Учимся у Моссада

1 марта 2004, 00:00

На прошлой неделе власти Катара официально признали факт ареста двух сотрудников российских спецслужб по обвинению в убийстве бывшего президента Ичкерии Зелимхана Яндарбиева. На языке разведки это называется провалом.

Напомним, что 13 февраля в столице Катара Дохе в результате подрыва автомобиля Toyota Land Cruiser бомбой с дистанционным управлением был убит сам Яндарбиев и ранен его 13-летний сын. В Катаре это происшествие поначалу вызвало шок - в этой стране уровень преступности всегда был очень низким, и местные силовики вот уже несколько десятков лет не занимались подобного рода делами. Однако никаких облав и массовых проверок не проводилось - подозрение сразу пало на гостей российского посольства, которые через несколько часов после взрыва сели на теплоход в морском порту Дохи и отправились в ОАЭ. Добравшись до Дубая, они купили билет на первый же рейс в Россию, но по просьбе властей Катара были задержаны спецподразделением Эмиратов (по одной из версий, такая оперативность объясняется не в последнюю очередь "информационной поддержкой" одного из западных посольств). Чисто юридическим основанием для этого послужил совсем недавно принятый в Катаре новый закон о борьбе с терроризмом, который позволяет властям арестовывать любых подозреваемых - даже на основе непроверенных оперативных данных.

В своем заявлении для прессы министр иностранных дел России Игорь Иванов не скрывал, что "указанные российские граждане являются сотрудниками российских спецслужб. В рамках своего статуса прикомандированных к посольству они пребывали в Катаре на законных основаниях и выполняли без каких-либо нарушений местного законодательства задачи информационно-аналитического характера, связанные с противодействием международному терроризму". Таким образом, в Катаре схлестнулись интересы разных сторон, каждая из которых обосновывает свои действия именно необходимостью борьбы с террором. Международный скандал только разгорается. Каков бы ни был его исход, убийство Яндарбиева, который обвиняется российскими властями в организации захвата театра на Дубровке и финансировании других кровавых терактов на территории России, - акт возмездия. Беда лишь в том, что российские спецслужбы еще не приобрели богатого опыта подобных операций - опыта, который есть, скажем, у вездесущей израильской спецслужбы Моссад.