О волке и собаках

Александр Привалов
24 ноября 2003, 00:00

Дума резко сократила законодательную программу оставшихся ей недель; сохранены последние чтения бюджета и совершеннейший минимум сверх того. Депутаты открыто предпочли лишнюю неделю, полностью посвященную борьбе за собственные перевыборы, сущему пустяку - остаткам визуальной многопартийности: инициативы других партий, помимо центристов, из повестки вылетели.

Оно, казалось бы, и наплевать: подумаешь, две пленарки отменили в финале четырехлетия. Каким бы ни был нынешний созыв, он успел вполне проявить себя, стоит ли цепляться к шалостям под занавес? Думаю, стоит. Ведь - какой будет следующая Дума? Грубую, но заведомо осмысленную оценку можно получить очень просто: она будет такой, какова нынешняя, - с поправкой на ход избирательной кампании. Какова нынешняя Дума на излете, мы видели: многопартийная лишь номинально. Следующая грозит оказаться по этой части еще менее веселой. Сюрпризы, разумеется, всегда возможны, но, боюсь, в этом случае их не произойдет: в составе Думы, которую страна изберет через полмесяца, цветения ста цветов мы не увидим. Кампания не в ту сторону идет.

Еще летом все дружно подозревали, что она пойдет скучно. Многие пророчили, однако, что ближе к делу власть сделает какой-нибудь вброс - и игра пойдет поострей. Так оно и получилось, даже и сверх самых смелых ожиданий. Глубокой и нетривиальной игра, правда, не стала, но зато остроты появилось - хоть отбавляй. Куда уж острее, если главной темой споров оказалось: сажать или не сажать, отбирать или не отбирать и проч. Всякий желтый газетчик знает, что ничего пипл не хавает так резво, как насилие. Кампания, крутящаяся именно вокруг насилия - какие насильственные меры, к кому и в каких масштабах применять, - имеет наибольшие шансы привлечь широкое внимание (разумеется, при прочих равных, то есть без пополнения практически пустого множества обсуждаемых содержательных стратегий).

В дебатах такого рода стороны изначально имеют неравные шансы. Допустим, эфирное время поделено между спорящими поровну. Один из них тратит свои N минут на призыв "бей таких-то", второй - на призыв "не бей таких-то". Можно ли сомневаться в победе первого? Он атакует, ставя оппонента в безнадежную позицию оправдывающегося; и главное, призыв "бить" всегда звонче, чем увещание "не бить". К тому же персонажи, битье которых столь активно обсуждается, олигархи, не слишком приятны всем спорящим. Противникам битья приходится строить конструкции типа "конечно, их надо приструнить, но не так же..." - "А как?!" Для цирка это слишком тонко - и тезис "не бить" теряет баллы еще шибче. Тут атакующим никакого административного ресурса не надо, а уж если и он есть...

Похоже, что на волне столь дружно подхваченной темы начала реализовываться давно предсказанная опасность. Одобряй или не одобряй "антиолигархическую" волну в думской кампании, трудно отрицать, что она носит отчетливо социалистический характер. Так же бесспорен и национализм большинства антиолигархических сил. Смешение таких ингредиентов было бы не к добру, даже если бы началось самопроизвольно (для чего, увы, хватает предпосылок). Но сейчас, кажется, оно началось рукотворно: генезис самых активных движений такого рода слишком очевиден.

Видимо, властным политтехнологам надоели и коммунисты, и жириновцы, вот они и решили вытеснить их новоделом - более, уповательно, управляемым. Но упования очень могут оказаться ложными. Забыли политтехнологи любимую поговорку А. И. Солженицына: волка на собак в помощь не зови. Имеется в виду: как потом его приструнишь? Будет ли зверь так же, в сущности, безвреден, как обленившиеся деревенские кабыздохи, лающие через раз - для блезиру?

На теледебатах в прямом эфире один из адептов "Родины" "провел Жириновскому удар (ногой) в ухо и свалил его в руки подоспевших сторонников" ("Известия"). Поступок едва ли был случаен: перу этого бойца, политолога А. Н. Савельева, принадлежит статья "Нация - это стиль", призывающая к жесткому ведению дискуссий. Цитирую: "Мужчине тоже нужно уметь остановить хлесткой пощечиной зарвавшуюся мегеру. Таскать за волосы дуру, влезшую в мужскую разборку, как это делал Жириновский, неэстетично для стороннего наблюдателя, а потому и не стоит. Лучше бы он ей на ногу 'изящно' наступил!"

Более чем характерный эпизод. Жириновский, спору нет, - обнаглевший хам, много лет орущий, что всем морды разобьет, в порошок сотрет и проч. Но - ногой в лицо, показательно, в телестудии... Это и есть различие между собакой и волком (в статье о нации и стиле г-н Савельев указывает: "Русские националисты... должны сбиваться в волчью стаю") или, если зоологическая метафора надоела, между штурмовиками ряжеными - и явно показанной готовностью стать штурмовиками настоящими.

Теперь представим себе (это не прогноз, это указание на гипотетическую возможность), что по итогам выборов в Думу пройдут четверо: единороссы, КПРФ, "Родина" и ЛДПР. Не будет ли этот состав во всех смыслах менее многопартиен, чем нынешний? И чего от этого созыва можно будет ждать?

В последнее время нет недостатка в хороших новостях: вот, скажем, кудринская инициатива по ликвидации внутренних офшоров - хорошая новость. Есть недостаток лишь в новостях, противоречащих только что сделанным предположениям.