Физика и жизнь

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
16 февраля 2004, 00:00

Вернер Гейзенберг, один из самых выдающихся физиков ХХ столетия, мог бы сказать о себе словами русского поэта: "Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые". Для физики ХХ век был роковым и в смысле научных результатов, и в смысле влияния на все стороны человеческого бытия. Гейзенберг оказался в эпицентре событий. Он был не только творцом теории, но и одним из руководителей немецкого ядерного проекта, от успеха которого, без преувеличения, зависели судьбы и нашей страны, и всего мира.

Книга (в прекрасном переводе известного российского философа В. Бибихина) представляет собой череду размышлений и бесед великого ученого на фоне его биографии. Начиная с бесед с близкими о выборе профессии и заканчивая беседами с Аденауэром об атомном оружии и судьбах послевоенной Германии. Интересно изложение философской дискуссии, которую долгие годы вели между собой Бор и Гейзенберг с одной стороны, а с другой - Эйнштейн, который так и не смог примириться с вероятностным характером закономерностей квантовой теории.

В юности Гейзенберг видел гражданскую войну в Баварии и на всю жизнь сделал для себя вывод: "О том или ином политическом направлении никогда нельзя судить по целям, которые оно провозглашает, а только по средствам, которые оно применяет для достижения своих целей". Приход к власти в Германии Гитлера оказался для Гейзенберга моральной катастрофой. Но он не эмигрировал и не ушел из университета, как хотел, в знак протеста против увольнений коллег-евреев, он последовал совету Планка остаться и создавать островки кристаллизации для тех, кто должен будет творить новую Германию после неизбежного поражения Гитлера. Значительная часть книги посвящена размышлениям о ядерном проекте Германии и ответственности ученых, оказавшихся заложниками преступного режима.

Словом, книга будет интересна всякому, кто интересуется историей и философией современной науки.