Иван Рыбкин как зеркало российской демократии

16 февраля 2004, 00:00

Редакционная статья

На несмешном на самом деле анекдоте с Иваном Петровичем Рыбкиным оттянулась по полной программе не только отечественная пресса - западные коллеги своего тоже не упустили. В своем, разумеется, стиле - одни заголовки чего стоят: "Несбыточная мечта о совершенно нормальном партнере по имени Россия" (Die Presse, Австрия), "Кривобокая российская политика" (The New York Times, США), "Политический фарс в России" (The Internatinal Herald Tribune, США) и так далее. И везде, заметьте, редакционные, то есть установочные, статьи. Пафос понятен из заголовков: да, Путин стал выплачивать пенсии, стабилизировал рубль, заботится о национальных интересах России, но власть свою использует скорее для того, чтобы демократию сдерживать, а не развивать. Либералы из New York Times, правда, оговариваются: "Ничто... не свидетельствует о том, что выборы могут быть сфальсифицированы, однако это (инциденты, подобные рыбкинскому. - 'Эксперт') вполне могло отпугнуть реальных оппонентов от участия в президентской гонке". На самом деле - все ровно наоборот.

Инцидент с Рыбкиным неприятен главным образом тем, что на этом примере наглядно демонстрируется качество всей российской элиты. Жена его Альбина кругом права: ведь этот человек был лидером фракции "Коммунисты России" - крупнейшей в ВС РСФСР, дважды - спикером Госдумы, секретарем Совбеза и, наконец, - зампредом правительства. Но убожество нашего политического класса - отдельный разговор. Если же вернуться к выборам, то политическая смерть экс-спикера - весть скорее благая: мусор (Брынцалов, Аксентьев, Рыбкин) обсыпался и взорам электората предстала сравнительно пристойная картина.

Собратьям по перу надо бы перестать оттачивать остроумие на фигурах Миронова и Малышкина: это - легкая добыча, ведь очевидно, что оба выполняют сугубо техническую роль. И, кстати, немаловажную - дублеры. Если все оппоненты Путина сняли бы свои кандидатуры разом (что в нашей ситуации весьма вероятно), то голосование пришлось бы организовывать заново. Почему их двое - тоже понятно: Малышкину регистрация была гарантирована, но Миронов - более надежен.

Реально же на старт помимо фаворита вышли трое - Харитонов, Хакамада и Глазьев. Да, кандидат от левых - традиционный спарринг-партнер для наших президентских гонок - нынче слабоват, но причиной тому не столько козни Кремля против коммунистов (уж как их метелили все десять лет, но свои 30-40% они все равно брали), а объективная исчерпанность ресурса КПРФ, которую упорно не хотят реформировать. Вот и пришлось прикрывать амбразуру своим телом смирному аграрию Харитонову. Начавшиеся дебаты, кстати, выявили его достаточно высокую боеспособность.

Донести до электората либеральные идеи взялась Ирина Хакамада, и ее порыв на Западе уже оценили, хотя и охарактеризовали ее кампанию как "странную": не успев зарегистрироваться, она уехала в США и Европу - консультироваться. Экс-лидер СПС, как и Харитонов, в политике давно, на "тяжеловеса" не тянет, но ведь ничто не мешало выставиться против Путина столь тяжелой фигуре, как Чубайс, - его присутствие сделало бы гонку весьма зрелищной. Однако тяжелые фигуры этого не сделали, таков их выбор, и Кремль тут ни при чем.

От патриотов против действующего президента выставился Глазьев, и вот это обстоятельство лишает всех оснований спекуляции на тему о безальтернативности выборов. Уже два года - с момента сенсационного успеха Глазьева на выборах красноярского губернатора - политологи только и говорят, что вот наконец нашелся человек, который сможет помериться силами с самим Путиным. Что бы ни думал по этому поводу Запад, на сегодняшний день это единственный реальный конкурент для президента: более резвой лошадки, как бы к ней ни относиться, в наших конюшнях нет. И он - на старте. Много было разговоров о том, что и Хакамаду, и тем более Глазьева не зарегистрируют, но у власти хватило ума вести себя прилично. Ходит, правда, легенда, что Вешняков, которому после выборов придется оставить пост, под занавес "отвязался", но это означает только одно: ЦИК все же способен вести себя независимо и не оглядываться на власть. Как и тот судья, который отказал в регистрации кандидатуре, удобной для Путина, но выставленной с явными нарушениями закона. Речь идет о Геращенко.

"Нельзя возлагать на одного только г-на Путина вину за кривобокую политику его страны", - вроде бы сочувствует New York Times. Правильно, нельзя. Львиная доля ответственности лежит на политическом классе и на обществе, для которого сидящий в Кремле - почти как отец родной: он и пожалеет, и научит, что делать. Все это правда, в чем мы не без грусти признаемся. Но хотелось бы узнать и другую правду: кто и где учит западные СМИ - демократичные и плюралистичные - обрушивать на оппонента хулу в виде обоймы статей, написанных как под копирку. Не просто фрагменты текста кочуют из издания в издание, в некоторых даже редакционные статьи имеют текстуальные совпадения (читай International Herald Tribune и New York Times от 12 февраля)! И эти люди запрещают нам ковырять в носу!