Жизнь без страховки

Ольга Власова
1 декабря 2003, 00:00

Кризис страховой отрасли показывает, что этот вид бизнеса может развиваться лишь в относительно стабильной ситуации. Мир же стал настолько опасным, что сегодня страховые компании последовательно исключают из контрактов любые серьезные риски. Начавшийся процесс может привести к изменению отношения людей к страхованию

Одним из требований ЕС, предваряющих вступление России в ВТО, является открытие российского рынка услуг. В частности, речь идет о предоставлении европейским страховым компаниям свободного доступа для работы в России. Настойчивость европейцев понятна - их страховой бизнес переживает не лучшие времена. Только за 2002 год этот сектор европейской экономики сократился более чем на 50%. Предшествовавший нынешнему кризису период бурного экономического роста заставил большинство страховых компаний, забыв про осторожность, заняться инвестированием, сопряженным с большими рисками. А жесткая конкуренция на рынке вынуждала страховщиков предлагать клиентам все более привлекательные условия и снижать страховые взносы. В результате поступления от страховых премий сократились настолько, что перестали приносить компаниям прибыль. Впрочем, это до поры до времени не беспокоило страховщиков, так как они неплохо зарабатывали, вкладывая деньги в быстро растущий фондовый рынок. Инвестированием в акции были особенно увлечены европейские компании (у некоторых из них до 80% всего капитала было вложено в бумаги).

Неудивительно, что с началом рецессии большинство европейских страховых компаний столкнулось с серьезными финансовыми проблемами. Фондовые активы страховщиков быстро обесценились, тогда как обязательства перед клиентами остались прежними. Кризис отрасли усугубили теракты 11 сентября 2001 года. Трагические события в Америке как будто вскрыли нарыв, который давно назревал, но к которому боялись прикасаться. Оказалось, что сложившиеся представления о страховом бизнесе уже не работают - в мире становится все больше рисков, с которыми страховщики не хотят иметь дела. Их привлекают лишь мелкие и легко рассчитываемые бытовые неприятности, такие как угон машины или пожар от замкнувшей проводки. Большие риски выходят из бизнеса, и сегмент в принципе нестрахуемых событий становится с каждым годом все шире.

Так что заинтересованность западных, и особенно европейских, страховых компаний российским рынком вполне понятна. По сравнению с развитыми странами он находится в зачаточном состоянии: сейчас у нас страхуется не более 10% потенциальных рисков (для сравнения: на Западе 90-95%), а доля страховой премии в российском ВВП составляет 2-3% (на Западе - от 8 до 15%). Выходя на российский рынок, западные страховщики, как на машине времени, переезжают в эпоху роста, которая была на Западе лет десять-двадцать назад. Для них это хороший шанс поправить пошатнувшийся бизнес. Вопрос в том, насколько российской экономике нужна "реанимация" западных страховщиков. Безусловно, их методы ведения бизнеса могли бы оказать некоторое цивилизационное воздействие на отечественную экономическую систему. Но, собирая деньги на нашем рынке, иностранцы, по-видимому, не намерены инвестировать их здесь же. Приходя на наш рынок, западные страховые компании собираются реализовать модель бизнеса, которая уже была ими апробирована в развитых странах. Закончилось там все, как известно, закономерным кризисом. Давая иностранцам возможность на нас заработать, мы получим сомнительную выгоду - повторим чужую ошибку с отсрочкой в двадцать лет.

О том, почему западные страховщики хотят прийти на наш рынок, и о том, что происходит со страховым бизнесом сегодня, "Эксперт" беседует со специалистом по страховому рынку - вице-президентом компании Boston Consulting Гюнтером Шварцем.

- Зачем России нужны западные страховые компании?

Бизнес по страхованию жизни дает сегодня на Западе очень маленькую прибыль. И большинству компаний очень непросто решить, что с ним делать. Избавиться от него, сделать его прибыльным каким-то образом - или же просто сохранить его как сегмент рынка в надежде на то, что в перспективе фондовый рынок начнет снова расти

- Российский страховой рынок фактически не развит. Страховые премии по рынку в целом составляют столько же, сколько у германской страховой компании, занимающей лишь десятое место. Я думаю, что западные компании принесут в Россию новые для вашего рынка страховые продукты. Пока они еще не очень популярны, но потребность в них появится уже в ближайшем будущем. Поэтому несколько западных компаний с различными ноу-хау, такими как специальная экспертиза в страховании, могли бы благоприятно повлиять на развитие этого рынка. Ваша экономика бурно растет, а это, в свою очередь, создает условия для ранее не востребованных финансовых услуг, таких как, например, страхование жизни.

- А почему западные страховые компании так хотят прийти в Россию?

- Все очень просто. Сегодня у западных страховщиков очень большие обороты и маленькая прибыль, поэтому они заинтересованы в поиске быстро растущих прибыльных рынков. Таким рынком сейчас и является Россия. Для сравнения: в среднем рост рынка в Западной Европе составляет приблизительно два процента, а у вас этот показатель может достигать и тридцати, и восьмидесяти, и всех ста процентов.

- Некоторые западные компании уже приходили на российский рынок и потерпели полное фиаско. Почему это произошло?

- Не воспринимайте это как шутку, но все дело в том, что они пришли слишком рано. У вас тогда вообще не было страхового рынка. Люди привыкли жить под контролем государства, в том числе и в области страхования. Ваше население было не готово к тому, чтобы заботиться о себе самостоятельно. Приходить сюда в такой ситуации было несколько наивно. Но зарубежные страховщики воодушевились первыми успехами в Восточной Европе и решили попытать счастья в России. Просчитались.

- Вы думаете, что сейчас самый подходящий момент, чтобы сюда прийти?

- Во всяком случае, сегодня обстановка более благоприятная. В России есть новые законы, появляется потребность в автостраховании, страховании жизни. В целом ситуация значительно более стабильная. Вы знаете, больше всего страховые компании не любят неопределенности. Теперь же в России введено обязательное автострахование, а это уже какая-то определенность. Так что сейчас хороший момент, чтобы выйти на рынок и занять там свою нишу.

- Как вы думаете, какой вид страхования частных лиц будет самым популярным в России?

- Страхование жизни. В своем сегодняшнем виде страхование жизни в России служит для того, чтобы экономить на налогах. В классическом же варианте его используют для аккумулирования средств. Предположим, лет через десять вы захотите купить дом - страхование жизни помогает вам накопить нужную сумму.

Пока в России рынок страхования жизни мизерный, но, я уверен, скоро ситуация изменится. На рынке есть деньги, поэтому через определенное время появится и потребность в том числе и в таком виде финансовых услуг.

Теперь страховые компании стараются быть максимально благоразумными и ограничить ту сферу, которая подпадает под крупные страховые выплаты. Раньше они придерживались иной тактики, и часто это напоминало азартную игру. Например, у меня был один клиент, который застраховал футбольную команду на случай победы в чемпионате Европы по футболу

- Почему страхование жизни так непопулярно среди нашего населения?

- Во-первых, российский рынок страхования пока еще просто незрелый. Граждане не знают, чего им ожидать от страхования жизни и что оно может им дать. К тому же в массе своей люди еще не имеют достаточно денег, чтобы тратить их на страхование жизни. Для того чтобы страхование жизни начало пользоваться спросом, компании сначала должны провести ликбез среди населения. Людям надо понятно объяснить, почему им необходимы те услуги, которые предоставляют страховщики. Я бы сказал, что успех западных страховых компаний будет напрямую зависеть от того, сумеют ли они правильно преподнести себя российской публике.

В ближайшие несколько лет ваш рынок ожидает фаза бурного роста. Хотя совсем не обязательно, что видимые результаты будут ощущаться сразу. Вероятно, придется подождать лет пять-десять.

- А почему вы так уверены, что страхование жизни вообще пойдет в России? Многие считают, что отсутствие интереса к этому виду страхования у нас не вопрос неразвитости рынка, а национальная особенность.

- Да, действительно, сейчас в России весьма скептическое отношение к этому виду страхования. Однако в своих прогнозах мы опираемся на многолетний опыт работы на разных рынках. Существует определенная зависимость роста ВВП и уровня страховых премий в стране. Сегодня эта закономерность наблюдается во всех странах, кроме России. У вас уровень ВВП значительно превышает уровень развития страхового рынка.

По-видимому, речь идет о причинах психологического свойства. Думаю, что все дело в недоверии - не последнюю роль здесь сыграл и дефолт 1998 года, в России еще хорошо помнят, что можно потерять все сбережения в одночасье. Вполне естественно, что теперь люди довольно подозрительно относятся к любым организациям, которые предлагают разместить их средства. Страховым компаниям сложно завоевать доверие потенциальных клиентов, ведь деньги надо отдать сейчас, а вернуть удастся лет через сорок. Но именно это недоверие может пойти на пользу западным страховщикам. Российское население в вопросе сохранности своих финансов скорее поверит крупной западной компании, чем местной.

Есть и другое важное обстоятельство в пользу страховых компаний: сейчас практически во всех странах меняются система социального обеспечения и пенсионная. Государство передает заботу о работниках компаниям, должны заботиться о своем будущем и сами граждане. У участников российского рынка пока нет особого опыта работы с такой системой пенсионного страхования. Но, полагаю, российское население столкнется с изменением системы уже в ближайшее время - и вот тогда оно по достоинству оценит те страховые услуги, которые готовы предложить ведущие западные страховщики.

- Одинаково ли отношение к страхованию и другим финансовым услугам в разных странах?

- Больше всего в своем отношении к страхованию отличаются англосаксонские и континентальноевропейские клиенты. В США, Великобритании и Австралии человеку с детства внушают, во-первых, что риск - это норма жизни, во-вторых, что каждый сам должен позаботиться о возможных последствиях этого риска - никто другой этого не сделает. Именно поэтому даже у весьма юных людей возникает стремление понять, в чем состоят те риски, с которыми они могут столкнуться и как от них застраховаться. В итоге индивидуальное страхование является необходимым элементом жизни практически каждого человека. Как следствие, в США по сравнению с другими странами страховые премии очень высоки: в среднем они составляют от трех тысяч долларов на семью. Это действительно большая цифра, и она отражает стремление среднего американца инвестировать в "избежание рисков".

Если же мы обратимся к традиционным европейским странам континентальной Европы, то увидим, что там люди привыкли полагаться на государство, которое должно о них заботиться. Еще буквально пару лет назад европейцы были окружены тотальной опекой государства. У них, конечно, существовало страхование, но отнюдь не настолько развитое, как в США. В Германии, например, в среднем ежегодный страховой взнос на семью составлял тысячу долларов, а в Швейцарии - полторы тысячи долларов. Эти цифры показывают, в какой степени европейцы привыкли самостоятельно покрывать персональные риски - остальное обеспечивается государством.

В России же на покрытие личных рисков - рисков, связанных с вашей жизнью, здоровьем, недвижимостью, а не со снижением налогов и подобными схемами, - в среднем сумма страховых взносов составляет двадцать-двадцать пять долларов на семью. Эти более чем скромные цифры, однако, свидетельствуют: вы вышли из системы, где государство всегда покрывало любые риски, с которыми мог столкнуться человек: платило за лечение, образование, выплачивало пенсии. И должно пройти еще много лет, чтобы сознание людей могло измениться, а средний страховой взнос на семью составлял хотя бы сто долларов. Представления людей будут меняться по мере постепенного осознания тех рисков, которые вас окружают и за покрытие которых никто, кроме вас, не отвечает.

Конечно, этот процесс не будет автоматическим - страховым компаниям придется все больше инвестировать в рекламу, чтобы убедить население в реальности рисков. Возможно, во множестве появятся страшилки, цель которых - вызвать чувство незащищенности. А как выход из данной ситуации и будут предлагаться услуги по страхованию.

- Какова целевая аудитория страховых компаний в России?

В мире будет появляться все больше принципиально нестрахуемых рисков. Если вы все же очень хотите застраховаться, то премия, которую с вас потребуют, будет настолько высокой, что затея потеряет для вас всякий смысл

- Как и во многих других странах, интересующие нас клиенты - это прежде всего хорошо образованные люди, с регулярным доходом, возможно - дети, но все это семьи, имеющие элементарное состояние - машину, дом или квартиру и тому подобное. Второй сегмент - действительно состоятельные люди. Таким потенциальным клиентам может быть интересна другая система страховых услуг, популярная у состоятельных граждан в странах Западной Европы. Они однократно платят страховщикам довольно значительную премию и получают сразу два экономических эффекта: в долгосрочной перспективе они получают доходы по процентным ставкам, а к тому же экономят на выплате налогов. Третий сегмент, на котором могли бы работать западные страховые компании, - это массовый рынок. На этом уровне может быть востребовано обеспечение "базовой безопасности", то есть обязательное страхование. Например, у вас сейчас введено обязательное автострахование.

- Если западные страховщики придут на российский рынок, будут ли они инвестировать полученные средства в России или же будут собирать деньги здесь, а вкладывать - в другом месте?

- Конечно, они будут инвестировать, у них просто нет другого выхода. Увидеть, как это обычно происходит, можно на примере страховых компаний из США и Западной Европы, пришедших на рынки стран Восточной Европы. Этим компаниям приходилось инвестировать много и в течение ряда лет. Они должны были тратить деньги на то, чтобы снимать офисы, нанимать людей, платить им зарплату. Первые страховые выплаты - это тоже инвестиции для компании. Надо помнить, что какое-то время компания не получает прибыли, но при этом ей необходимо много тратить на протяжении нескольких лет.

- Представим такую ситуацию: российское правительство открыло наш рынок для прихода западных страховых компаний, но поставило условие, что они, в свою очередь, должны инвестировать в российскую экономику все деньги, полученные от страховых сборов в России. Как вы считаете, их бы это устроило?

- Я думаю, что на таких условиях ни одна западная компания не пришла бы на российский рынок. Нельзя ожидать, что кто-то будет обязательно вкладывать средства от полученных страховых взносов на том же рынке, где их собирает, ведь, выбирая проект для инвестиций, компания должна прежде всего думать о том, как сделать наиболее прибыльные вложения - она же ответственна перед своими акционерами.

- Как вы считаете, если бы западные "промышленные" страховщики пришли на российский рынок, могло бы это послужить сигналом безопасности и привлечь других западных инвесторов?

- Если говорить о промышленном страховании, то первичным будет не приход на рынок страховых компаний, а приход крупных западных промышленников. Они могут привести и своих партнеров - индустриальные страховые компании. Если посмотреть на историю типичного европейского промышленного страховщика, то можно увидеть, что его международная карьера начиналась с того, что он заполучал в клиенты какую-либо местную крупную компанию, например, такую как Siemens. Как правило, вслед за расширением границ деятельности компании вместе с ней за границу выходил и ее страховщик.

- Как изменился страховой бизнес за последнее десятилетие?

- Изменений, действительно, в этом бизнесе произошло очень много. И прежде всего они касаются пересмотра отношения к рискам. Сегодня страховщики меньше всего могут считаться консерваторами в инвестировании, и это не слишком хорошо.

Если мы посмотрим, что происходило в бизнесе в последние десятилетия, то увидим два абсолютно разных периода. Первый - период фантастического роста, он продолжался довольно долго и завершился с началом спада в мировой экономике. После этого наступил второй период - страховой бизнес столкнулся с большими проблемами.

Если вернуться к первой фазе, то страховые компании тогда росли невероятными темпами. Представьте себе обычного страховщика, например французскую AXA: она выросла почти в двенадцать раз за десять лет, из национальной превратилась в международную, представленную в сорока странах мира.

Затем впечатляющий экономический рост и жесткая конкуренция на рынке привели к тому, что страховщики начали снижать страховые премии, чтобы привлечь клиентов. В результате премии сократились настолько, что перестали приносить какую-либо прибыль. Страховые компании начали зарабатывать деньги именно на инвестициях, которые они осуществляли. В сложившейся ситуации им пришлось отказаться от традиционного консерватизма и заняться рискованными капиталовложениями. Многие компании вкладывали деньги в акции. Страховщики должны были конкурировать и с самим фондовым рынком, так как им приходилось предлагать полисодержателю более привлекательные условия, чем он бы получил, напрямую вкладываясь в акции компаний. Страховые компании вынуждены были предоставлять более чем традиционные трех-четырех-пятипроцентные выплаты премий по страхованию жизни.

К моменту терактов 11 сентября многие страховые компании уже находились в очень сложной ситуации, так как они не справлялись с данными ранее обязательствами. Потрясение, связанное с 11 сентября, вызвало обвал рынка. Особенно плохо пришлось компаниям, занимающимся страхованием жизни. Этот вид страхования подразумевает довольно длительный период договора, иногда лет сорок. Страховщики раздавали своим клиентам щедрые обязательства во время бума, а выплачивать деньги им приходится и через много лет, в абсолютно иной ситуации.

- В чем основные проблемы страховой отрасли?

Сейчас страховщики знают практически обо всех возможных природных и техногенных катаклизмах, которые могут произойти в ближайшие годы. Располагая сведениями, которых нет у клиентов, они позаботятся о том, чтобы исключить эти риски из своих договоров

- Все международные страховые компании столкнулись с одними и теми же проблемами. Прежде всего, является ли набранное ими страновое портфолио действительно правильным? Многие пересмотрели позиции в разных странах и где-то значительно сократили свое присутствие. Например, такая компания, как Wintertuhr, недавно объявила о том, что покидает британский рынок.

Бизнес по страхованию жизни дает сегодня маленькую прибыль. И для большинства сейчас очень непросто решить, что делать с этим бизнесом. Избавиться от него, сделать его прибыльным каким-то образом - или же просто сохранить его как сегмент рынка в надежде на то, что в перспективе фондовый рынок начнет снова расти?

Вообще, страховые компании оказались в крайне затруднительной ситуации. Будущее страхового бизнеса фактически зависит от того, как компании справятся с нынешним кризисом. Большинство из них не только сокращает свои издержки, повышает страховые премии и пересматривает портфолио, но и стремится меньше рисковать, не вкладываться в рискованные проекты. Возвращаясь к тому, о чем вы меня спрашивали по поводу возможных инвестиций западных страховых компаний в России, я должен ответить, что для большинства такие инвестиции покажутся слишком рискованными, учитывая обстоятельства, в которых сегодня работают страховщики. Только немногие захотели бы пойти на этот риск. Некоторые уже пытались зарабатывать деньги в Восточной Европе, но попытка оказалась не слишком удачной, и через пять-семь лет работы они ушли оттуда.

- В последнее время появилось так много новых рисков: терроризм, глобальное потепление и так далее. Как страховые компании пересматривают свои стратегии с учетом этих обстоятельств? После 11 сентября существовало два сценария развития страхового бизнеса: либо он должен был стать убыточным, либо, наоборот, от осознания возросшей опасности многие могли кинуться к страховщикам - и тогда бизнес, несмотря на разовое потрясение, должен был стать еще более прибыльным и процветающим. Как все сложилось на самом деле?

- Если говорить о терроризме, то надо сказать, что и этот риск, и возможные военные действия, как правило, исключены из страховых договоров. Даже перестраховочные компании, которые раньше включали терроризм в свои полисы, теперь отказались от этого. То есть если теракт произойдет, страховые компании не производят выплат. Разумеется, это плохо для клиентов, но жизненно необходимо для страховщиков. Ведь в случае с терроризмом или военными действиями чрезвычайно трудно просчитать риски, я бы даже сказал, практически невозможно. Вообще, теперь страховые компании стараются быть максимально благоразумными и ограничить ту сферу, которая подпадает под страховые выплаты.

Раньше они придерживались иной тактики, и часто их действия напоминали азартную игру. Например, у меня был один клиент, который застраховал футбольную команду на случай победы в европейском футбольном чемпионате. Команда выиграла, и помимо приза чемпионата получила еще и солидную выплату от страховой компании. Это, наверное, не совсем страхование - это азартная игра, игра на деньги. Из той же оперы и страхование от терактов и военных действий. В такого рода случаях на самом деле очень сложно просчитать риски, однако раньше такие сделки не были редкостью. Теперь ситуация изменилась, страховщики больше не могут так рисковать и играть на деньги, поэтому они исключают подобные условия из договоров. Существование в западном мире стало очень рискованным, и, как следствие, страховой бизнес перестает быть прибыльным: очень успешная страховая компания сегодня - это, скорее, исключение.

Среди факторов, влияющих на состояние страхового бизнеса, главным на сегодня, пожалуй, является ситуация на рынке капитала. Следующий по важности фактор - то, насколько адекватно компании удается управлять рисками в изменившихся условиях. Речь идет о том, что включается в договора, а что нет. Если посмотреть на условия контрактов, заключаемых практически всеми страховыми компаниями в мире, то первое, что бросается в глаза - приоритетным является стремление компании получить большую прибыль, а не желание просто расширить свой бизнес, как это было еще всего несколько лет назад. Эта господствующая тенденция приводит к тому, что некоторые риски больше не страхуются или страхуются по очень высоким ставкам. Можно сказать, что большинство страховых компаний пришло к управлению рисками методом исключения их из договора.

Другой важный вопрос, который волнует большинство компаний на американском и особенно на европейском рынке - насколько большим должен быть капитал компании, чтобы она могла заниматься этим бизнесом. До кризиса такой проблемы не существовало, у всех был переизбыток капитала, теперь же компании его стало мало, а порой и вовсе недостаточно. Большинство компаний сейчас недокапитализовано и поэтому вынуждено тщательно просчитывать все затраты и опять-таки сокращать риски.

С другой стороны, обвал рынка многому научил западных страховщиков, они не попадут больше в ловушку "бурного роста", в которой, к слову, оказались и российские банки до дефолта 1998 года. Западные компании теперь будут гораздо более тщательно выбирать риски. Если сейчас ваши российские страховые компании растут на рынке промышленного страхования на сорок процентов, то международные, скорее, пойдут на снижение роста, потому что они будут более тщательно отбирать риски. Это, кстати, может быть еще одним ответом на вопрос, что принесут западные страховые компании на российский рынок. Они принесут опыт: как оценивать риски и быть благоразумными.

- А как компании реагируют на увеличение рисков?

- Такие серьезные перестраховочные компании, как, скажем, Munich Re, делают при помощи компьютерного моделирования прогнозы, основанные на тщательных научных исследованиях. Например, большинство природных катаклизмов последних лет, связанных с глобальным потеплением, включая наводнения в Европе, было с большой точностью предсказано Munich Re еще десять лет назад.

Впрочем, осведомленность о предстоящих рисках, как правило, вообще вызывает отказ от страхования всего, что под них подпадает. Следующая волна в страховом бизнесе - и она начинается уже сейчас - в мире будет появляться все больше принципиально нестрахуемых рисков, их будет просто невозможно застраховать. В США уже происходит нечто подобное. Дома в Майами и Флориде больше не страхуются. Если же вы все же очень захотите это сделать, то премия, которую с вас потребуют, будет настолько высокой, что затея просто потеряет всякий смысл. Если говорить честно, то сейчас страховые компании знают практически обо всех возможных и вероятных природных и техногенных катаклизмах, которые могут произойти в ближайшие годы в Европе, Америке или Азии. И, располагая сведениями, которых нет у клиентов, они позаботятся о том, чтобы исключить эти риски из своих договоров.

И тут мы подходим к ключевому вопросу. Если все больше рисков нельзя застраховать, то что же делать, кто будет платить за огромный ущерб, который могут нанести ураганы, наводнения и засухи? Государство не будет, страховые компании - тоже. Где же тогда брать деньги на восстановление собственного дома и всего имущества, если его смоет наводнением? Это вопрос очень серьезный, и ответа на него пока не найдено. Но попытки в этом направлении предпринимаются. В США, например, есть пара страховых компаний, которые придумали и выпустили на рынок новые продукты по страхованию жизни, призванные помочь тем, от кого отказались все прочие страховщики.