Одни ждут преемника, другие - перемен

Борис Вуйко
19 января 2004, 00:00

Преобразование Украины в парламентскую республику не гарантирует президенту Кучме обеспечение преемственности власти, зато на полтора года отсрочит вопрос о ее смене

Новый год принес на Украину новый политический кризис. Заседания Верховной рады блокируются оппозиционными Леониду Кучме фракциями. Они не хотят допустить принятия поправок в конституцию, преобразующих страну в парламентскую республику и передающих власть нынешней Раде, в которой пропрезидентские силы имеют большинство. От этого Украину отделяет всего один шаг - в течение февраля-марта парламент должен собрать 300 голосов в поддержку конституционной реформы, что вполне реально. В новой парламентской республике президент Кучма наверняка сохранит значительное влияние, возможно, избравшись на пост премьера или даже президента.

В России такой сценарий развития событий вынуждены будут принять благосклонно. За последние годы Леонид Кучма сумел завязать на себя все договоренности между Россией и Украиной по ключевым вопросам отношений двух стран и фактически превратился в единственного гаранта их выполнения с украинской стороны. Теперь Москва кровно заинтересована в обеспечении преемственности украинской власти. Но такая зависимость чревата трудностями в будущем. Даже если удастся провернуть схему конституционной реформы, это не снимает угрозу смены надоевшей почти всем на Украине власти, а лишь дает отсрочку на полтора года. В марте 2006 года пройдут выборы в Верховную раду, и, если к тому времени правящая украинская элита не сможет предложить стране привлекательный политический проект, ее отстранение от власти или значительная ротация практически неизбежна.

Конституционный кульбит

Незадолго до Нового года украинский парламент после продолжительной драки между депутатами сумел-таки проголосовать в первом чтении за внесение упомянутых изменений в конституцию. Законопроект набрал чуть более 270 голосов депутатов из фракций пропрезидентского большинства и коммунистов и имеет все шансы набрать и необходимые для второго чтения 300 голосов.

Согласно проекту, право формировать правительство и назначать большинство государственных чиновников переходит от президента парламенту (президенту оставляют лишь право назначать с согласия парламента министра обороны, иностранных дел, главу Службы безопасности Украины и генерального прокурора). Фактическим главой государства становится премьер-министр, который назначает министров в своем кабинете и губернаторов областей. В свою очередь, судьба премьер-министра зависит от воли политических сил, составляющих правящую коалицию. В такую коалицию входят несколько пропрезидентских партий, выражающих интересы крупнейших финансово-политических группировок страны.

Еще более привлекательной для этих групп выглядит перспектива назначения президента парламентом. Тем более что незадолго до Нового года Конституционный суд страны признал право Леонида Кучмы баллотироваться на третий срок. Правда, эта идея вряд ли реализуема, так как ее не поддержат коммунисты (без которых набрать 300 голосов невозможно). Кроме того, третий срок Кучмы вызовет крайне негативную реакцию мирового сообщества. Поэтому наиболее вероятным кажется утверждение уже одобренной в первом чтении нормы, согласно которой в 2004 году президента избирают всенародно, но только на полтора года. А начиная с 2006 года - в парламенте. Нельзя также исключать, что в конечном итоге пропрезидентские силы пойдут на уступки оппозиции и вообще сохранят всенародные выборы президента, пусть и с урезанными полномочиями. В таком случае реформу могут поддержать еще две оппозиционные фракции - Соцпартия Александра Мороза и блок Юлии Тимошенко.

Последовательным противником изменения конституции по сути является лишь фракция "Наша Украина" во главе с экс-премьером Виктором Ющенко, который имеет сейчас наивысший президентский рейтинг. В содержательном плане окружение Ющенко ничем не отличается от окружения Кучмы - те же олигархи, бюрократы и прочая околономенклатурная коррумпированная публика (правда, по большей части уже отстраненная от кормушки, а потому обиженная на власть). Некоторые отличия есть в подходе к внешней политике (окружение Кучмы в целом придерживается многовекторной политики и опирается на промышленный национальный капитал востока страны, в то время как Ющенко декларирует евроатлантический выбор и заигрывает с западными транснациональными корпорациями), но с точки зрения рядового избирателя они малосущественны - электорат волнуют прежде всего внутриукраинские проблемы, а не вопрос геополитического выбора страны. В то же время Ющенко, противопоставляя себя Кучме, удачно эксплуатирует образ "нового честного политика", который принесет стране благие перемены.

Естественно, что наиболее привлекательный для него путь - прямые выборы президента страны, а парламентская республика не нужна вовсе. Поэтому сторонники Ющенко сейчас всеми силами пытаются препятствовать осуществлению конституционной реформы, в том числе и блокированием парламента. Правда, чего этим можно добиться - не совсем понятно. На роспуск Рады Кучма не пойдет, так как от этого выиграет прежде всего Ющенко и прочие оппозиционеры. С этими прочими, кстати, у Ющенко отношения не складываются. Уже понятно, что и на президентских, и на парламентских выборах Юлия Тимошенко и Александр Мороз с ним блокироваться не будут.

Не исключено, что Ющенко сосредоточит свои усилия на борьбе за сохранение нормы о всенародных выборах президента и будет бороться за этот, пусть и сильно девальвированный, но все-таки важный пост. Его, к примеру, можно будет использовать как отличную стартовую площадку для победы на парламентских выборах 2006 года.

Кто станет новым начальником

Впрочем, реформа конституции тормозится не только действиями оппозиции. Нет пока согласия по ключевым вопросам и в пропрезидентском лагере. Наиболее реальными кандидатурами на пост нового начальника Украины (то есть премьера) следует считать нынешнего премьер-министра Виктора Януковича (его поддерживает несколько ФПГ из Донбасса - самых мощных на Украине), главу Национального банка Украины Сергея Тигипко (он тесно связан с семьей нынешнего президента) и министра транспорта Георгия Кирпу (ставленника главы администрации президента Виктора Медведчука). Эти же люди фигурируют в числе наиболее вероятных кандидатов на пост президента от кучмовского лагеря.

Можно уверенно сказать, что пока пропрезидентские силы не договорятся между собой о том, кого рекомендовать на ведущие посты после ухода Кучмы, конституционная реформа с места не сдвинется. Если они не договорятся, изменения в конституцию будут похоронены и кандидат от действующей власти столкнется в открытом бою с кандидатами от оппозиции, что чревато эскалацией политической напряженности по грузинскому сценарию вплоть до угрозы раскола страны. Собственно, это и является главным стимулом для провластных сил договориться между собой полюбовно.

Впрочем, такая договоренность обеспечит всего лишь временную передышку для политической системы страны - на полтора года до новых парламентских выборов. У нынешнего пропрезидентского лагеря по-прежнему нет своей раскрученной политической партии, которая может победить на выборах. Между тем в украинском обществе уже созрел запрос на новую власть, которая справится с повальной коррупцией, "по-путински" урезонит олигархов, заставив их играть по правилам и "делиться" с народом, и при этом представители государства хотя бы внешне будут выглядеть привлекательно и вызывать доверие. Пока же образ "новой власти" успешно эксплуатирует оппозиция, и, если до 2006 года власть нынешняя не сможет предложить свой модернизационный политический проект, победа ее противников на выборах неизбежна.

У них не все под контролем

России надо крайне осторожно воспринимать заявления, время от времени доносящиеся из больших киевских кабинетов, - вроде "у нас все под контролем". Украинская власть в любом случае будет меняться. Вопрос в том, будет этот процесс инициирован нынешними правителями или нет. Надеяться же на большие возможности украинского административного ресурса опасно.

То, что Кучма не может в полной мере гарантировать преемственность своей власти, есть очень значительный факт для развития украинско-российских отношений. За последние годы Кучма сумел позиционировать себя в глазах Кремля как чуть ли не единственный политик, с которым можно иметь дело на Украине. Все ключевые договоры о развитии отношений между нашими странами заключаются лично между президентами. Затем они, как правило, нещадно критикуются украинскими чиновниками (назначаемыми Кучмой), СМИ (контролируемыми сторонниками Кучмы), экспертами и прочим "общественным мнением". Но в конце концов вновь появляется украинский президент и волевым решением вопреки всем дает добро на их реализацию. Типичный пример - соглашение по ЕЭП. Несмотря на то что выгодно оно прежде всего самой Украине, украинская власть не особенно пропагандировала сей проект. Наоборот, члены назначенного украинским президентом правительства считали своим долгом остро критиковать это соглашение. СМИ также заняли более чем скептическую позицию. В итоге решение по ЕЭП принималось (по крайней мере, так выглядело со стороны) под давлением лично Кучмы. В то же время мощной политической поддержки (не путать с поддержкой населения и предпринимателей), не зависящей от административного ресурса президента, соглашение по ЕЭП не имеет, что оставляет вопрос: будет ли оно соблюдаться в дальнейшем? Та же история и с газотранспортным консорциумом, у которого, если судить по публичной активности украинских государственных деятелей, всего один союзник на Украине - Кучма.

Наконец, еще один пример, из самых свежих. В конце декабря на встрече в Керчи президенты Леонид Кучма и Владимир Путин заключили соглашение по статусу Азовского моря и Керченского пролива. Проблема статуса акватории несколько месяцев назад привела к серьезному политическому конфликту между нашими странами - когда власти Краснодарского края стали строить дамбу к острову Тузла. В "керченских соглашениях" есть три принципиальных момента. Во-первых, Азовское море и Керченский пролив признаны внутренними водами двух стран (на этом настаивала Россия), а государственная граница будет проведена "по воде" (на этом настаивала Украина). Во-вторых, военные суда третьих стран могут входить в Азовское море только с разрешения Киева и Москвы (это было одним из основных требований России). В-третьих, стороны договорились создать украинско-российскую корпорацию по совместной эксплуатации Керченского пролива (то есть Россия фактически получит контроль над судоходной частью пролива - Керчь-Еникальским каналом, который ныне полностью контролируется Украиной).

Несмотря на вполне удачные для России итоги переговоров, безусловное решение получает только одна проблема - доступ иностранных военных судов в Азовское море. Два других момента требуют длительной доработки и переговоров. Понятное дело, что за месяц или за два они не закончатся - ведь серьезных лоббистов создания упомянутой корпорации на Украине пока не видно.

Иными словами, проводя свою политику на Украине, Россия опирается лишь на некие кулуарные личные договоренности с представителями нынешней элиты. А значит, перспективы российско-украинских отношений после ухода нынешнего поколения украинской элиты эпохи "красных директоров" весьма туманны.

В этих условиях России более целесообразно не столько поддерживать нынешний режим, сколько содействовать и по возможности управлять процессом его модернизации, помогая новым лидерам, которые способны провести реформы и сделать украинское государство более эффективным. И наконец, не мешало бы заботиться об идеологическом обеспечении своей политики на Украине. Покупка российским капиталом активов на Украине - это хорошо, но в недружественной политической среде она ничего никому не гарантирует.

Киев