Бескредитный риск

Василий Кашкин
8 декабря 2003, 00:00

Новые нормы Базельского комитета по банковскому надзору пока мало беспокоят ЦБ России. Однако к моменту введения этих норм в действие российская банковская система, скорее всего, перестанет им соответствовать

До последнего времени ЦБ формулировал свою позицию в отношении новых стандартов регулирования достаточности банковского капитала (так называемого соглашения "Базель II"), предлагаемых Базельским комитетом по банковскому надзору, довольно уклончиво. Более или менее ясная перспектива впервые была публично очерчена на конференции "Влияние нового соглашения по капиталу ('Базель II') и директивы Евросоюза по достаточности капитала (CAD III) на инвестиционную политику европейских кредитных организаций в отношении России", проведенной Европейской финансовой и банковской академией. Заместитель руководителя департамента надзора ЦБ Ирина Седова сообщила, что в России, по-видимому, будет реализован "упрощенный стандартный подход" к расчету достаточности капитала. В настоящее время ЦБ предполагает доводить до банков большую часть новых стандартов лишь в рекомендательной форме, возможно, в составе рекомендаций касательно систем корпоративного управления.

Эта позиция соответствует "Базелю II" больше по форме, нежели по сути. Ведь цель новых норм - ввести более адекватную дифференциацию рисков, которые берут на себя банки. Упрощенный же подход предполагает все риски уравнять, причем исходя из самых худших предположений.

Гордость карликов

Ирина Седова рассказала, что ЦБ проанализировал деятельность шести российских банков на предмет их готовности к применению новых стандартов. И, судя по всему, пришел к выводу, что эти банки удовлетворяют самым строгим требованиям с запасом. По показателю достаточности капитала российские банки лидируют во всей Европе (см. таблицу 1).

По словам Дмитрия Лепетикова из Центра развития, Россия сейчас обладает одним из самых высоких в Европе соотношением капитала и активов. Российские банки сейчас капитализированы в достаточной для обеспечения надежности степени. Можно, конечно, говорить об "искусственном надувании капитала" многими банками. Но даже если предположить, что 30% капитала фиктивны, получается, что Россия все равно обладает самой капитализированной банковской системой в Восточной Европе и соответствует уровню таких стран, как Финляндия и Греция.

Однако радости такое лидерство приносит мало. Как известно, наиболее надежен тот, кто ничего не делает. Достаточно взглянуть на страны, окружающие Россию в списке лидеров, чтобы заметить, что они, как и Россия, отнюдь не являются флагманами европейского банковского бизнеса.

Собственный капитал российских банков столь "велик" не от хорошей жизни. Известные трудности управления активами российских банков, связанные прежде всего со сложностью кредитования реального сектора экономики, отражаются в затруднениях как с привлечением капитала, так и с реинвестированием прибыли и, следовательно, приводят к росту собственного капитала - за счет вкладов учредителей и прибыли.

Ситуация, когда большинство предприятий вообще не рассматриваются банками как потенциальные заемщики, обусловлена двумя основными причинами. Во-первых, риски заемщиков действительно высоки и усугубляются отсутствием достоверной информации об их бизнесе (как прозрачной отчетности самих компаний, так и информации рейтинговых и информационных агентств). Во-вторых, в большинстве российских банков недостаточно эффективен риск-менеджмент.

Но если мы говорим об экономическом росте (пусть даже не об удвоении ВВП, а просто стабильном энергичном подъеме), то он безусловно подразумевает увеличение кредитования. То есть вышеозначенные проблемы будут так или иначе решаться, а лидерство в плане соотношения капитала и активов банков России придется утратить. И вот тут-то возникнет новая проблема: к моменту введения норм "Базель II" российские банки уже не будут столь безоговорочно надежны в плане новых требований.

Проблемы развивающихся рынков

По неоднократным заявлениям первого заместителя председателя ЦБ Андрея Козлова, в ближайшем будущем появятся новые версии инструкций о достаточности капитала, о резервах по кредитам. Смысл нововведений - переход к более содержательному надзору за деятельностью банков, что соответствует духу Базеля.

Однако даже если модернизация нормативной базы ЦБ забуксует (что маловероятно), процесс перехода на "Базель II" продолжится снизу - от бизнеса. Крупнейшие российские банки уже сейчас внедряют внутренние системы рейтингования, чтобы иметь возможность полноценно сотрудничать с иностранными контрагентами. С дальнейшей интеграцией российской банковской системы в мировую такая потребность начнет возникать и у средних банков.

А теперь вновь о проблеме. Опыт западноевропейских стран уже показал, что для полноценной подготовки к неформальному соблюдению "Базеля II" потребуется никак не менее четырех-пяти лет (кстати, ровно столько осталось до введения норм в действие). При этом России, как и еще целому ряду развивающихся стран, придется столкнуться с дополнительными трудностями.

Прежде всего, одних инициатив российских банков будет явно недостаточно. Пока предполагается, что лишь сотня крупнейших мировых банков будет иметь право ввести у себя внутреннюю систему рейтингования рисков и использовать ее для целей регулирования. Остальные же должны либо пользоваться внешними рейтингами, либо идти по пути уравнивающего упрощенного подхода (а проще говоря - по умолчанию заведомо считать, что все их активы плохого качества).

Что же касается внешних рейтингов, то развивающиеся страны, как не раз случалось в процессе глобализации, оказались в ситуации, далекой от равноправия. Кредитные рейтинги, на использовании которых в значительной степени основана новация соглашения "Базель II", развиты в мире совершенно неравномерно (см. таблицу 2). В США начало развития кредитных рейтингов пришлось на начало XX столетия (а уже в начале 30-х годов рейтинги независимых агентств были впервые использованы в целях финансового регулирования), в Западной Европе и Японии развитие собственной рейтинговой культуры началось в начале 70-х. В развивающихся странах кредитные рейтинги существуют лишь последние десять-пятнадцать лет.

Разумеется, столь быстрый рост не мог не сказаться на качестве присваиваемых рейтингов. Глобальные рейтинговые агентства, которым рейтинги в развивающихся странах приносят совершенно незначительную часть доходов, видимо, оказались не готовы инвестировать достаточные средства в инфраструктуру анализа рисков на этих рынках - то есть в систематический сбор и анализ информации. Ситуация усугублялась и низкой информационной прозрачностью развивающихся рынков. Этим прежде всего обусловлены промахи агентств в Мексике, Юго-Восточной Азии. Если бы тогда уже действовали стандарты "Базель II", внезапное падение рейтингов и соответствующее увеличение требований к банковскому капиталу неминуемо привели бы к банковскому кризису развивающихся стран.

Еще одной проблемой развивающихся стран является тесная связь между суверенным рейтингом и рейтингами компаний. По данным исследования Всемирного банка, проведенного в 2001 году, корреляция между понижением суверенного рейтинга и корпоративных рейтингов в развивающихся странах очень значительна - 0,7. Причем в развитых странах такая взаимосвязь отсутствует. Это объясняется той же проблемой недостаточного инвестирования в сбор информации о рисках - агентствам проще ориентироваться на страновой риск, чем идентифицировать риски каждой отдельной компании. Вкупе с тем, что количество рейтингов компаний на развивающихся рынках крайне невелико, полезность "стандартного подхода" "Базеля II" существенно снижается, поскольку фактически не происходит диверсификации коэффициентов достаточности капитала в зависимости от рисков конкретных заемщиков. В отношении решения этих проблем Базельский комитет возлагает значительные надежды на национальные рейтинговые агентства, рейтинги которых зачастую более адекватны для использования в целях внутреннего регулирования.

Ситуация с кредитными рейтингами в России обстоит не намного лучше, чем в других развивающихся странах. Сейчас российским компаниям (включая банки и другие финансовые институты) и местным органам власти присвоено не более двух сотен полноценных кредитных рейтингов - как национальными, так и международными рейтинговыми агентствами. Это в разы больше, чем еще пару лет назад, однако для полноценной реализации "стандартного подхода" нового соглашения этого явно недостаточно.

Вследствие названных причин некоторые развивающиеся страны, в том числе Китай и Индия, предварительно отказались от внедрения у себя нового соглашения. Однако большинство развивающихся стран все-таки готовятся к реализации новых стандартов. И в качестве одной из мер стимулирования роста рейтинговой культуры используют рейтинги - для начала в регулировании второстепенных сегментов финансового рынка.