Судьи заговорили

8 декабря 2003, 00:00

Сразу четверо бывших судей Мосгорсуда и одна действующая сделали на прошлой неделе скандальные заявления: при рассмотрении дел в суде на них оказывалось давление со стороны Генпрокуратуры.

Первой рассказала об обстоятельствах, в которых вынужден был работать суд при рассмотрении дела о нарушениях в процессе следствия по факту контрабанды импортной мебели салонами "Гранд" и "Три кита", действующая судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина. Она, в частности, заявила: "Действуя по указанию первого заместителя генерального прокурора Юрия Бирюкова, председатель Мосгорсуда Ольга Егорова неоднократно требовала от меня вынести обвинительный приговор. После того как я отказалась это сделать, дело было передано другому судье, который в итоге вынес нужный Генпрокуратуре приговор". Напомним, что в ходе рассмотрения этого дела судья Ольга Кудешкина не нашла в действиях следователя СК МВД России по особо важным делам Павла Зайцева, который санкционировал проведение девяти обысков у работников мебельных салонов, преступного умысла, указав, что для задержаний и обысков были достаточные основания. Генпрокуратура опротестовала оправдательный приговор, дело было передано другому судье, который оказался более уступчивым - приговорил Зайцева к двум годам лишения свободы условно без лишения права занимать должности в органах внутренних дел. Данный обвинительный приговор, если судить по той практике, которая сложилась не только в Мосгорсуде, фактически тоже указывал на безосновательность обвинения. Активность прокуратуры некоторые наблюдатели связывают с тем, что одним из собственников вышеупомянутых мебельных салонов является отец нынешнего замдиректора ФСБ Юрия Заостровцева.

Несмотря на то что заявление Ольги Кудешкиной было сделано аккурат перед выборами в Госдуму, куда она баллотировалась (судья отказалась от этих планов, "чтобы не возникало ощущения, что это предвыборный пиар"), бывшие судьи районных судов Москвы - Наталья Шершова, Ирина Куприянова, Алла Касимова и Елена Куренева - подтвердили заявления коллеги. Все они так или иначе были отправлены в отставку под давлением г-жи Егоровой, когда отказывались принимать обвинительные вердикты - те самые, которых всеми правдами и неправдами добивалась прокуратура. Накануне судебных процессов, решающих не только для судьбы ЮКОСа, но и самой Генпрокуратуры, эти публичные заявления впервые заставили усомниться в том, что победит, как всегда, не закон, а "его слуга".