Хорошо обучающиеся нации

Марина Галушкина
8 декабря 2003, 00:00

В последние годы лидерами в области школьного образования стали, в общем-то, провинциальные страны - азиатские "тигры", Канада, Финляндия, Австралия и Новая Зеландия. Детей там хорошо учат "размышлять и проявлять живой интерес к действительности"

В 1961 году первой реакцией Джона Кеннеди на полет Гагарина была фраза: "Победило советское образование". Спустя сорок лет образовательными победами гордимся не мы и не американцы, а совсем другие страны.

Мировая табель об образовательных рангах складывается по результатам международных сравнительных исследований. Их множество, но котируемых школьных исследований три. Детский фонд ООН проводит исследование под названием "Школьная линейка" в 24 странах мира. В рамках этого проекта рейтингуется уровень школьного образования в наиболее богатых и промышленно развитых государствах. Рейтинг составляется на основе ряда показателей - соответствие образования минимальным установленным требованиям, процент неуспевающих детей, баланс между государственными и частными заведениями и проч.

Другой значимый проект - международная программа оценки знаний и умений учащихся (PISA). Ее реализует Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в 32 странах мира. Целью исследования является сравнительная оценка математической и естественнонаучной грамотности, а также умение понимать тексты различного типа. И наконец, третий проект - международное исследование по оценке качества математического и естественнонаучного образования - TIMSS (Third International Mathematics and Science Study). Это исследование проводит Международная ассоциация по оценке учебных достижений в 45 странах.

Так вот, если свести вместе результаты всех трех исследований, можно увидеть группу мировых лидеров в области школьного образования. Среди шести лидирующих стран четыре - из Юго-Восточной Азии, недавние азиатские "тигры" - Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Япония - и еще две страны из разряда провинций: Финляндия - провинция Европы и Канада - провинция США.

Почему именно они формируют ныне элиту образования? И как они это делают?

Деньги

нформационный вопрос" - компьютеры, Интернет - в группе стран "экстра" решен стопроцентно. В Южной Корее его решение было зафиксировано в электронном письме президента республики, которое он отправил в каждую школу

Деньги, конечно, имеют значение. Все страны с высоким качеством образования являются экономически успешными. ВВП на душу населения у них либо выше 20000 долларов, либо к тому приближается. Из этого наблюдения можно сделать простой вывод: для того, чтобы иметь хорошее образование, страна должна быть богатой. Но если очевидно, что хорошее образование - функция благосостояния страны, то совершенно не факт, что хорошее образование - функция больших госрасходов. Например, в Греции и Южной Корее государство в расчете на одного ученика выделяет примерно одинаковую сумму, но Южная Корея во всех рейтингах в первой тройке, а Греция в конце списков. Значит, госрасходы не главное, но что же тогда? Чем примечательна система образования стран элитного списка?

Основательная начальная школа

Если в России дети учатся в начальной школе три-четыре года, то в группе "экстра" этот срок существенно больше: шесть лет. Кстати, и в Ирландии, где феноменальный экономический подъем был во многом обеспечен инвестициями в образование и научные исследования, срок обучения в начальной школе - шесть-восемь лет.

Те основания, которые закладываются на образовательном старте, являются базой успешности. Удастся на старте освоить основные учебные техники и способы - все, в дальнейшем на этом фундаменте можно делать различные надстройки.

Сам набор предметов в начальной школе разных стран не сильно отличается - математика, язык (иногда два), естествознание, музыка, рисование, ремесла и т. д. Вопрос в том, на чем делается акцент, что осваивается при "прохождении" математики и языков, на которые отводится до восьмидесяти процентов учебного времени. В Сингапуре определено семь результатов, которые дети должны получить к моменту окончания начальной школы. Среди них - "уметь размышлять и выражать свои мысли" и "проявлять живой интерес к вещам вокруг". Звучит вроде просто. Однако нацеленность именно на эти результаты позволяет сингапурским школам быть столь успешными. Кстати, пять других результатов к академическому обучению отношения не имеют, например: "уметь отличать хорошее от плохого", "уметь строить дружеские отношения", "любить Сингапур" и проч.

То же и в Японии. Академическим результатам отводится чуть больше десяти процентов, остальное - отношения со сверстниками, физическая подготовка, гигиена, личные привычки и т. д.

В русском подходе, получившем название "система развивающего обучения", предложена возрастная периодизация развития психики, основанная на смене ведущих деятельностей: игра (дошкольники), обучение (младшие школьники), интимно-личное общение (подростки), учебно-профессиональная деятельность (юноши). То есть у детей шести-десяти лет главной и ведущей деятельностью является учебная. Человек учится прежде всего учиться, строит себя как учащегося. А поскольку основная компетенция современного человека - готовность и способность учиться и переучиваться в течение всей жизни, то освоение этой деятельности становится базовым процессом. Видимо, группа стран-лидеров "схватила" этот тренд, потому и обучение в начальной школе такое основательное и долгое.

Отмена учебной повинности

Группа "экстра" отказалась от конвейерного подхода к обучению и всеобщей учебной обязаловки, при этом не сузив, а, наоборот, расширив образовательное предложение. Для студентов (а в Японии и Финляндии и для старшеклассников) обязательным является примерно пятьдесят процентов курсов. Какие курсы и в каком порядке будут осваиваться, решает сам студент. Задача учебного заведения - обеспечить богатый выбор как специальных, так и общеобразовательных услуг. Фактически введена своеобразная презумпция ответственности: предполагается, что будущий специалист в состоянии определять как минимум половину содержания своего образования.

Студенты сами строят свое расписание. Нет разделения на классы и учебные группы. Постоянное обучение в разных по составу, численности и возрасту временных группах развивает заодно и коммуникативную компетентность ребят. В определенной степени студенты регулируют и продолжительность обучения. Дельта времени, которым они могут распоряжаться, - от года до трех. Можно напрячься и учиться в более быстром темпе, а можно и в более медленном. Учебные заведения выставляют определенные противовесы, чтобы избежать наплыва "вечных" студентов, Например, финны после пяти лет обучения перестают получать стипендию. Образовательная свобода, выраженная в возможности студентов регулировать учебное пространство и время, неожиданно оборачивается не безответственностью, как могло бы оказаться, а, напротив, серьезным отношением к обучению.

Своих детей - студентов вполне достойных российских вузов, входящих в первую десятку рейтинга "Сто лучших вузов страны", я попросила подсчитать по зачетной книжке процентное соотношение обязательных курсов и курсов по выбору. Процент свободно выбираемых курсов оказался меньше четырех.

Информатизация

Вопрос оснащенности компьютерной техникой и средствами телекоммуникации в группе "экстра" был поставлен как принципиальный и решен стопроцентно.

Студенты и старшеклассники стран "экстра" на 50% определяют, чему они будут учиться. Идея такова: будущий специалист в состоянии определять как минимум половину содержания своего образования

В Корее осуществление проекта внедрения информационных технологий в учебный процессе началось в 1998 году, потрачено на него было около 1,1 млрд долларов бюджетных средств. В результате Южная Корея стала второй в мире страной после Сингапура, полностью обеспечившей свои школы, даже в деревнях и на удаленных островах, компьютерами и доступом к Интернету. В электронном письме президента Республики Корея, которое он отправил в каждую южнокорейскую школу, говорилось: "Теперь у нас заложен фундамент для строительства сильной в технологическом отношении страны".

В компьютерную среду дети попадают с самого юного возраста. В начальной школе Ривер Окс в Оквилле (Канада, провинция Онтарио) малыши работают в режиме мгновенно доступной информации. Вся огромная библиотека школы хранится на интерактивных видеодисках и CD-ROM, которые в любую секунду доступны ученику. Школьная компьютерная сеть позволяет работать с иллюстрациями, фотографиями, текстами, мультиками, видеозарисовками, звуковым сопровождением и проч. Каждый ученик собирает свой мультимедийный "портфель" информации.

Подход, о котором говорит Дэвид Пери, основатель сингапурской "Семейной школы для иностранцев", стал типовым за последние пять лет: "Нашей целью является воспитание граждан мира, способных непредвзято воспринимать самые прогрессивные в мире идеи и знания, поэтому IT-философия, принятая в школе, - по большей части наша философия образования". В новой образовательной эре считается уже просто дурным тоном иметь учебные заведения, не оснащенные компьютером. Все школы рассматриваемой группы стран имеют выход в Интернет. В азиатских школах на каждых двух детей приходится один ПК, то есть если в школе учится 1000 детей, то компьютеров в школе 500. В среднем по странам ОЭСР это соотношение составляет 13 учащихся на один компьютер. В России сегодня 113 школьников на один компьютер, а доступ в глобальные сети имеют лишь шесть процентов школьных компьютеров, и чаще всего это делается по коммутируемой линии. А что касается наших затрат на оснащение школ компьютерной техникой, то за 2001-2003 годы на эти цели было потрачено в шесть с половиной раз меньше денег, чем в Корее, - 170 млн долларов. Это при том, что учеников у нас в полтора, а школ почти в четыре раза больше.

Информационные технологии работают на повышение учебной успешности не только в качестве доступа практическим к любым по тематике и объемам знаний, но еще и в качестве экономически выгодного компенсатора педагогических квалификаций. Подготовить качественный мультимедийный курс, CD-учебники и CD-решебники гораздо дешевле, нежели обучить армию преподавателей. "Цифровая педагогика" не панацея, она не заменит живой педагогический контакт, но квалификационные замещения успешно осуществляет.

Дистанционное образование

Европейские и американские исследователи (к примеру, American Educational Research Association) утверждают, что к 2010 году две трети всего образования будет осуществляться дистанционно. Прогноз этот наверняка не в меру оптимистичен, поскольку наступающая эра экономики, работающей на знаниях, требует от людей в первую очередь навыков работы со знанием и информацией. Нужно уметь находить данные и оперировать ими, освоить способы обработки информации, наработать аналитические способности, освоить системное мышление. А это процесс не короткий и на расстоянии освоен быть не может. Но то, что дистанционное образование займет свою, и немалую, нишу, - несомненно.

Обучение в начальной школе стран-элиты продолжительное - шесть лет. В России - три-четыре года

Во всех странах группы "экстра" электронное обучение быстро развивается.

Канада - один из мировых лидеров в области дистанционного образования. Это имеет свои объяснения. Помимо того что страна развита в компьютерном отношении, здесь, так же как в России, остро стоит проблема расстояний. На бескрайних просторах разбросана масса населенных пунктов, многие из которых находятся в труднодоступных районах. В Канаде сотни тысяч дистанционных программ. Их предлагают как министерства образования канадских провинций, так и отдельные университеты, колледжи и компании (для повышения квалификации сотрудников). Так, Independent Learning Centre в провинции Онтарио организует до пятидесяти тысяч различных курсов ежегодно. По статистике, программы дистанционного обучения имели более 54% канадских университетов, 68% колледжей и 36% компаний. Существуют в стране и целиком виртуальные вузы - такие как Tele-Universite в Квебеке, Open Learning Agency в Британской Колумбии и Athabasca University в провинции Альберта. За счет "дистанционки" во многом реализуется идея доступности образования - нивелируются географические, возрастные и финансовые признаки, так как образование "на расстоянии" дешевле.

Частный капитал

Исключая Финляндию, страну социального благосостояния, где все заботы взяло на себя государство, во всех остальных странах для частной инициативы открыта зеленая улица. Практически все начальные школы и большинство общеобразовательных находятся под опекой государства, на уровне же высшего образования все с точностью до наоборот.

Так называемая восточная модель высшего образования гласит: ресурсы всегда ограничены, и финансирование всех учреждений к переменам не приведет, так как каждому достанется по чуть-чуть. Поэтому выбирается небольшая группа потенциально сильных вузов, и на государственном уровне поддерживаются только они. Финансирование их вырастает на порядок (!). Остальные вузы либо берутся на баланс мини-регионов (городов, провинций, округов), либо умирают, освобождая место для частного образования.

По объемам финансирования частный капитал играет едва ли не главенствующую роль на рынке образования азиатских стран. В Корее частные источники дают 80% общего бюджета вузовского образования, более 50% дошкольного, и порядка 15% начального и среднего школьного образования. В Японии частные деньги занимают более 50% и в высшем, и в дошкольном образовании. В результате около 80% азиатских студентов получают образование в частных вузах. В России, кстати, таких студентов заметно меньше, Хотя негосударственные высшие учебные заведения составляют примерно треть всех вузов, учится в них всего 7% от общего числа студентов.

Как частный капитал приходит в образование? Прямых каналов два. Первый - плата за образовательные услуги. Основные плательщики - семьи. Второй канал - инвестиционные вложения. Общественные ассоциации с функцией фандрайзинга, бизнес-структуры и частные лица в основном через механизмы фондов инвестируют либо в отдельных людей (стипендии и гранты), либо в конкретные проекты и программы: исследовательские, издательские, экспериментальные, проекты капитального строительства, создание библиотек и серверов и проч. Аналогичную функцию выполняют попечительские советы учебных заведений, привлекая средства и контролируя их освоение в конкретных целях. Есть еще смежный, сопутствующий канал - бизнес по оснащению образовательного процесса. Спектр здесь крайне широк - от консультационных услуг по оптимизации управления до производства учебной канцелярии, от создания мультимедийных продуктов до производства школьной мебели, от просвещения родителей до индустрии игрушек.

В Канаде ситуация иная, но центральная идея та же - государство не является главным производителем образовательных услуг. В Канаде вообще нет общегосударственной системы образования. Согласно канадской конституции, образование является исключительной юрисдикцией провинций. Все согласования - стандарты, предметы, финансирование - идут на уровне глав провинциальных департаментов образования. Министр образования - должность выбираемая. Активно осуществляется провинциальное и местное управление образовательными процессами, а ответственность за начальные и средние школы возложена на местные выборные школьные советы или комиссии. Эта система дает очень хорошие результаты, наверное, поэтому доля частного сектора (вузов) невелика, но доля частного капитала значительна - почти треть в высшем образовании.

Образовательные кредиты и гранты

В азиатских странах, где доля платного образования высока, государства выделяют персональные субсидии. По программе Edusave в Сингапуре на счет каждого из первых трех детей в семье кладется определенная сумма на покрытие расходов на образование. Неизрасходованные средства переводятся в специальный фонд, и ими можно будет воспользоваться по достижении совершеннолетия.

Помимо государственных субсидий известны три формы финансовой поддержки студенчества: стипендиальная, кредитная и система грантов. Первая направлена на вспомоществование и поддержку талантливой и перспективной молодежи, для чего существуют правительственные, общественные или частные фонды. Эта форма давно известна, популярна, и речь в межстрановых сравнениях может идти только о денежных объемах и адресных группах. И, может быть, некоторых социальных действиях, предпринимаемых в отдельных странах, вроде прибавки к стипендии на оплату жилья в Финляндии.

А вот две другие формы - кредитная и система грантов, активно действующие в группе "экстра" и мало прижившиеся пока в России, - представляют особый интерес. Через систему займов (кредитов) реализуется инвестиционный подход - вкладов в самого себя и в свое будущее, причем не из кошелька родителей. Студент через систему финансовых институтов занимает средства у своего будущего, нарабатывает за время обучения для своего будущего ресурсы и дивиденды с них в назначенное время прошлому возвращает. Идет своеобразная игра с деньгами и временем, реально формирующая ответственность молодого человека. А система грантов - это поощрение самостоятельности, настойчивости и креативности молодых людей - везде конкурсы, в которых еще надо победить. В Канаде гранты на обучение получает примерно десять процентов всех студентов, средний размер гранта - три тысячи долларов в год, это вполовину уменьшает расходы на обучение. Студенческие кредиты предоставляются по низким процентными ставкам, по многим из них проценты за время обучения выплачивает государство, а погасить кредит выпускник обязан в течение долгих десяти лет.

Образовательная стратегия

В XXI веке государство более не является главным производителем образования. В азиатских странах частные деньги играют едва ли не главенствующую роль на рынке образования. До 80% вузовского образования и до 50% дошкольного финансируется частным капиталом. В Финляндии деньги государственные, но инициатива и управление школами - частные

Но, пожалуй, ключевым фактором успеха является то, что каждая страна группы "экстра" ясно и четко заявляет свои образовательные цели. Определяется с качеством образования, которого хочет достичь, структурой и объемами ресурсов, которые необходимо привлечь. Наличие стратегических целей позволяет выстраивать среду, вводить разные образовательные модели, работающие на достижение этих целей.

Подход Сингапура, например, таков: объединение мировых информационных и коммуникационных технологий с концепцией "мыслящих школ и обучающейся нации".

В Корее в середине девяностых годов было зафиксировано четыре фактора риска для образования, продиктованных состоянием системы образования и требованиями развития страны в XXI веке: недостаточная забота о гармоничном развитии и творческом созидании; недостаток самостоятельности и конструктивности в управлении школьной системой; недостаточные инвестиции в образование и чрезмерное рвение к образованию. Последнее означает необходимость придать образовательной энергии корейцев созидательный характер для экономического развития страны. Для снятия и нивелирования этих факторов риска реформирование образования началось в рамках подхода "удовлетворения потребителя", а национальная цель образовательных реформ, идущих под непосредственным кураторством президента, сформулирована так: образование корейцев как лидеров XXI века.

Наличие стратегии позволяет вводить в общественный оборот управляющие знаковые системы. Например, "Сингапур - Бостон Востока". Что это означает? Сингапур - главный пункт творческой энергии Востока, где кипит интеллектуальная, исследовательская и социальная деятельность. Сингапур - оазис талантов, центр знаний, совмещение людей и потоков идей. Сингапур - средоточие выдающихся учебных заведений, исследовательских институтов и тысячи компаний. Правда, красиво? А управляющая функция заключена в управлении энергией людей, которые гораздо ответственнее и охотнее работают на красивый национальный проект. Судя по образовательным и экономическим успехам страны, эта знаковая система дает блестящие результаты.

Как видно по опыту стран образовательного Олимпа, высокие достижения в образовании определяются не объемами государственного финансирования, а наличием образовательной стратегии и созданием страновых образовательных моделей, работающих на достижение стратегических целей. А если уж говорить об инвестициях, то дело не в их размерах, а в том, насколько хороши условия для прихода в образование частного капитала.

Биг бум в Ирландии
Ирландия - единственное государство, считающее, что расходы на образование не являются социальной нагрузкой на бюджет, а должны рассматриваться как инвестиции. В соответствии с этим подходом в Ирландии недавно была даже изменена система национальных счетов. Столь мудрый подход к образованию обеспечил, как говорят сами ирландцы, "биг бум" - бурное развитие ирландской экономики. Сегодня эта европейская провинция имеет самые высокие в Европе темпы экономического роста и одновременно самую большую долю трат на образование в ВВП среди всех развитых стран. Вероятно, очень скоро Ирландия войдет в список "образовательной элиты".
В начальной ирландской школе в течение восьми лет дети изучают английский и ирландский языки, математику, религию, предмет под названием "Общество и окружающая среда", занимаются изобразительным и прикладным искусством, музыкой, спортом. Усилия педагогов сосредоточены на развитии дарований и способностей каждого ребенка. Аура вольного детского мира сменяется почти спартанской строгостью при переходе в среднюю школу - насыщенное расписание, жесткий порядок дня и суровая дисциплина.
Большинство средних школ - частные, впрочем, почти все они на дотации государства. Школы управляются советом попечителей, религиозной общиной или частным лицом. Частная инициатива обеспечила богатое разнообразие школ: только для девочек, только для мальчиков, совместное обучение; школы классического толка (вроде наших гимназий) и "ремесленные" школы с профтехуклоном; школы со специализацией на искусстве и школы для "яйцеголовых" с превалированием естественных наук и экономики.
Сама структура обучения во всех школах трехуровневая. Сначала трехгодичная младшая средняя школа (Junior Cycle), и этим уровнем ограничивается обязательный этап образования. Большинство детей продолжает учиться и осваивает еще два уровня: так называемый переходный год (Transition Year), в течение которого школьник выбирает, какие предметы он будет в последние два года изучать, и двухлетнюю старшую среднюю школу (Senior Cycle).
Система высшего образования (Third Level Education) - это государственные университеты, профессиональные колледжи и педагогические институты, cамые знаменитые из которых - Тринити-колледж и Дублинский технологический институт. Частных заведений в высшем образовании немного, это в основном бизнес-колледжи. Главный педагогический прием вузовского образования - tutorials, то есть индивидуальные занятия студента с преподавателем и/или научным руководителем.
Вокруг структур высшего образования созданы научно-технические парки. Основные усилия преподавателей и исследователей сосредоточены в области компьютерной техники. Другие важные направления - материаловедение, биотехнологии, химия, медицина и инженерные науки. Студенты активно участвуют в работе департамента инновационного сервиса Тринити-колледжа, который финансирует почти сотня международных компаний, в основном из сферы информационного и телекоммуникационного бизнеса.