Игра в популизм опять подвела нас к катастрофе

8 декабря 2003, 00:00

Редакционная статья

К 7 декабря 2003 года страна оказалась в привычном для себя предвыборном состоянии - состоянии острейшего политического кризиса. Кремль добился победы и над коммунистами, и над недоговороспособными олигархами, но ценой этой победы стало резкое укрепление национал-патриотических сил. Сил, жаждущих реванша, революции закона и торжества справедливости. Что бы ни думали о себе товарищи, чем бы ни оправдывали свою насквозь лживую предвыборную кампанию, они могут привести Россию только к катастрофе. Это надо понимать отчетливо.

Надо надеяться, что Кремль это понимает. По слухам, на последней предвыборной неделе кремлевские политики были предельно обеспокоены тем уровнем популярности, который сумели набрать народно-патриотические силы, при его, Кремля, явном попустительстве. Оказалось, что Дума, которая проектировалась как управляемая ради продолжения либерального движения России, но в рамках закона, может обзавестись изрядной примесью фашизма. Именно в этом контексте надо рассматривать неожиданный поворот в деле слияния ЮКОСа и "Сибнефти".

Маловероятно, чтобы передача активов ЮКОСа в управление "Сибнефти" задумывалась при самом старте атаки на Михаила Ходорковского. Скорее, это решение пришло сравнительно недавно как единственно возможное в сложившейся ситуации.

ЮКОС не мог остаться в собственности Ходорковского по крайней мере по двум причинам. Во-первых, власть полагает, что, начав открытую атаку на своего политического противника, должна его уничтожить. Такую задачу невозможно считать решенной до тех пор, пока Ходорковский владеет крупнейшей нефтяной компанией страны. Во-вторых, даже если сама власть была бы готова на какой-то договор с Ходорковским, раскрученная силовая машина - прокуратура, Минприроды и прочие - не позволила делу угаснуть. И долгое время порог Кремля обивали бы всевозможные православные предприниматели, требуя передачи "жемчужины" России в их руки. Кремль не мог сделать этого - и потому, что это означало бы резкое экономическое ослабление самой компании, и потому, что вместо либерального политического противника Кремль заполучил бы через пару месяцев после передачи противника куда более опасного.

Проблема ЮКОСа должна была быть разрешена - и быстро. До президентских выборов. Даже до начала президентской кампании. Силовики не должны были получить мощный экономический ресурс и не должны были даже иметь надежду на его получение в ближайшее время. На этом фоне выходов оставалось два. Либо национализация компании, либо передача в руки лояльных президенту представителей крупного бизнеса.

Национализация - плохое решение. Во-первых, это мощный негативный сигнал всему остальному российскому бизнесу, что государство может отобрать все что пожелает. Во-вторых, это резкое напряжение отношений с западным капиталом. В-третьих, кто может управлять такой компанией? Чиновников, готовых к этому, нет. Значит - тоже резкая потеря эффективности одного из важнейших стратегических ресурсов страны.

Сегодня аналитики дружно восклицают, что такая афера с ЮКОСом, какую проворачивает Роман Абрамович, не снилась ни Моргану, ни Рокфеллеру. Но очевидно, что сам Абрамович без договора с Кремлем не был бы способен на этот шаг. А для Кремля передача управления компанией в руки абсолютно лояльного олигарха в нынешней ситуации решение наилучшее. И Роман Абрамович, и Александр Волошин, чья кандидатура на пост руководителя объединенной компании широко обсуждается, - как минимум талантливые бизнесмены и явно не противники капиталистической идеи. Любой бизнес - и отечественный, и западный - расценит этот сигнал как позитивный: власть не хочет госкапитализма, власть не жаждет диктатуры силовиков.

Но возникает вопрос: что дальше? Через четыре года, когда мы будем выбирать нового президента, опять начнутся гадания - какому частному лицу новая власть может доверить управление стратегическими активами страны? Когда и как мы добьемся легитимности собственности, а значит, и незыблемости права на нее?

Если все разрешится более или менее нормально, если президент совладает сегодня с реваншистскими силами, то его главной задачей на следующие четыре года будет решение вопроса, как сделать собственность легитимной. На наш взгляд, единственный путь к этому - открытое обсуждение элитой стратегии развития страны и ее, элиты, консолидация вокруг этой стратегии. Именно элиты, а никакого не народа и не общества. Стратегия страны, определение ее национальных интересов - это работа элиты. Работа, от которой она до сих пор всеми силами уклонялась.

Игра в популизм, в общественное негодование по поводу итогов приватизации и двенадцати лет торжества частной инициативы закончится 7 декабря с закрытием избирательных участков. После этого, каковы бы ни были итоги этой игры, настоящая элита страны - кремлевская, партийная и деловая - наконец должна понять, что за Россию отвечает именно она.