Постколониальная матрица

За последние пять лет Россия далеко ушла от экономики колониального типа. Экономический всплеск 2003 года организовали компании новой экономики, обслуживающие рублевую зону. Этим компаниям нужны не госкапитализм и не промполитика образца позапрошлого века, а демократичная кластерная политика, но не беззубая, а с целью

"С Россией случилось худшее из возможного: невероятный спад производства и невероятный рост социального неравенства. Прогноз на будущее мрачен. Крайнее неравенство тормозит экономический рост, особенно когда оно ведет к социально-политической нестабильности". Таково мнение о нынешнем положении России нобелевского лауреата, главного экономиста Всемирного банка Джозефа Стиглица, высказанное им в недавно вышедшей книге "Глобализация и недовольство ею".

Эта позиция, на наш взгляд, расставляет абсолютно неверные акценты относительно нынешнего состояния страны и, соответственно, ведет к неверным и опасным для нее (страны) действиям. И в этом смысле вроде бы к чему нам здесь его суждение? Однако в конце прошлого года позиция такого человека, как Джозеф Стиглиц, стала важна для России по крайней мере на столько же, насколько в свое время было важным для нас мнение другого уже подзабытого американца - Джеффри Сакса.

Джеффри был радикальным неолибералом. Джозеф ругает догматический неолиберализм. Обвиняет его в попустительстве грабительской приватизации периода Ельцина. И, пытаясь ответить на странный для нас вопрос "кто потерял Россию?", указывает в том числе и на своих коллег в МВФ, Мировом банке и прочих, всех тех, кто разрешил Гайдару и Чубайсу использовать "большевистские подходы к рыночным реформам". Так делать, по мнению Стиглица, было нельзя. "В странах Запада регулирующие механизмы формировались на протяжении полутора столетий в целях противодействия разрушительным проявлениям дикого, необузданного капитализма". Поэтому и Россия, прежде чем идти к свободному капитализму, должна была создать регулирующие механизмы.

Вся история наших взаимоотношений с заграничными экономистами сильно напоминает один анекдот. Начинается операция по ампутации. Хирург командует: "Ампутируем левую руку". Через минуту: "Я сказал левую". Еще через некоторое время: "Я сказал руку". Вот так и нам. Сперва один именитый экономист предложил ампутировать государство. А ныне другой предлагает урезать капитал.

В декабре Джозеф Стиглиц высказал свои соображения относительно возможных путей исправления "последствий грабительской приватизации" периода правления Ельцина. Предложения просты. Назначить сверхналог на сверхприбыли от сделок с имуществом, полученным в результате приватизации госсобственности. Например, в момент выхода некой компании на фондовый рынок ее нынешний владелец получает лишь 10% от сверхприбыли с продаваемых активов. Остальное же отдается государству, которое разумно тратит деньги на установление социального равенства, медицину, образование и прочие полезные вещи.

И вроде бы что же здесь дурного? Вот оно, честное и изящное решение всех проблем, рожденных рыночными реформами. Но представьте, каков соблазн для нашего крепнущего государства вытолкнуть всех олигархов на биржу и получить кучу денег, необходимых для осуществления своей государственной роли. А потом задайте себе вопрос: у кого есть деньги, достаточные для приобретения крупнейших сырьевых компаний Росс

У партнеров

    «Эксперт»
    №1 (402) 12 января 2004
    Гражданское общество
    Содержание:
    Тема недели
    Экономика и финансы
    Реклама