Развитой еврейский социализм

Олег Храбрый
8 марта 2004, 00:00

Главный вызов Государству Израиль - не палестинский терроризм, а социалистическая экономика рыночного типа, которая подчиняется религиозным заповедям и принципам внутрипартийной конкуренции

"С начала этого года мы получили от США всего десять миллиардов долларов в качестве финансовых гарантий. Если бы не американская помощь, всего того, что вы сейчас видите, не было бы", - говорит мне Яаков Кэдми, бывший глава израильского агентства "Натив" (что-то вроде спецслужбы, которая разрабатывает планы репатриации евреев в Израиль и осуществляет их на практике). В прошлой, советской, жизни его звали Яша Казаков. Мы сидим с ним в шикарном торговом центре небольшого городка Хулон, что в пятнадцати минутах езды от Тель-Авива. Израильский средний класс заполняет этажи гипермаркета, повсюду слышится одесский говор вперемешку с ивритом. В многочисленных бутиках бойко идут сезонные распродажи.

Поеживаюсь от мысли, что всего этого могло и не быть. "Проблема израильской экономики не в том, что она, выражаясь советским языком, неэкономична, а в том, что само ее строение уродливо. Министерство финансов всегда работало как соковыжималка, его интересует, сколько денег можно содрать с населения, а не как их вкладывать в развитие экономики. Сегодня израильтянин, который получает вроде бы высокую зарплату, платит 62 процента налогов да еще муниципальные платежи. Получается, что израильский инженер обходится работодателю в Израиле в полтора раза дороже, чем английский работодателю в Англии, но получает в два раза меньше. При такой системе начинается самое страшное - бегство капитала из страны", - заявляет Кэдми, человек, тесно работавший с тремя израильскими премьерами и вконец рассорившийся со всем истеблишментом. Ему терять нечего, он готов откровенно говорить обо всем: "Из первого системного кризиса нас вывела шестидневная война, которая произошла фактически по недоразумению. Из второго - американская помощь после войны Судного дня. Из третьего - больше миллиона евреев, приехавших из бывшего СССР. Все козыри, которые были, кончились: теперь нас спасет только чудо".

Воля случая

В истории возникновения Государства Израиль слишком много случайностей - страна привыкла жить на грани своих возможностей, как ребенок, рождения которого никто не ждал. Этого государства не было бы, если бы Америка после Второй мировой войны согласилась принять сто тысяч еврейских беженцев из Восточной Европы, собравшихся на Кипре. Они выжили в нацистских лагерях, но уже не знали, где их дом. Его бы не было, если бы американцы и русские, в надежде заполучить в будущем союзника в стратегическом регионе, не поставили Израилю оружие. Помогали многие, но в жизнеспособность еврейского государства мало кто верил. Бывший президент США Ричард Никсон на вопрос одного из своих приближенных, каким он видит будущее Израиля после шестидневной войны 1967 года, в которой евреи одержали головокружительную победу над арабскими армиями, молча перевернул сжатый кулак и указал большим пальцем вниз. Теперь большим пальцем вниз показывают наиболее прозорливые представители израильского истеблишмента, но добавляют при этом оптимистическое "если".

Как откровенно говорят в приватных беседах бывшие израильские военные, все войны, в которых Израиль одерживал сокрушительные победы, развивались сами по себе, совершенно неконтролируемо. Так, совершенно случайно - без учета каких бы то ни было последствий для будущего государства - были взяты сирийские Голанские высоты, они и по сей день главный камень преткновения в отношениях Израиля и Сирии. Начальник генштаба ничего не знал об этом. Министр обороны, уступая давлению командующего северным военным округом, на которого, в свою очередь, надавили руководители киббуцного движения, отдал приказ занять высоты - к тому же на них не было сирийской армии. Грубо говоря, правление колхоза через голову армии и правительства надавило по знакомству на министра обороны, и тот отдал приказ "Вперед!".

Никто из тех, кто принимал это решение, не понимал, какое значение для Москвы имела безопасность Сирии: в итоге дипломатические отношения были разорваны, репатриация евреев из СССР - кровь Государства Израиль - прекратилась на четверть века. Хуже того, поток пошел окольными путями, в результате чего около 700 тыс. евреев оказались не в Израиле, а в Америке, откуда их уже не выманить. Никто об этом не думал, зато теперь любое израильское правительство - и в этом нет отличий между правыми и левыми - ломает голову над тем, как бы так вернуть злополучные высоты сирийцам, чтобы это не выглядело поражением.

Сегодня израильские политики кусают локти, вспоминая так и не реализованные тайные соглашения конца 80-х с иорданским королем Хусейном. По этим соглашениям королевская армия и службы безопасности получали контроль над всем Западным берегом и даже Газой. Узнав об этой сделке, тогдашний израильский премьер Ицхак Шамир возмутился - этим шагом, мол, Израиль признает право арабов на исконно еврейские земли. Признавать это же право, но уже с другой компанией - "выходцев из Туниса" (окружением Ясира Арафата) - пришлось премьеру Ицхаку Рабину.

За последние три года израильский кабинет сделал все возможное, чтобы ослабить и дискредитировать власть палестинского лидера, которого израильтяне сами же привели на "территории", потому что управлять ими не было уже никакой возможности - не давать же, в самом деле, палестинцам израильское гражданство? Захваченные в пылу войны Синайский полуостров, Западный берег реки Иордан и сектор Газа контролировать в течение долгого времени Израиль не мог. Мирные соглашения в Осло и были ответом на этот вызов. Но сегодня вся могучая израильская военная машина брошена на отстрел террористов-одиночек в палестинских городах и охрану многочисленных еврейских поселений. В отсутствие реальных угроз со стороны арабских соседей израильские танковые дивизии и эскадры самолетов новейших модификаций носятся за одинокими джипами, в которых, по оперативным данным, могут находиться палестинские террористы.

Милитаризация страны продолжается. Американцы подарили Израилю целую эскадру бомбардировщиков F-15E, каждый вместе с оборудованием стоит 100 млн долларов, а его обслуживание ежегодно обходится бюджету минимум в 10% от стоимости. Недавно из Америки в Израиль по контракту, заключенному еще в 1999 году, прибыли два самолета F-16i, а в течение четырех лет американцы обязались поставить сюда 102 машины в общей сложности на 4,5 млрд долларов. После того как Израиль получит все эти самолеты, у него будет 362 боевые машины. Реальных угроз, которые бы оправдали содержание такой мощной группировки военной техники, на Ближнем Востоке уже давно нет.

Госбюджет Израиля - около 70 млрд долларов, вроде бы головокружительная сумма для страны с населением в 6,7 млн человек. Но треть бюджета уходит на оборону, столько же на трансферные сделки, 15% - на выплату долгов. В распоряжении правительства остается весьма скудный операционный бюджет, за него идет ожесточенная борьба. Так что любые мирные инициативы напрямую зависят от катастрофического бюджетного дефицита. Премьер-министр Ариэль Шарон обнародовал план демонтажа почти всех еврейских поселений в Газе - охранять их очень дорого, столько за выращенные в тамошних теплицах помидоры и огурцы не выручишь. Но план Шарона может быть провален крылом ястребов в его партии "Ликуд".

Профинансировать всю операцию по демонтажу поселений могут только американцы - именно поэтому израильский премьер объявил о своих планах накануне поездки в США. Президент Джордж Буш наверняка на мирный план согласится и денег даст. Весь опыт израильской политики вроде бы подсказывает, что демонтаж когда-нибудь состоится - еврейские поселенцы устроят истерику под прицелом видеокамер всех ведущих мировых каналов, получат по 500 тыс. долларов денежной компенсации, кабинет Шарона падет, а "Хамас" вытеснит разгромленные самим Израилем структуры власти палестинской автономии. И кто, спрашивается, окажется победителем в этой странной игре ценой более миллиарда долларов?

Деньги, оружие и советы

Но все может пойти совсем по другому плану. Некогда министр обороны страны Моше Даян определил несколькими словами, как Израилю удается экономически выживать и при этом не поступаться стратегическими интересами: "Наши американские друзья дают нам деньги, оружие и советы. Мы берем их деньги и оружие - и отказываемся от советов".

Подобная тактика позволяет выживать, но не процветать - Израиль всегда выходил победителем из всех региональных военных конфликтов, но никогда не мог похвастаться экономическими достижениями. Рецессия в экономике страны началась задолго до второй интифады: палестинское восстание лишь усугубило кризис, но главной его причиной не было. Само устройство экономики еврейского государства потрясающе алогично и неэкономично. Израиль - это закрытая социалистическая экономика рыночного типа, подчиненная религиозным законам и духу внутрипартийной конкуренции. Уже сам факт, что здесь так до конца и не отделено государство от религии, наносит экономике огромный ущерб. По субботам вся деятельность в стране замирает - общественный транспорт не работает, самолеты не летают. Частной собственности на землю нет, и вряд ли она когда-нибудь будет введена - есть вполне обоснованные опасения, что арабский капитал начнет ее скупать и таким образом решать "свою вечную еврейскую" проблему. При этом недвижимость более миллиона палестинских беженцев, бросивших свои дома в 1948 году в Хайфе, Яффе, в северном Тель-Авиве, так и стоит нетронутой - оконные и дверные проемы заложены кирпичами. В том же 1948 году было решено, что через 99 лет эти арабские дома станут израильской собственностью, - осталось 43 года. "Окончательное урегулирование" - это еще и судьба грандиозного арабского жилого фонда, брошенного на территории современного Израиля. В юридическом статусе "оккупированных территорий", а они все когда-нибудь будут переданы палестинским властям, разобраться могут только знатоки османского и британского права: почти все земли арабы приобретали еще при турках, а юридически оформляли при англичанах. Бесхозная же израильская земля без хозяина не остается - земельные адвокаты делают большие состояния на том, что виртуозно обходят все тонкости с ее юридическим статусом: выводят ее из-под юрисдикции муниципалитетов и оформляют как сельскохозяйственные угодья, а затем на этой земле строятся заводы и курорты. Не один израильский политик, уличенный в подобного рода махинациях, завершил свою политическую карьеру - похожие обвинения выдвинуты сегодня и против самого Ариэля Шарона. "В Израиле, как во всех бывших социалистических режимах, власть не абсолютна, но чрезвычайно сконцентрирована - более чем в других западных демократиях. Покажите мне любую другую страну, где бы государственный контроль был таким навязчивым, где бы правительство решало, сколько джема должно пойти на пончики в Хануку или кому выделить землю и на какие нужды; кому и каким бизнесом заниматься, кто может заниматься импортом и на каких условиях. Короче, покажите мне страну, где бы игра на правильных струнах в правительственных структурах сделала бы вас очень, очень богатым. В таких странах, и Израиль - тому подтверждением, большая часть активов сосредоточена в руках нескольких семей и кланов, которые научились виртуозно манипулировать правительством. Часть подобной манипуляции можно смело назвать коррупцией", - заявил "Эксперту" президент Израильского центра за социальный и экономический прогресс Даниэль Дорон. Он - профессор экономики, близок к нынешнему министру финансов Израиля Биньямину Нетаньяху и по мере сил борется с социалистическими методами ведения хозяйства, поскольку они, как утверждает сам Дорон, "инфицировали весь арабский мир, Африку и еврейское государство".

На сионизм всегда сильно влияли социалистические идеи, это было одной из причин, почему СССР поддержал создание Израиля. Отец-основатель еврейского государства Давид Бен Гурион был типичным социалистом. "Когда Израиль возник как государство, объединения еврейского капитала за границей (Америка, Великобритания) с капиталом социалистов-сионистов не произошло - это были абсолютно разные миры. В 1948 году весь имеющийся в Израиле капитал был сконцентрирован в руках Гистадрута (Всеобщая израильская федерация труда. - 'Эксперт'), который получил колоссальную экономическую власть. Этот профсоюз стал не только главным работодателем в стране, но и могущественным корпоративным собственником, который пророс во все структуры власти в Израиле и был до последнего времени главной финансовой базой левой партии 'Авода' (Партия труда. - 'Эксперт')", - говорит профессор Дорон.

Сегодня в Израиле сложились две монопольные сферы, которые покрывают всю экономику. Одна - государственная, она включает в себя порты, транспорт, электрические компании, ЖКХ, пищевые предприятия. Здесь заработная плата рабочего в несколько раз выше, чем на частных предприятиях и в среднем по стране. Грузчик в порту может получать столько же, сколько премьер-министр, мусорщик, отработавший двадцать лет и связанный коллективными соглашениями, - до 20 тыс. шекелей в месяц (около 5 тыс. долларов). У высокопоставленных начальников этих госмонополий такая зарплата, которая автоматически относит их к "мийону" - сотой части населения Израиля, его самой обеспеченной касте. Такой менеджмент неэффективен, но агрессивен. Это самые настоящие корпоративные бастионы - именно Гистрадрут обеспечивает мощную систему коллективной защиты от попыток их реформировать. Как заявил в приватном разговоре корреспонденту "Эксперта" один из помощников министра финансов страны, "для того чтобы сломать эту систему, а без этого в Израиле невозможно начать ни одну серьезную экономическую реформу, нужно иметь, как у нас говорят, очень большие яйца".

Борьба с этими монополиями - это не борьба с частным капиталом или олигархами. Это ожесточенная схватка с госаппаратом. Попытка министра финансов Биньямина Нетаньяху разделить управление портов на три независимые компании и начать подготовку к их приватизации привела к всеобщей забастовке портовых служащих, это обошлось экономике страны в сотни миллионов долларов. Это был настоящий шантаж -экспорт и импорт были приостановлены: право на забастовку в Израиле по-социалистически считается священным. Проблема в том, что в США такое право имеют только работники частных компаний, в Израиле им в основном пользуются госслужащие.

Параллельная госмонополии структура - шестнадцать еврейских кланов, еще одно "государство в государстве". Они вхожи в самые высокие кабинеты власти; они подмяли под себя весь частный сектор израильской экономики. "Капитал в Израиле стал появляться только после войны Судного дня 1973 года, когда госаппарат почувствовал всю свою беспомощность. Государство бросилось продавать банки. Тогда в Израиле стали возникать коммерческие предприятия и развиваться хайтек. После громких банкротств государство снова вернуло банки в свою собственность, а потом снова продало бизнесу. В конце концов они оказались в собственности очень узкого круга приближенных к власти семей, а те для скупки всех ключевых активов использовали государственные кредиты", - заявляет Даниэль Дорон. Речь идет о кланах Данкнеров, Аризонов, Оферов, Фишманов, Мосезов, Нимроди, Реканати и других.

Большинство из них ашкенази - выходцы из Восточной Европы, они были пионерами израильской экономики и остаются ее лидерами: это и есть "социально-ответственный олигархический класс" Израиля. Первые три семьи и полугосударственный банк "Леуми" контролируют более 40% всех активов страны.

Трудная жизнь российских олигархов

"В Израиле есть несколько священных коров, на которых нельзя покушаться. Это прежде всего банковская система и крупные строительные отрасли. Монополизация системы достигает жутких масштабов. Простой пример - производить цемент в Израиле нельзя, а ввозить разрешается только одной фирме. И так практически во всем", - говорит главный редактор русскоязычной газеты "Эхо" Александр Ронкин. Вторжение в давно освоенное израильское бизнес-пространство чревато мощной контратакой всех систем обороны. Судьба российского еврейского бизнесмена Григория Лернера стала уроком для многих российских, и не только российских, неофитов израильского рынка. Тот замахнулся на "святая святых" - попытался вложить деньги в создание параллельной банковской системы Израиля. Бизнесмен был арестован прямо в аэропорту и - редкий случай - обвинен в финансовых махинациях именно в России, за что отсидел целых шесть лет в израильской тюрьме. Когда Михаил Черный вознамерился поучаствовать в приватизации израильской телефонной компании "Безек", израильские СМИ ударили в набат - мол, русская мафия хочет на корню скупить стратегическую израильскую компанию. И Черный вынужден был отказаться от своих планов. При этом эксплуатировался действительно миф - мафия, это сращение криминала и власти, не может быть формой организации русского бизнеса в Израиле: у него нет главного - мощных связей в израильских верхах.

Вывезенный из России олигархический капитал лежит в Израиле мертвым грузом или тратится на приобретение политического влияния. Чем еще мог руководствоваться Владимир Гусинский, когда покупал в 1998 году 25-процентный пакет издательского холдинга "Маарив" и выложил за него, по некоторым данным, 85 млн долларов - это в 45 раз больше годового дохода этого предприятия? Для сравнения: американский бизнесмен Рон Лаудер, тесно связанный с Биньямином Нетаньяху, чуть было не купил тот же пакет за 33 млн долларов. Но тогда российский олигарх не стоял за ценой - он делал ставку на премьера Эхуда Барака, обеспечивал ему поддержку в СМИ, а заодно отбивался от обвинений, что он-де и есть "русская мафия". Когда Барак после начала второй палестинской интифады потерял доверие израильтян, этот актив стал для Гусинского почти обузой. Вместе с Шароном победили совсем другие политические силы - и совсем недавно Гусинский заявил о своем выходе из совета директоров "Маарива". Но свое присутствие в СМИ он сохраняет - финансирует русскоязычный израильский спутниковый канал RTVI.

Израиль по-прежнему остается одной из главных баз политической оппозиции российским властям, но вряд ли способен стать их экономической базой. Шумиха в израильской прессе, которой всегда сопровождается прибытие очередного беглеца в Израиль, еще никому из них не шла на пользу. Если ты пострадал от вездесущего КГБ, значит, ты до определенной степени свой, но настоящего влияния будешь лишен: никому из израильских политиков не хочется ссориться с Россией. Скрывающийся в Тель-Авиве от преследования Генеральной прокуратуры РФ один из главных акционеров ЮКОСа Леонид Невзлин заказал у консультативной фирмы "Штерн-Мутагим" оценку своих коммерческих перспектив в стране. И получил рекомендацию ограничить свой бизнес хайтеком, частным сектором общественного транспорта и, в крайнем случае, алмазообрабатывающей промышленностью. Но эти сферы давно поделены - американские компании скупили наиболее перспективные израильские высокотехнологичные предприятия (Mirabilis, DSPS, Chromatis) и фактически вывели их из израильской экономики в транснациональное плавание. Единственный из бывших советских граждан, кто достиг в Израиле больших высот, - алмазный барон Лев Леваев. Но, как говорят собеседники "Эксперта", "это дело темное". Леваев сохраняет тесные связи с русскоязычной общиной страны - он финансирует не только множество благотворительных фондов, но и безнадежно убыточный новый русский еврейский телеканал "Израиль Плюс", сейчас переговоры о покупке его акций ведет руководство ОРТ. Иными словами, наращивать свое влияние русские еврейские бизнесмены могут только в рамках русскоязычной общины - израильским истеблишментом им не стать.

Несостоявшийся реванш алии

Попытка русского еврейского бизнеса взломать мощную оборону старых израильских элит путем консолидации "русской улицы" фактически провалилась. Русская община оказалась разобщена значительно больше, чем любая другая. Она разошлась по нескольким партиям - "Ликуд", "Авода", "Шинуй", блок "Ехуд Леуми". Русские восприняли интифаду как настоящую войну и в своих политических взглядах стали резко смещаться вправо. В некоторые моменты поддержка Шарона могла вполне сравниться с "путинским рейтингом" в России - до 65%: тот виртуозно использовал эти настроения, призывая голосовать за него и тогда "ваши люди будут работать в моей команде". "Почему большинство русских, как правило, правые? Потому что они несут в себе тройной заряд реванша. Во-первых, они приехали из великой державы и считают, что все вопросы можно решить силой. Они воспринимают Израиль как региональную супердержаву - именно поэтому среди израильских солдат так много русскоязычных - 28 процентов, они практически не уклоняются от армейской службы. Второй реванш - социальный: они хотят добиться прорыва как члены общины, которая страдает от дискриминации: в России они были евреи, здесь - русские. Третий реванш - политический. Человек хочет быть нужным государству и обществу, хочет состояться как полноценный гражданин. Результатом временного отказа от ценностей общины ради 'спасения государства' стал самый настоящий идеологический тупик", - заявил "Эксперту" директор Института исследования алии Алик Фельдман. С одной стороны, ярко выраженные правые взгляды "русской улицы" не позволяют решить палестинскую проблему - доминирующая ультраправая идеология призывает всего лишь еще больше ненавидеть арабов. С другой стороны, нет никаких успехов в борьбе с клерикальными партиями. Русские стремятся превратить Израиль в светскую европейскую страну, для этого нужно как минимум отказаться от диктата религиозных групп, которые обладают эксклюзивным правом определять чистоту еврейской крови и регламентируют браки. Стоит ли говорить о том, что гигантская часть государственных средств уходит на содержание многочисленных религиозных семей, которые живут на пособия и не собираются служить в армии и работать. Вопрос этот, как оказалось, решить невозможно - даже невзирая на то, что в нынешнем израильском правительстве религиозных партий нет, а поддержанная русскими светская партия "Шинуй" контролирует ключевой портфель - министерство внутренних дел.

И наконец - завершается целая эпоха "израильского уэлфора". В прошлом году в Израиль приехало 23 тыс. новых олим, чуть больше, чем выехало из страны. Фактически приток алии иссяк, и израильский кабинет сворачивает большинство социальных программ. "В Израиле бюджет традиционно формируется принципом политического шантажа. Если у вас нет политического лоббиста, у вас нет денег. У русскоязычной общины сегодня нет мощного политического лобби", - считает Алик Фельдман. По мнению большинства собеседников "Эксперта", русские репатрианты не смогли воспитать политическую элиту, потому что оказались в некой "социально-культурной консерве": они остановились в своем политическом развитии ровно в тот момент, когда покинули СССР. Для выработки "элитного поведения" того опыта, который они вынесли со своей бывшей родины, а она находилась в самом начале своего политического и экономического развития, не хватило. Теперь израильские идеологи рады обманываться, утверждая, что русские успешно интегрировались в израильское общество. Правы они лишь в одном - русские евреи сыграли решающую роль в ожесточенной демографической войне в регионе. "Русская алия начала девяностых отсрочила более чем на десять лет тот момент, когда число евреев и арабов в районе между Средиземным и Красным морями сравняется. Примерно каждые сто тысяч новых олим отложили этот день примерно на один год. Без русской алии количество евреев в Израиле и арабов на палестинских территориях было бы уже в пользу последних", - заявил "Эксперту" ведущий исследователь отдела еврейской демографии и статистики Иерусалимского университета Узи Ребхун.

Еще одного "резервуара", подобного бывшему СССР, откуда под давлением экономических проблем в Израиль сотнями тысяч хлынули бы этнические евреи, в мире уже нет. Израилю предстоит ожесточенная борьба за чрезвычайно подвижный еврейский народ. А соперником ему в этом выступит его нынешний главный спонсор и спаситель - Соединенные Штаты Америки.