Зачем замыкаться?

Георгий Трофимов
12 января 2004, 00:00

Открытой экономике больше подходит открытая финансовая модель, обеспечивающая трансформацию внутренних сбережений в глобальные инвестиции и привлечение финансовых ресурсов с мирового рынка для внутреннего использования. Именно такая модель стихийно создается в России

Главный дефект российской финансовой системы обычно видится в том, что она не обеспечивает трансформацию сбережений населения в реальные инвестиции отечественных предприятий. Но так ли важна эта функция для страны, интегрирующейся в мировую экономику? Открытой экономике больше подходит открытая финансовая модель, обеспечивающая, с одной стороны, трансформацию сбережений населения в глобальные инвестиции (финансовые или реальные), а с другой - привлечение финансовых ресурсов с мирового рынка и направление их в реальный сектор внутри страны. Фактически именно такая модель стихийно создается в России, несмотря на все старания реформаторов развернуть ее развитие в сторону классической замкнутой системы.

При этом возникающая финансовая система соответствует социальной и экономической структуре России и по уровню развития вполне ей адекватна. Если рассматривать российский банковский сектор, то его основной клиентской группой на розничном рынке являются социальные группы с доходами ниже среднего. Типичный их представитель вынужден довольствоваться тем, что предлагается: отрицательным реальным процентом по вкладам или потерями на обесценении наличных долларовых сбережений. Это возможно только благодаря государственным гарантиям для монополистов - Сбербанка и Внешторгбанка. На конкурентных рынках банковских услуг реальный процент не может хронически уходить в отрицательную область, по крайней мере в отсутствие "ловушек ликвидности". В России же отрицательный реальный процент по депозитам сохраняется из-за того, что уровень доверия к конкурирующим частным банкам повышается очень медленно.

В роли международного посредника российская банковская система также вполне адекватна социальной структуре. Она, во-первых, привлекает валютные активы в форме наличности и обеспечивает ею население и мелкий бизнес, предлагая также долларовые депозиты. Во-вторых, через банки легально или полулегально происходит отток капитала. Здесь и речи не идет о разнообразии финансовых услуг в части торговли и диверсификации международных рисков, однако подобные услуги не востребованы основной массой населения. Домохозяйства с высокими доходами, возможно, и не отказались бы от размещения средств в глобальном портфеле, обменяв часть системных и валютных рисков России на аналогичные риски, но в Европе или Азии. Однако в легальной форме подобный обмен до сих пор был очень затруднен из-за действовавших ограничений валютного регулирования и недостаточной компетентности менеджмента отечественных банков.

В плане экономического развития в России сформирована экспорториентированная, преимущественно сырьевая, модель с потенциалом внутреннего роста. Ресурсные сектора, интегрированные в мировую торговую систему, стремятся как можно быстрее выйти на глобальные финансовые рынки. Это естественный процесс, и нет смысла возводить для него искусственные барьеры. Сектора торгуемых товаров получили прямой доступ к финансовым ресурсам за границей и нуждаются в услугах отечественных банков лишь для формального соблюдения правил валютного регулирования. Пока эти правила существуют, отечественная банковская система будет востребована в качестве посредника. Эта роль банков лишь усилится благодаря прописанному в только что принятом новом варианте Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" механизму обязательного депонирования средств на спецсчетах. Но чтобы самостоятельно привлекать значительные средства на мировых рынках, крупнейшим российским банкам необходимы долгие годы безупречной работы в жесткой конкурентной среде. Кроме того, по мере интеграции экономики в мировой рынок и повышения ее прозрачности отечественные банки как посредники будут замещаться финансовыми рынками.

Большинству ориентированных внутрь секторов экономики привлекать иностранные финансовые ресурсы намного труднее, чем ориентированным на экспорт. Именно эта сфера финансовых операций была и останется за отечественными банками, и никакая либерализация правил входа на внутренний рынок банковских услуг не приведет к вытеснению их иностранными конкурентами. Слишком сложны, рискованны и непрозрачны по меркам западных стандартов банковского дела корпоративные отношения в России. Отдача от масштабов деятельности крупных иностранных банков с учетом начальных фиксированных издержек, скорее всего, будет отрицательной.

Но если крупный российский бизнес, ориентированный на внутренние рынки, имеет альтернативу в виде внутренних корпоративных облигаций, то средний и мелкий практически полностью зависят от банковской системы.

В этом смысле она действительно узкое место, что еще раз подтверждает тесную взаимосвязь реальной экономики и финансов: не развит мелкий бизнес - не развиты мелкие банки, и наоборот.