Финансовая политика как риск-менеджмент

19 января 2004, 00:00

Редакционная статья

После бурных событий - резкого падения доллара и не менее драматической коррекции - мировой валютный рынок несколько притих. Замер в ожидании февральского саммита "большой семерки". Именно на нем, как ожидается, во многом будет определена будущая динамика валютных курсов. Заговорили даже о том, что на саммите может быть заключено соглашение о совместном регулировании курсов, аналогичное соглашению в отеле "Плаза" в 1985 году. Поводом для такого соглашения должна стать угроза неконтролируемого обвала доллара, который может дестабилизировать мировую экономику.

Есть ли необходимость в такого рода соглашении сегодня? Весьма сомнительно. Говорить скорее следует о необходимости повышения уровня управления экономикой в отдельных странах и экономических блоках, чем о создании дополнительных, пусть и одноразовых, механизмов глобального регулирования. Неявное предположение, что глобальное управление эффективнее управления на национальном уровне уже просто в силу того, что оно глобально, есть не что иное, как вредная иллюзия.

Во многих последних выступлениях европейских политиков и чиновников прозвучало желание, чтобы США скорректировали свою экономическую политику. Отчасти оно, конечно, вызвано беспокойством за стабильность мировой хозяйственной системы. Но не меньше в нем и опасений, что быстрое ослабление доллара может представлять угрозу для и без того не слишком значительного экономического роста в ЕС. Согласиться же с тем, что сегодня ради перспектив экономики Европы американцы должны скорректировать свою денежную политику, очень сложно. Скорее стоило бы указать самим европейским властям на их собственные ошибки и следование порочным рецептам при управлении экономикой.

Так, европейцы не всегда пользуются теми возможностями, которые предоставляет им ситуация. Многие экономисты полагают, что Европейский центробанк напрасно воздерживается от снижения процентной ставки, что помогло бы стимулировать экономический рост и сократило бы разрыв в ставках между ЕС и США, сделав американские активы более привлекательными - это снизило бы давление на доллар. Эта мера тем более была бы уместной, что евро значительно укрепился, а это приведет к снижению инфляционного давления. В конце концов, ведь евро создавался далеко не только для того, чтобы упростить расчеты в рамках Евросоюза. Ставка делалась и на преимущества, которые дает сильная валюта, и определенные амбиции Европа при этом лелеяла. Так, может быть, самое время учиться пользоваться этими преимуществами и начинать реализовывать амбиции?

Что касается США, то американская экономическая политика сегодня как раз достаточно адекватна ситуации. Американцы "доверили" доллар рынку. Они держат низкую ставку лишь постольку, поскольку нет угрозы инфляции. Хотя слабая валюта США сейчас явно на руку, они тем не менее не форсируют события, предпочитая, чтобы ослабление доллара носило естественный характер. Там, где такое ослабление оказывается для торговых партнеров неприемлемым, они нисколько не сопротивляются попыткам местных властей это падение остановить или замедлить. Например, от былого давления на Китай не осталось и следа, да и в адрес Японии больше не слышно укоризненных замечаний.

Американцы полагаются на то, что международная финансовая система за последние годы окрепла, а глобальная экономика стала гораздо более интегрированной. На то, что мировое хозяйство подстроится под новую ситуацию. Это рискованно. Для проведения такой политики требуется изрядная выдержка и уверенность в точности своего понимания ситуации. Однако такая политика более разумна, чем попытка сформировать искусственные механизмы управления, в которых изначально преследуемые благие цели очень часто приносятся в жертву сиюминутным интересам.

Подобный подход вообще стал характерной чертой Федеральной резервной системы США. Если угодно - стилем. В этом смысле весьма показательны нынешние оценки руководства ФРС, например, по поводу экономической ситуации второй половины 90-х годов. Так, Алан Гринспен совсем недавно предельно откровенно высказался о периоде, когда в США только начинался фондовый бум. ФРС сознательно пошла на риск формирования пузыря. Было решено, что лучше допустить этот риск и потом решать проблемы, которые создаст пузырь, чем фундаментально необоснованными действиями (а тогда макроэкономическая ситуация не давала ФРС никаких причин для вмешательства) нанести экономике вред, сломать восходящую тенденцию. Права ли была ФРС в своем решении, судить сложно. Не рискни тогда американские финансовые власти - и, глядишь, не было бы у экономики США многих из сегодняшних сложностей. Но это совсем не означает, что сегодня перед ней не стояли бы другие проблемы. А вот бума, который пережили в конце ХХ века США, за спиной у американского хозяйства точно не было бы. А значит, не было бы и многих существующих сегодня возможностей.

Как писал еще до фондового краха 2000 года известный американский экономист Руди Дорнбуш, ни один послевоенный подъем не закончился сам, его каждый раз убивала ФРС. Похоже, что эта фраза покойного гуру заставила американцев пересмотреть принципы своей экономической политики.