Опять двойка

Екатерина Шохина
8 декабря 2003, 00:00

Пока что интеграция в рамках Единого экономического пространства возможна только между Казахстана с Россией. Для создания многостороннего экономического блока нет реальных предпосылок

Двадцать девятого ноября в Киеве прошло заседание Группы высокого уровня, возглавляемой вице-премьерами стран Единого экономического пространства (ЕЭП) - России, Украины, Белоруссии и Казахстана. Соглашение о ЕЭП было подписано 19 сентября в Ялте президентами Владимиром Путиным, Леонидом Кучмой, Нурсултаном Назарбаевым и Александром Лукашенко. Главный смысл ЕЭП - свободные торговые отношения между его участниками: свободное перемещение товаров, услуг, капитала и рабочей силы без оговорок, исключений и особых статусов.

На заседании в Киеве рассматривался основной документ новоиспеченной организации - комплекс мер по интеграции. На первом этапе реализации этих мер предполагается гармонизировать законодательства стран, на втором - отменить ограничения в торговле, на третьем намечается введение единых правил на всей территории "четверки", по образцу ЕС.

Рассмотрение документа, однако, не привело к конкретным результатам. По словам вице-премьера российского правительства Виктора Христенко, список из 168 мероприятий, необходимых для открытия зоны свободной торговли в рамках ЕЭП, согласован только на треть.

Наши разногласия

Разногласий не так уж много, но они принципиальные. Главные противоборствующие стороны - Украина и Россия. Украина, к понятному неудовольствию России, требует введения зоны свободной торговли без изъятий и ограничений, то есть добивается устранения всех препятствий на пути украинских товаров, прежде всего при экспорте в Россию, отмены экспортных пошлин при поставке российских энергоносителей и уплаты НДС по принципу страны назначения. В свою очередь, Россия настаивает на первоочередном согласовании норм таможенно-тарифного регулирования в странах "четверки", против чего выступает уже Украина.

Дабы снять разногласия, Россия, Белоруссия и Казахстан пошли Украине навстречу. Пока окончательное решение не принято, но, как говорят на Украине, скорее всего, зона свободной торговли все-таки будет утверждена с некоторыми изъятиями (таковыми станут правила поставки труб и взимания НДС).

Наиболее острым в ЕЭП остается вопрос субсидий. Пока что требования России унифицировать условия субсидирования промышленности и господдержки экспорта не нашли понимания у Украины и Белоруссии - тамошние власти активно поддерживают, в том числе и за счет бюджета, своих производителей.

Предполагается, что поиски компромиссов продолжатся на переговорах 18-19 декабря в Москве.

Четыре минус два

Прошедшие переговоры еще раз подтвердили, что попытки объединить бывшие союзные республики остаются не более чем декларациями о намерениях. Причина проста: любые интеграционные проекты в СНГ рушатся из-за недостатка заинтересованных в их развитии субъектов в странах-участницах (подробнее об этом см. "Пространство недружелюбия" в N36 "Эксперта" за этот год).

Более того, в промежутках между такими встречами, проходящими под лозунгами интеграции и сотрудничества по всем направлениям, "дружественные" стороны ставят друг другу палки в колеса. За примерами далеко ходить не надо. Вспомним хотя бы историю с Тузлой на Украине. Или другой пример - антироссийские действия белорусской таможни, когда в массовом порядке конфискуются грузы, перевозимые по территории республики в Россию. Так, по данным российского посла в Белоруссии Александра Блохина, на белорусской границе за восемь месяцев 2003 года было конфисковано грузов на 66 млн долларов, тогда как за весь прошлой год сумма конфискаций не превышала 60 млн долларов, а в 2001 году была вдвое меньше. Подписавший соглашение о ЕЭП Александр Лукашенко не перестает грозить российской стороне повышением тарифов на транзит российского газа по белорусской территории. О какой реальной экономической интеграции может идти речь в таком контексте?

"Интеграция возможна лишь в том случае, если все стороны стремятся к таковой и осознают ее экономическую целесообразность. Интеграция с Белоруссией затруднена из-за нерыночного характера экономики этой страны. Речь идет в первую очередь о сильном государственном контроле за экономикой, при котором не может быть обеспечена равная конкуренция с другими странами 'четверки', прежде всего с Россией", - полагает эксперт Центра торговой политики и права Владимир Ильичев.

"Объединение возможно на базе однотипных базовых ценностей государств, - рассуждает депутат Госдумы Константин Ремчуков. - Так было в Западной Европе в 1958 году при подписании Римского договора, когда экономических предпосылок для интеграции еще не было, но страны придерживались единого политического курса. У нас же сейчас ситуация явно противоположная. Россия и Белоруссия имеют абсолютно различные политические ценности: Россия стремится к демократии и свободе, Белоруссия - к возврату в советский режим".

Что же касается партнерства с Украиной, то, во-первых, в России существует сильная оппозиция созданию зоны свободной торговли с этой страной, особенно негативно настроены металлурги. Российские трубники опасаются, что с введением ЕЭП будут сняты межстрановые таможенные пошлины и квоты, а условия экспорта останутся в ведении республик. "Тогда дешевые субсидируемые трубы хлынут в Россию и выиграют конкуренцию по цене, а мы не сможем применить никаких антидемпинговых мер", - говорит директор Фонда развития трубной промышленности (ФРТП) Александр Самойлов. Уже сейчас идет жесткая борьба вокруг формирования квот на 2004 год на поставки украинской трубной продукции в Россию. Особого накала противостояние достигло вокруг квот на поставку труб большого диаметра (ТБД). За заказы "Газпрома" (основного потребителя этих труб) не на жизнь, а на смерть бьются украинский Харцызский трубный завод и российский Волжский трубный завод. Украинцы настаивают либо на исключении ТБД из квот вообще, либо на увеличении общей квоты с нынешних 620 тыс. тонн до 790 тыс., в том числе квоты на ТБД - с нынешних 135 тыс. до 255 тыс. тонн. А их российские конкуренты требуют оставить квоты прежними, а если и увеличивать их, то только за счет квот на импорт украинских труб других диаметров.

Нельзя закрывать глаза и на определенные проблемы, возникающие с разными темпами вступления Украины и России в ВТО. Украина собирается вступить в ВТО на гораздо более либеральных условиях, чем Россия. Если при этом у нас с Украиной будет зона свободной торговли, то в ближайшем будущем можно будет ожидать так называемого эффекта домино: конкурентоспособные европейские товары придут на украинский рынок, вытеснят украинские товары, которые, в свою очередь, по демпинговым ценам хлынут в Россию.

Наконец, создание зоны свободной торговли (то есть снятие таможенных пошлин при пересечении товаром границ между странами "четверки") может привести к созданию ситуации, при которой часть импорта из третьих стран пойдет в Россию через украинских посредников, и российский бюджет, таким образом, недополучит значительные средства от взимания таможенных пошлин. К примеру, Украина может установить на такой товар пошлину меньше, чем Россия, и в итоге товар поступит украинским посредникам, которые его беспошлинно перепродадут в Россию. Поэтому для России выгодно согласовать таможенные тарифы стран "четверки", чтобы исключить возможность подобного "посредничества". Украина же по понятным причинам на такой шаг идти не торопится.

По мнению экспертов, наиболее реалистичной представляется двусторонняя интеграция России с Казахстаном. Представители власти и бизнеса Казахстана вполне ясно обосновывают свое желание объединиться с Россией.

"Экономика Казахстана активно развивается, а емкость казахского рынка невелика, реальней всего и эффективней всего увеличить ее за счет объединения с Россией. Это необходимо компаниям сельскохозяйственного сектора, а также добывающей промышленности и финансовой сферы, хотя последние и так уже активно работают на российском рынке, - пояснил 'Эксперту' позицию казахской стороны вице-премьер Казахстана Сауат Мынбаев. - Интеграция представляется возможной из-за одинакового направления развития российской и казахской экономик. У нас с Россией практически нет разногласий по всем ста шестидесяти мерам, предусмотренным ЕЭП. Мы готовы унифицировать таможенный кодекс, скоро будет принят единый таможенный тариф. Что касается ВТО, то мы уже гармонизировали наши условия вступления в соответствии с российскими, даже несмотря на то что отчасти это ухудшит доступ к инвестиционным товарам на казахский рынок".

О желании интеграции заявляют и казахские банкиры. В Казахстане денежная ликвидность выше, чем в России. Между тем отсутствие достаточных инструментов для инвестирования внутри страны заставляет банки Казахстана искать новые рынки. В силу географического положения и исторических связей Россия наиболее удобная для этого страна. "Мы можем привлекать ресурсы дешевле, таким образом, разница между займами и кредитами получается больше, чем у других российских банков, что дает возможность снижать ставку кредита и удлинять срок его предоставления. То есть предлагать более гибкие условия кредитования для наших клиентов в рамках российской системы кредитования", - говорит председатель правления Славинвестбанка (российской "дочки" казахского банка "Туран Алем") Ерлан Алиев.

Если бы вся "четверка" синхронизировала свое вступление в ВТО, тогда бы переговорная позиция этого блока резко усилилась. Для этого, по мнению г-на Ремчукова, государство не должно ждать бизнес, но должно само простимулировать интеграционные процессы.

В подготовке статьи участвовал Егор Матвеев, Киев