новая манера поведения востребована электоратом, этот тренд арестом Ходорковского не ограничится. Путин идет на конгресс муниципальных образований и говорит там, что некоторых руководителей надо бы снимать из центра, не дожидаясь, пока народ поднимет их на вилы. Подстегивает правительство, чтобы оно рьяней боролось с коррупцией. Предпринимателей предупреждает, чтобы не спекулировали на деле ЮКОСа. Эксперты усматривают здесь повторение сценария 2000 года, когда общество сплотилось вокруг кандидата в президенты, вступившего в борьбу с чеченским терроризмом. Сегодня электорат готов снова консолидироваться с президентом, а врагом на сей раз выступят мэры и губернаторы, которые не обогревают и не снабжают водой свое население, алчный бизнес, не желающий платить налоги, и насквозь коррумпированное чиновничество.

Судьба выборов-2004 уже решена. И тут элиты, которым Путин перестал нравиться, ничего не могут поделать. Но пропустить следующую гонку за президентское кресло они категорически не хотят.

Некоторые эксперты не исключают, что после определенных манипуляций с Конституцией Путин может остаться на третий срок. Но это все же маловероятно, и потому вопрос, кто будет выбирать преемника, становится принципиальным. Путин, разумеется, хочет оставить это право за собой, но элиты сделают все, чтобы реально участвовать в процессе. Напомним одно любопытное высказывание Анатолия Чубайса, который фактически является рупором недовольных: "Ненормальная ситуация, когда общество перестает верить власти и президенту, может спровоцировать жесточайшее противостояние кандидатов в президенты, при котором власть будет поддерживать одного кандидата, а страна - другого".

Но и Путин, судя по всему, за ценой не постоит. Он готов задушить в зародыше любую фронду, любой конкурирующий центр силы, даже если он сегодня не настроен враждебно по отношению к нему. Под этот каток и попал Ходорковский, сетевая структура которого, по некоторым оценкам, раскинулась чуть ли не на семьдесят регионов страны. Таким образом, вся история с ЮКОСом - в каком-то смысле превентивная мера, которая должна объяснить олигархам, что никакой "семибанкирщины" или любого другого договорного сценария по поводу кандидатуры преемника ждать не следует.

Кондиции для бизнеса

Разумеется, скандал с ЮКОСом нельзя воспринимать, как это делают западные СМИ и наши правозащитники, исключительно как вульгарную расправу Путина с опасным конкурентом, проведенную руками силовых структур. Задача изъятия Ходорковского из политического обращения действительно стоит, но и остальным олигархам, не обремененным подобными амбициями, придется принять кое-что к сведению. Как утверждают, новой администрации поручено сформулировать несколько пунктов новых правил для бизнеса. Выглядеть это может примерно так:

- абсолютная политическая лояльность. Работать с теми или иными политическими силами бизнесу не возбраняется, но противодействие государственной машине, в частности блокирование в парламенте важных для государства законопроектов, особенно в налоговой сфере, будет расцениваться как борьба против действующей власти;

- соблюдение законов в том смысле, который диктует власть. То есть следование не только их букве, но и духу. В частности, речь идет об отказе от всех схем так называемой оптимизации налогообложения, даже если они не выходят за рамки закона. То есть "делиться". Новое руководство ЮКОСа с этим пока не согласилось, о чем уже успел заявить новый глава компании Семен Кукес, - следовательно, ее в покое не оставят. Власть требует не искать лазеек в свою пользу, платя налоги со сверхприбыльного бизнеса, который достался его нынешним владельцам от государства по бросовым ценам;

- кроме того, от предпринимателей требуют патриотизма. Напомним, что в первый раз президент произнес это слово применительно к бизнесу в последнем послании ФС. Находясь недавно с визитом в Европе, он снова его повторил. Судя по всему, под этим понимается в первую очередь отказ от распространенного между бизнесменами на Руси обычая искать в лице Запада третейского судью в своих разборках с государством. Вдобавок при заключении сделок с иностранцами им рекомендуется не забывать об интересах страны;

- все регулирующие функции государство оставляет за собой и требует от бизнеса невмешательства в эту сферу. Напомним, что Путину очень не понравилось февральское замечание Ходорковского, высказавшего сомнение в законности сделки с покупкой "Роснефтью" "Северной нефти". Сегодня у непослушного ЮКОСа уже отобрали Талаканское месторождение и отдали его послушному "Сургутнефтегазу".

В обмен на соблюдение всех означенных пунктов власть, со своей стороны, обязуется уважать сложившуюся систему прав собственности и не исключает законодательного оформления ряда дополнительных гарантий для бизнеса. Например, амнистию капиталов. Эксперты, однако, сходятся во мнении, что аппетиты силовиков ЮКОСом не ограничатся, и в качестве следующей жертвы называют группу МДМ.

Фига в кармане

На сегодняшний день никакой серьезной оппозиции президенту ни в верхах, ни тем более внизу не сложилось, и ждать ее пока неоткуда. Позиция крупного предпринимательства, проявившаяся в телодвижениях РСПП, смотрится вялой и трусливой, а переизбрание Ходорковского членом бюро правления "профсоюза олигархов", на которое только и отважились флагманы нашей экономики, выглядит фигой в кармане. Тем более что публично это решение было объяснено презумпцией невиновности, о которой говорил и сам президент.

Правые партии откровенно слабы и безвольны, "Яблоко", снятое с довольствия в связи с заточением спонсора в "Матросскую тишину", и вовсе завяло. На баррикады бизнес-сообщество пытается поднять один Чубайс, но и тот после обысков в "Новосибирскэнерго", последовавших за его публичными репликами в защиту ЮКОСа, снизил свой критический пафос. Глава РАО ЕЭС активно выступал за перенос съезда РСПП, состоявшегося 14 ноября, на более поздний срок, но, поскольку эта инициатива поддержана не была, предпочел вовсе не присутствовать в Колонном зале на мероприятии, которое журналисты назвали капитуляцией. Вопрос о ЮКОСе даже не был внесен в повестку дня съезда, но приехавший на съезд президент его молчанием не обошел. Он призвал аудиторию "не охаивать огульно правоохранительные органы", фактически прикрыв прокуратуру, но в то же время заверил, что "возврата к прошлому не будет".

Тем временем из Нижневартовска, с церемонии открытия второго блока местной ГРЭС, свою позицию проартикулировал присутствовавший там вместе с Чубайсом премьер Касьянов. Он осудил чрезмерную активность своего подчиненного, министра природных ресурсов Виталия Артюхова, "создающего своими действиями (против ЮКОСа. - 'Эксперт') атмосферу угрозы, что недопустимо". И припугнул Генпрокуратуру урезанием ее функций в рамках административной реформы. Речи вроде бы смелые, премьера вообще считают чуть ли не главным оппонентом президента, усматривая в этом некий стратегический замысел. На самом же деле по поводу министра Артюхова примерно в том же ключе уже высказался сам Путин во время визита в Италию. А административную реформу, как было сказано, готовит Козак, один из самых близких к Путину людей, и переподчинение Генпрокуратуры Минюсту там действительно обсуждается.

Чтобы закрыть тему об оппозиционности Касьянова, который якобы готов составить конкуренцию Путину уже в 2004 году, скажем, что это вряд ли возможно. Момент упущен. Касьянову следовало уйти в отставку самому, одновременно с Волошиным, и немедленно начинать избирательную кампанию. Тогда это имело бы хоть какой-то смысл. Но к решительным действиям не готов никто из вяло оппонирующих президенту представителей элиты. Тщательно обставлял свое восхождение Ходорковский, но этот полет прерван. Чубайс, которого оппозиция активно пытается вытолкнуть на авансцену, тоже не горит желанием пойти против президента с открытым забралом.

Некоторые эксперты считают, что Ходорковский все же может стать знаменем оппозиции: по их мнению, сидение на тюремных нарах должно прибавить ему харизмы. Но что думает об этом сам узник, пока неизвестно. Не исключено, что он, последовав примеру Гусинского-Березовского, продаст в конце концов свои активы и выедет за границу, надеясь там обрести покой. Но тут настораживает заявленное на днях намерение швейцарской прокуратуры покопаться в истории происхождения денег Березовского, недавно получившего вид на жительство в Англии и, как казалось, недоступного для посягательств отечественных правоохранителей. Вряд ли речь идет о случайном совпадении, это больше похоже на предупреждение нарушителям изложенной выше конвенции о том, что земля будет гореть у них под ногами везде, где бы они ни укрылись.

Другая возможность для бывшего хозяина ЮКОСа - остаться в стране и продолжать тягаться с Путиным. Ресурсы есть: большие деньги, связи, поддержка в регионах, симпатии Запада. Напомним, что на арест олигарха последовала официальная реакция США: посол Александр Вершбоу выразил свою озабоченность. Регионы, недовольные путинскими строгостями, могут при удачной конъюнктуре встать под знамена олигарха. Кроме того, у него есть немало своих людей в парламенте и властных структурах. Даже если у самого Ходорковского нет шансов избраться в 2008 году, активизация всех перечисленных возможностей может ускорить появление на политической сцене другой, новой фигуры, способной составить реальную конкуренцию Путину.

Часть экспертов не исключает, что последний сценарий может закончиться для главы ЮКОСа весьма печально - вплоть до его физического устранения. Но при том резонансе, который уже приобрело дело ЮКОСа, это вряд ли возможно.