Подарок президенту

Роману Абрамовичу санкционирован захват контроля над крупнейшей нефтяной компанией

Двадцать восьмого ноября внеочередное собрание акционеров ЮКОСа должно было утвердить последние решения по объединению двух компаний - переименовать ЮКОС в "ЮкосСибнефть" и избрать новый состав совета директоров во главе с нынешним президентом "Сибнефти" Евгением Швидлером. Однако прямо во время собрания "Сибнефть" неожиданно для всех распространила заявление о том, что завершение слияния ЮКОСа и "Сибнефти" приостанавливается по взаимной договоренности акционеров. В результате большинство акционеров проголосовали против всех пунктов повестки, связанных с объединением двух компаний.

На следующий день британская Daily Telegraph сообщила, что крупнейший акционер "Сибнефти" Роман Абрамович отказался от слияния, до тех пор пока председателем правления новой компании не назначен Евгений Швидлер, а не нынешний глава ЮКОСа Семен Кукес. Новым председателем совета директоров, по мнению Абрамовича, должен стать бывший глава президентской администрации Александр Волошин. После того как акционеры ЮКОСа не согласились с выдвинутыми условиями, констатирует Daily Telegraph, представители "Сибнефти" сообщили, что приостанавливают сделку.

Утром 1 декабря "Сибнефть" опубликовала пресс-релиз, где говорилось, что "решение о приостановке слияния ОАО НК ЮКОС и ОАО 'Сибнефть' связано исключительно с деловыми отношениями между компаниями" и что "политическая ситуация не оказала никакого влияния на принятие данного решения". На следующее утро в СМИ появилось сообщение о том, что руководство НК ЮКОС готово ради спасения сделки по слиянию двух компаний выполнить при определенных условиях требования "Сибнефти" и отказаться от назначения своих представителей на руководящие посты в объединенной компании. После этого события стали сменять друг друга, как картинки в калейдоскопе. Сначала пресс-служба ЮКОСа официально опровергла информацию о намерении основных акционеров компании отказаться от управления объединенной компанией "ЮкосСибнефть", о предполагаемом избрании бывшего главы администрации президента РФ Александра Волошина председателем совета директоров и о назначении Евгения Швидлера председателем правления объединенной компании. Через пару часов после этого на информационных лентах практически одновременно появились три сообщения.

Первое - о том, что депутат Госдумы Владимир Юдин обратился с очередным запросом в Генеральную прокуратуру. На этот раз он попросил разобраться с нынешним председателем правления компании ЮКОС Семеном Кукесом, которого обвиняют в рэкете, мошенничестве, отмывании денег и угрозе физической расправы над руководителями "Югранефти", "Черногорнефти" (дочерних предприятий ТНК) и Norex. Второе сообщение от "Интерфакса" - о том, что Министерство по налогам и сборам направило на имя генпрокурора Владимира Устинова письмо, в котором утверждается, что НК ЮКОС и подконтрольные ей структуры недоплатили в бюджет 150 млрд рублей, то есть около 5 млрд долларов, в результате налоговых нарушений, допущенных в период с 1998-го по 2003 год.

Завершило информационную картину дня официальное сообщение Министерства природных ресурсов, что с 1 декабря начнется тотальная проверка выполнения недропользователями лицензионных соглашений. Особенно многообещающе прозвучали слова министерских чиновников "воздерживаться от проведения чрезвычайных акций в рамках лицензионного регулирования" на время проведения проверки.

Аналитики расценили эти новости однозначно: на ЮКОС оказывается давление со всех сторон. "Последняя информация о том, что ЮКОС недоплатил налогов на пять миллиардов долларов означает, что давление на компанию усиливается - и на налоговом фронте, и в развале сделки по слиянию с 'Сибнефтью', - говорит начальник аналитического управления банка 'Зенит' Сергей Суверов. - Мне кажется, что акционеров ЮКОСа, и прежде всего Михаила Ходорковского, склоняют к тому, чтобы отдать оперативное управление команде 'Сибнефти' или вообще продать акции - либо на Запад, либо Абрамовичу. В данной ситуации Ходорковскому, по сути, поставили ультиматум: или вам грозит конфискация имущества и десять лет тюрьмы, или вы продаете активы и уезжаете из России".

История сделки

Процесс объединения ЮКОСа и "Сибнефти" начался в апреле этого года. Акционеры компаний договорились, что ЮКОС за 3 млрд долларов приобретет у основных акционеров "Сибнефти" 20% минус одна акция и обменяет 26,01% своих акций на 72% бумаг "Сибнефти". Миноритарным акционерам "Сибнефти", владеющим 8% акций компании, Ходорковский пообещал сделать "справедливое предложение".

Согласно договоренности между ЮКОСом и "Сибнефтью", совет директоров объединенной компании должен был возглавить президент "Сибнефти" Евгений Швидлер, а правление компании - Михаил Ходорковский. После его ареста главным кандидатом на эту должность стал Семен Кукес. Большинство мест в совете директоров объединенной компании предполагалось предоставить независимым директорам. В случае отказа одной из сторон от сделки предусматривалась выплата неустойки в 1 млрд долларов.

Специалисты оценили сделку как весьма выгодную для Романа Абрамовича - ЮКОС выкупал у него за 3 млрд долларов наличными 20% акций "Сибнефти", а ее суммарная капитализация на момент заключения договоренности о сделке составляла примерно 11 млрд долларов. Другими словами, ЮКОС платил за пакет акций почти в полтора раза больше его рыночной стоимости. При этом основным акционерам "Сибнефти" во главе с Романом Абрамовичем доставался блокирующий пакет акций новой компании, которая вошла бы в пятерку мировых нефтяных гигантов - наряду с Exxon Mobil, Royal Dutch/Shell, BP Amoco и ShevronTexaco.

Несмотря на начавшееся в июле уголовное преследование крупнейших акционеров ЮКОСа, сделка по слиянию двух компаний благополучно продолжалась и с юридической точки зрения была завершена в начале октября.

Второго октября 2003 года ЮКОС осуществил последний платеж за 20-процентный минус одна акция пакет акций "Сибнефти". На следующий день ЮКОС получил в собственность 3 млрд 413 млн 735 тыс. 740 акций "Сибнефти" в обмен на 702 млн 397 тыс. 159 акций самого ЮКОСа.

Как заверяет Юрий Котлер, глава пресс-службы группы "Менатеп" (она владеет контрольным пакетом акций ЮКОСа), денежные средства, а также блокирующий пакет акций объединенной компании "ЮкосСибнефть" (до внесения изменений в устав компании она все еще называется ЮКОС) акционеры "Сибнефти" уже получили. А значит, слияние завершено. И дальнейший торг неуместен.

По словам главы пресс-службы "Сибнефти" Алексея Фирсова, акционерное соглашение-де предусматривало не только обмен акциями, но и определение с вопросами управления. И до тех пор, пока не утвержден устав и не распределены места в совете директоров и правлении объединенной компании, слияние не будет считаться завершенным. Пока же, утверждает г-н Фирсов, слияние приостановлено по взаимной договоренности акционеров, и связано это в первую очередь с бизнесом. От дальнейших комментариев г-н Фирсов отказался.

Что же подтолкнуло Романа Абрамовича пересматривать условия уже совершенной сделки?

Просто бизнес

Самое простое объяснение нетривиального поступка чукотского губернатора - он стремится извлечь дополнительную выгоду из затруднений партнера. "По всей видимости, Абрамович понял, что с апреля, когда было объявлено о сделке, слишком изменился баланс сил, - говорит старший аналитик по нефти исследовательского центра World Markets Research Council Эндрю Нефф. - Поэтому он решил отказаться от роли младшего партнера в слиянии двух компаний. Сейчас, по всей видимости, он постарается выторговать более выгодные условия сделки, дающие ему больший пакет акций и определенную роль в управлении компанией. Так, вероятно, Абрамович постарается, чтобы нынешний президент 'Сибнефти' Евгений Швидлер занял аналогичную должность в 'ЮкосСибнефти'".

Еще более естественным объяснением действий Абрамовича может считаться стремление защитить свои активы. "В результате арестов Лебедева и Ходорковского, а также ареста части акций ЮКОС оказался ослаблен, его капитализация с октября уменьшилась более значительно, чем капитализация 'Сибнефти', - считает старший экономист исследовательского центра Economist Intelligence Unit Дафни Тер-Сакарян. - Вероятно, акционеры 'Сибнефти' оказались недовольны тем пакетом акций, который они получили бы в объединенной компании". Это объяснение подтверждают и источники в "Сибнефти": по их мнению, "в какой-то момент пакет Millhouse Capital стал 'незащищенным' и неочевидными стали механизмы сохранения интересов миноритариев". И потому-де владельцы Millhouse предложили Михаилу Ходорковскому и его партнерам собственных представителей в руководство компании. В противном случае они сочтут дальнейшее присутствие активов "Сибнефти" в лоне ЮКОСа форс-мажором и будут изыскивать возможность отыграть сделку назад.

Можно, конечно, представить себе и такое объяснение: господин Абрамович элементарно испугался, что нынешние проблемы ЮКОСа перекинутся и на новую компанию, поэтому предпринимает усилия, чтобы очистить новую структуру от соратников Ходорковского, скомпроментированных в глазах общественности и правоохранительных органов. Или хотя бы попытается скомпенсировать возникшие политические риски за счет укрепления позиций своих людей в руководстве объединенной компании. Такую версию происходящего отстаивает лондонская The Times и отмечает, что 26% акций Абрамовича в объединенной компании "ЮкосСибнефть" оцениваются в 8 млрд долларов и что американские компании ChevronTexaco и ExxonMobil прошлым летом высказывали готовность купить у него этот пакет. Однако арест главы ЮКОСа Михаила Ходорковского напугал американцев, а новый глава ЮКОСа Семен Кукес без энтузиазма относится к перспективам альянса с американскими нефтяными монстрами, так что в сложившихся условиях чукотский губернатор продать свой пакет акций "ЮкосСибнефти" не может. "Господин Абрамович предпочел раскачать лодку, стремясь к краткосрочной прибыли", - делает вывод The Times.

Эта версия имеет право на существование, однако полностью принять ее мешают два обстоятельства. Первое заключается в том, что разрыв уже завершенной сделки с ЮКОСом, мягко говоря, не прибавит г-ну Абрамовичу авторитета в глазах потенциальных западных покупателей его активов. Теоретически может оказаться, что после такой выходки с ним вообще не захотят иметь дело солидные западные компании.

Второе, что мешает поверить в "исключительно деловые соображения" чукотского губернатора, - на удивление своевременные атаки госорганов на ЮКОС 2 декабря. Согласиться с тем, что заявления депутата Юдина, налоговиков и Минприроды, сулящие новые проблемы ЮКОСу, совершенно случайно последовали сразу после заявления пресс-службы компании об отказе пересматривать условия сделки, может только человек, искренне верящий в существование Деда Мороза и неподкупных милиционеров.

Более правдоподобно выглядит даже утверждение, что и слияние ЮКОСа с "Сибнефтью", и само пресловутое "дело ЮКОСа" -звенья в цепи единого дьявольского плана Романа Абрамовича по установлению контроля над крупнейшей российской нефтяной компанией. Но и эта версия едва ли истинна: она автоматически предполагает, что на Абрамовича работают все замешанные в "деле ЮКОСа" федеральные структуры, включая президента Путина. Роман Аркадьевич, конечно, богатый человек, но хочется верить, что скупить на корню такую большую армию чиновников столь крупного калибра и ему не по карману. К тому же это противоречит очевидному стремлению Романа Аркадьевича избавиться от своих российских активов.

И если все-таки нынешний конфликт между ЮКОСом и "Сибнефтью" вызван чисто деловыми соображениями, то он имеет все шансы завершиться в рамках нормальных юридических процедур: либо окончательный разрыв с выплатой неустойки, либо все-таки слияние на прежних условиях. Любой другой вариант развития событий будет более затратным и с точки зрения чистого бизнеса менее эффективным.

Агент Кремля

Однако есть весьма серьезные основания предполагать, что деловым аспектом данный конфликт не ограничивается, а значит, естественно-экономическими договоренностями разногласий между ЮКОСом и "Сибнефтью" не разрешить.

В пресс-службе группы "Менатеп" уже напоминают о возможных финансовых последствиях срыва сделки для инициатора этого процесса. Для него был предусмотрен штраф в размере миллиарда долларов. Правда, по словам директора по корпоративным исследованиям инвесткомпании Hermitage Capital Management Вадима Клейнера, юридически сделка уже завершена, и разделение ЮКОСа и "Сибнефти" должно будет идти на других условиях. Возможно, что акционеры ЮКОСа смогут потребовать гораздо большие отступные за активы "Сибнефти", подконтрольные теперь ЮКОСу, считает он. А мы считаем, что могут и не потребовать вовсе. Все зависит от степени согласования позиций и возможностей Романа Абрамовича пролоббировать изменение вектора давления силовых структур.

Тут в самый раз напомнить, в качестве примера, две сделки, прошедшие в свое время при непосредственном участии Романа Абрамовича. Первая - приобретение нынешним чукотским губернатором контрольного пакета акций "Сибнефти" в 2000 году. До этого 50% акций компании принадлежали Борису Березовскому. Однако после избрания Владимира Путина президентом России, в рамках провозглашенного им курса на "равноудаленность олигархов", против Березовского было возбуждено уголовное дело. Избежать тюрьмы Борису Абрамовичу тогда помогла только срочная продажа акций "Сибнефти" компаньону Роману Абрамовичу за 1,3 млрд долларов. Березовский и сегодня считает эту сумму сильно заниженной, с этим трудно не согласиться, особенно если учесть, что на тот момент капитализация компании оценивалась в 2,5 млрд долларов и что обычно контрольный пакет акций продается с премией. Как высказался Борис Абрамович в интервью агентству Reuter, сегодняшняя ситуация с ЮКОСом в точности повторяет ту историю с продажей "Сибнефти": Ходорковскому, как и ему в свое время, сделано предложение, "от которого невозможно отказаться", а основная причина приостановки сделки по слиянию двух компаний заключается в том, что "руководство ЮКОСа оказалось неготовым передать управление Абрамовичу".

Другая крупная сделка, которая вспоминается сегодня в связи со скандалом ЮКОС-"Сибнефть", - это покупка тем же Абрамовичем у того же Березовского контрольного пакета акций ОРТ. В январе 2001 года Борис Абрамович, к тому времени уже ставший невозвращенцем, объявил, что продает свои 49% акций "Первого канала" новому собственнику и что "посредником в этой сделке выступает Роман Абрамович", который, по мнению Березовского, "пользуется большим доверием властей, чем он сам". Действительно, покупателем акций ОРТ стала принадлежащая Абрамовичу компания "Руником". Но самое интересное случилось потом: Роман Абрамович безвозмездно, то есть даром, передал акции ОРТ государству.

Очевидно, что события, развернувшиеся сегодня вокруг ЮКОСа, самым естественным образом укладываются в наработанную Кремлем схему "равноудаления олигархов" при посредничестве Романа Абрамовича: неугодный Кремлю олигарх получает в партнеры Абрамовича, потом на него заводится уголовное дело и делается прозрачный намек - или отдаешь активы партнеру, или садишься на долгий срок. В этой схеме предусмотрен и следующий шаг - установление Кремлем полного контроля над компанией, например, посредством назначения в руководство своего человека. Имя этого человека уже названо - Александр Волошин.

"Государство просто не хочет видеть группу Ходорковского в собственниках ЮКОСа, - говорит старший аналитик по нефти и газу ИК 'Метрополь' Евгений Сацков. - Нечто похожее было с Березовским, когда государство не хотело видеть его собственником 'Сибнефти', и партнер Березовского - Абрамович - выкупил его долю. Сейчас, возможно, некая похожая сделка предлагается Ходорковскому и его партнерам. Я думаю, что между государством и Абрамовичем есть какое-то понимание, то есть государство видит в нем менеджера, который будет согласовывать с ним политику компании, а государство косвенным путем будет контролировать денежные потоки компании".

Цели Кремля в этой схеме понятны: нефтяные доходы "ЮкосСибнефти" - это гигантские финансовые ресурсы для власти. Немаловажное обстоятельство - некий "педагогический эффект": чтоб впредь неповадно было бизнесменам вставать в оппозицию Кремлю.

Возникает естественный вопрос: зачем это нужно Абрамовичу? Здесь можно вспомнить, что после покупки акций ОРТ у Березовского весь экспорт нефти государственной (!) компании "Славнефть" вдруг стал осуществляться через компанию "Руником". Мало того, в декабре прошлого года "Сибнефть" (на пару с ТНК) стала владельцем и самой "Славнефти", купив на аукционе госпакет ее акций по минимальной цене. Сегодня достойным вознаграждением чукотскому губернатору за передачу Кремлю контроля над "ЮкосСибнефтью" могло бы стать (помимо права на эксклюзивный экспорт нефти этой компании через свои структуры), например, приобретение "Зарубежнефти", о предстоящем акционировании которой недавно заявило правительство России.

Впрочем, у Кремля для Абрамовича кроме "пряников" заготовлен и "кнут". Напомним, что после ареста Михаила Ходорковского все тот же депутат Владимир Юдин направил в Генпрокуратуру запрос о нарушениях в ходе приватизации "Сибнефти", в результате которых было украдено не менее 137 млн долларов. Прокуратура на этот запрос пока не отреагировала, но явно может заняться им в любой момент.

Государственный ЮКОС

Три года назад Роман Абрамович, пользуясь тем, что против Бориса Березовского возбуждено уголовное дело, выкупил у него по дешевке сначала пакет акций "Сибнефти", затем - пакет акций ОРТ. Сегодня история повторяется, только на месте Березовского - Ходорковский

Стоит отметить, что в передаче крупнейшей отечественной нефтяной компании под контроль государства некоторые находят положительные аспекты (если, конечно, абстрагироваться от способа, которым передача осуществляется). "Если смотреть с точки зрения формирования сильного государства, которое может получать наибольшие доходы от использования собственных сырьевых ресурсов, то создание большой компании с большой долей государства разумно - при условии, что она будет платить достаточно большие налоги, эффективно работать и приносить экономике еще и косвенную пользу, создавая рабочие места в других секторах, - говорит аналитик Вэб-инвест банка Михаил Зак. - Нефть у нас все-таки государственный ресурс. Так или иначе, интеграция крупных компаний нужна, и она велась бы в любом случае. Скорее всего, теперь она будет проходить под опекой государства".

Но государственные служащие славятся неэффективным управлением компаниями, они принимают стратегические решения в компании, руководствуясь не столько интересами бизнеса и акционеров, сколько государственными соображениями. Пример тому - негативные оценки кредитоспособности подконтрольной государству нефтяной компании "Роснефть". Так, рейтинговое агентство Standard & Poor`s (S& P) указывает на ухудшение финансового состояния этой компании. По мнению специалистов S& P, "Роснефть" "отличается агрессивной стратегией капиталовложений и приобретения активов, а также значительным аппетитом к долговому и забалансовому финансированию".

После приобретения небольших российских нефтяных компаний "Северная нефть" и ASOC совокупная задолженность "Роснефти" увеличилась с 1,47 млрд долларов по состоянию на 31 декабря 2002 года до 2,35 млрд долларов по состоянию на 30 июня 2003 года. В конце июня этого года показатели кредитоспособности "Роснефти" оказались одними из самых низких в российской нефтяной отрасли. Как отмечают в S&P, сокращается запас прочности "Роснефти" и в рамках новых договоренностей, достигнутых в ходе переговоров с кредиторами, после того как в начале 2003 года компания нарушила прежние.

Неэффективное управление может сильно повлиять на стоимость пакета акций миноритариев "ЮкосСибнефти", а в их числе и Millhouse Capital. Сегодня его пакет оценивается в 5 млрд долларов. Из-за падения котировок "ЮкосСибнефти" акционеры, близкие к г-ну Абрамовичу, да и он сам, могут изрядно потерять в деньгах.

Устоять невозможно

Единственное, что препятствует пока г-ну Абрамовичу установить контроль над компанией "ЮкосСибнефть", - упрямство менеджеров ЮКОСа, ну не желают они уступать управление компанией. "С юридической точки зрения изменение условий сделки возможно, если данное предложение приемлемо для акционеров ЮКОСа, - говорит Евгений Сацков из ИК 'Метрополь'. - Все зависит от того, как поведут себя акционеры ЮКОСа, то есть захотят ли они пойти на изменение условий по слиянию, а возможно, и продать часть акций акционерам 'Сибнефти'".

Часть аналитиков оценивает положение ЮКОСа в конфликте как безнадежное: если владельцы компании не согласятся продать свой пакет акций акционерам "Сибнефти", компанию просто уничтожат. "Мне кажется, что в условиях беспрецедентного давления как со стороны налоговых органов, так и со стороны 'Сибнефти', которая использовала эту слабость акционеров ЮКОСа для укрепления собственных позиций, такое 'силовое' решение наиболее вероятно, - говорит Сергей Суверов. - В конце концов акционеры ЮКОСа потеряют влияние в этой компании". Схема уничтожения ЮКОСа достаточно проста: с одной стороны, власти будут увеличивать объемы налоговых претензий к ЮКОСу и его владельцам, с другой - способствовать снижению капитализации компании, например, отобрав лицензии на освоение месторождений. Когда суммы требований налоговиков и размер капитализации ЮКОСа сравняются, его просто обанкротят и заберут за долги перед бюджетом в пользу государства. Об исходе неизбежных судебных разбирательств по этому делу можно не беспокоиться - Басманный суд примет правильное решение. "В России избирательное уголовное право, потому единственный способ для акционеров ЮКОСа смягчить решение суда - в той или иной форме передать акции или контроль над ними 'Сибнефти' либо лицам, лояльным нынешней политической структуре, - говорит Михаил Зак. - В ином случае найдется множество зацепок, по которым суд вынесет законное обвинительное заключение".

Однако времени на реализацию "силовой" схемы у властей осталось совсем немного - на 30 декабря назначено новое собрание акционеров "ЮкосСибнефти", которое либо определит состав совета директоров объединенной компании, либо окончательно похоронит идею слияния. Этот цейтнот дает аналитикам толику оптимизма. "Учитывая сложившуюся ситуацию, слияние двух компаний все-таки состоится, - уверен Эндрю Нефф. - Абрамович избавляется от своих активов в России, поэтому слияние 'Сибнефти' с другой нефтяной компанией является частью его стратегии выхода с российского рынка. В случае отказа от слияния ему ведь придется заплатить один миллиард долларов штрафа и искать нового покупателя".

Цена "равноудаления"

Впрочем, чем бы ни закончилось противостояние ЮКОСа и "Сибнефти", это может дорого обойтись и ему самому, и всей российской экономике. "Даже если слияние 'Сибнефти' с ЮКОСом состоится, последние события могут негативно повлиять на инвестиционных планы и в результате на добыче нефти этой компанией, - говорит Эндрю Нефф. - Возможно, ЮКОС уже не будет тем лидером российской нефтяной отрасли, каким он был последние годы, особенно если произойдет отзыв лицензий на месторождения. Отзыв лицензий на восточносибирские месторождения поставит вопрос о перспективах строительства трубопровода Ангарск-Дацин, который ЮКОС планировал заполнять нефтью сначала со своих месторождений в Томской области, а затем в Восточной Сибири. В чьих руках окажутся последние - сегодня большой вопрос. По этой причине нефтепровод в Китай, который с экономической точки зрения более жизнеспособен, чем нефтепровод до Находки, может остаться лишь в стадии проекта еще довольно долгое время".

Напомним, что как раз накануне объявления о разрыве сделки ЮКОС-"Сибнефть" одна из крупнейших нефтяных компаний Китая Sinopec опубликовала заявление, что три китайских нефтяных гиганта - Sinopec, PetroChina и China National Offshore Oil Company - решили ускорить поиск альтернативных российским источников нефти. На такой шаг китайских нефтяников, как они сами отмечают, подвигла неясность перспектив их сотрудничества с ЮКОСом. Сообщение о приостановке слияния лишь укрепило китайцев в стремлении найти более стабильных партнеров. И если "дело ЮКОСа" затянется, его место на китайском нефтяном рынке займут нефтяные компании из Казахстана, со всеми вытекающими для российской экономики последствиями. "Под угрозой реализации могут быть долгосрочные проекты, которые инициировались акционерами ЮКОСа, прежде всего китайский проект, - говорит Сергей Суверов. - Мне кажется, он сейчас под угрозой срыва, потому что его некому будет лоббировать. Так что опасения китайцев вполне закономерны. Это плохо для бизнес-климата, потому что отражает политизированность бизнеса в России и непредсказуемость решений бизнес-элиты, которая использует слабость партнеров для достижения своих целей, то есть это говорит о невысокой бизнес-этике в России".

Зарубежные аналитики оценивают сложившуюся ситуацию более деликатно. "Западные нефтяные компании в некоторой растерянности от происходящего в России, - говорит Эндрю Нефф. - Поэтому пройдет время, прежде чем они действительно захотят здесь что-то покупать". Приходится признать, что западным бизнесменам есть от чего растеряться. "В глазах мирового инвестиционного сообщества сделка по слиянию ЮКОСа и 'Сибнефти' была полностью завершенным мероприятием, - говорит Евгений Сацков. - Понятно, что все последние события изменили взгляды инвесторов: до ареста акционеров ЮКОСа казалось, что Россия движется по пути либеральных реформ, ЮКОС был одной из самых прозрачных и прогрессивных компаний, и большинство портфельных инвесторов, наверное, большую часть своих средств держали как раз в акциях ЮКОСа. Сейчас инвесторы пересмотрели риски, связанные с вложениями в Россию. Ситуация, связанная с ЮКОСом, еще долго будет тлеть и оказывать негативное влияние на рынок".

В подготовке материала принимали участие Андрей Виньков и Александр Кокшаров