Он заставит евреев работать

Олег Храбрый
8 марта 2004, 00:00

Государство должно быть "деконтролирующим органом", считает министр экономики и бывший премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Такова цель затеянных им реформ

Нынешний министр финансов Израиля Биньямин Нетаньяху получил этот пост после "пакетного соглашения", заключенного год назад с премьер-министром страны Ариэлем Шароном. Хрупкий мир внутри правящей партии "Ликуд" поддерживается строгим разграничением функций: Шарон не лезет в экономику, Нетаньяху избегает политики.

Перед Нетаньяху, который слывет рыночным фундаменталистом (как-никак закончил Массачусетсский технологический институт и Гарвард), стоит задача перевести израильскую экономику из социализма в капитализм. Успех в этом деле сделает Биби премьером. Неуспех - положит конец его политической карьере. Осознавая всю уязвимость своего положения, Нетаньяху отказывается говорить на политические темы и запрещает фотографировать его с сигарой во рту. Появившийся однажды в израильской прессе снимок "Биби с сигарой" вызвал целый шквал обвинений: мол, "вот на что они тратят наши народные деньги". Корреспондент "Эксперта" говорил с г-ном Нетаньяху о сути его экономических реформ, и министр финансов страны каждый раз прятал сигару под стол, перед тем как раздавался очередной щелчок фотоаппарата.

- Что они так прицепились к этим сигарам?

- Сигары считаются символом буржуазности, а капитализм - почти ругательное слово в Израиле. Влияние левых идей на израильтян сильно и сегодня, после того как они потерпели крах в России и Восточной Европе. Нужно понять, что самая главная дискуссия прошлого века уже завершена. Речь идет не о конфликте коммунизма и капитализма. Главная схватка шла между социализмом и капитализмом, или, если позволите, между капитализмом и "интервенционализмом" государства - между чрезмерным вмешательством государства в экономику и свободной рыночной экономикой. Эти течения символизировали такие личности, как, с одной стороны, Джон Мейнард Кейнс, с другой - Фридрих Хайек. Я перечитывал потрясающую книгу Хайека "Дорога к рабству" несколько раз. Это пророческое и очень смелое произведение, которое было написано в 1944 году - на пике моды на социалистическую экономику. Социализм и коммунизм многие воспринимали как путь в будущее. Рыночная экономика, как казалось тогда, потерпела крах - никто даже не задумывался, идет ли речь действительно о ней. На практике рынком называли коррумпированные смычки различных монополий под крышей у государства - именно такие явления приводились в пример для дискредитации капитализма и свободного рынка.

После Второй мировой войны западные страны, такие как Великобритания и США, ввели более жесткие меры государственного контроля в сфере предпринимательства. Но к концу восьмидесятых годов все иллюзии рухнули. Люди снова повернулись к идеям рынка. Сначала это произошло в Великобритании, затем в Ирландии, Австралии, Сингапуре, Испании и в других странах. Все они прошли через фазу радикальных реформ. Через двадцать лет после того, как они отгремели на Западе, пришел черед и Израиля. И мы в выгодной ситуации - мы можем воспользоваться чужим опытом и учиться на удачах и ошибках других.

- И какими будут ваши первые шаги?

- Мы делаем четыре главных шага. Первый шаг очевиден: снижаем налоги и снижаем государственные расходы. За год многое изменилось: самая большая сумма, которую люди будут платить, - социальный налог, налог на прибыль и на медицинские услуги - будет снижена в совокупности до сорока девяти процентов. Но и это очень много - налоги надо снижать и дальше. В перспективе мы собираемся свести все налоги в совокупный пакет в сорок процентов. И это уже неплохо. Уже можно говорить о конкурентном сравнении с развитой экономикой, а технологически Израиль очень развит.

Далее, снижаем государственные издержки, не дефицит бюджета - он и так будет меньше. Чтобы снизить дефицит, чисто теоретически можно поднять налоги и затраты. И так уже делалось раза четыре. Я мог бы поступить так же - но не это цель. В этом году мы продолжим - впервые в истории Израиля - снижать реальные затраты. В 2003 году число госслужащих снизилось на семь процентов. Мы пока уволили только часть чиновников. Остальные ждут, когда мы изменим систему налоговых льгот и пенсий.

Третье - начинаем структурные реформы с целью создания необходимых условий для конкуренции. Это подразумевает приватизацию - правительство семнадцать лет говорило о том, что собирается начать приватизацию, мы подготовились к ней за три месяца. В наших ближайших планах - продажа банка "Дискаунт", чтобы на израильском рынке появился третий по значимости банк и возникла реальная конкуренция. Мы собираемся продать телекоммуникационную компанию "Безек" - государство уже не владеет в ней контрольным пакетом акций. Но самое главное, мы хотим создать конкурентную среду на рынке основных услуг - вода, электричество и порты. Мы покончим с монополией портов. И это уже не какие-то планы о будущем. Это уже происходит.

И четвертый элемент - строительство скоростной транспортной системы.

Все эти реформы идут одновременно и приводят к жесткому противостоянию с профсоюзами, муниципалитетами, идут бесконечные забастовки матерей-одиночек, профессиональных получателей пособий и чиновников. А что мы можем противопоставить этим забастовкам? Мы увеличиваем количество реформ на общее число забастовок. И пусть начнется хоть всеобщая стачка - эффективность реформ будет только выше.

- Ваша новая экономическая программа представляется многим как конец well-fare state в Израиле...

- Я бы сказал, что все наоборот. Моя цель - предоставить помощь тем, кто ее заслуживает. Если человек может работать, он должен работать - на любой работе, а не жить на средства государства. Если он не может работать по каким-то объективным причинам - инвалид, слепой, старый, государство поможет. Но что произошло в Израиле? В течение двенадцати лет - между 1990-м и 2002 годами - население Израиля благодаря "большой алие" из бывшего СССР увеличилось на тридцать процентов, а число получателей всевозможных пособий - на шестьсот процентов! В двадцать раз больше, чем население страны! Просто люди обнаружили "золотую жилу" в лице государства - идешь в агентство по вэлферу, говоришь, что не можешь найти работу, что мать-одиночка или еще что-нибудь, и получаешь деньги за то, что не работаешь. Мы это прекращаем.

Раньше большие семьи получали значительные пособия на ребенка, и они росли каждый год с увеличением количества детей. Если у вас был десятый ребенок, вы получали пособие в разы больше, чем когда у вас был только первый ребенок. Это было стимулом для многих людей не работать, а делать детей. А эти дети тоже будут иметь детей, которые будут стремиться делать все больше детей, чтобы не работать. Это явный путь к банкротству. Мы все это прекращаем. Мы разработали программу, которая уравнивает детские пособия для всех - религиозных, светских, арабов, евреев. Детские пособия сейчас будут сокращены до уровня пособия первого ребенка в семье. И это гигантские изменения.

Главные сокращения на тридцать процентов уже произведены. Я уже со счета сбился, сколько демонстраций проведено около моего министерства, но я не хочу и не буду участвовать в превращении израильтян в нахлебников. Одни работают для того, чтобы деньги получали другие, а могут ли эти другие работать, об этом никто не спрашивает. Одни говорят: замахнувшись на это, ты поставишь крест на своей политической карьере. Я же говорю: мне все равно, в этом риске - смысл политики. Должны измениться принципы.

- В России приватизация привела и к появлению олигархов. Что вы собираетесь предпринимать, чтобы избежать появления этого слоя в Израиле?

- Мы будем проводить приватизацию по законам рынка - официального рынка. Приватизация проводится кулуарно, когда реального рынка нет. Информация о приватизации будет общедоступна и прозрачна. Например, к покупке банка "Дискаунт" проявлен большой интерес в Америке. Надо создавать конкуренцию, а не обходные пути для приближенных. Все акции авиакомпании "Эль Аль" - на бирже ценных бумаг. И цена их растет.

- Но ведь около десятка еврейских семей владеют крупнейшим капиталом в стране. Они скупят компании, и вместо государственных монополий вы получите частные.

- Да, монополии вредны как в частном секторе, так и в государственном. И у нас есть инструменты для того, чтобы этого не допустить. Концентрация вэлфера в одних руках - явление иной природы. Вэлфер существует помимо бизнеса. Но то, о чем вы говорите, еще более сложное явление: сосредоточение ключевых активов какого-либо сектора экономики в руках одной группы людей. Мы против этого и собираемся разрушать не только монополию банков, но даже их дуополию. Я хочу создать конкуренцию.

Конечно, частные монополии меня сегодня не так сильно волнуют, как государственные. И даже не столько государственные, сколько естественные. Передача электричества - даже не производство и распространение, а передача - это естественная монополия. Почему? Потому что в стране таких размеров невозможно иметь альтернативные высоковольтные линии электропередачи. Так что волей-неволей у вас есть только один провайдер. И он должен быть подчинен регулированию. Но в большинстве случаев повода для появления таких естественных монополий нет. Так что есть все возможности для конкуренции. Например, раньше на израильском рынке был только один провайдер мобильных телефонов - национальная компания "Безек", и у нее было двести тысяч мобильных телефонов. Мы создали конкурентную среду, цены резко упали - теперь в стране шесть миллионов мобильных телефонов: по трубке на человека. Это второй показатель в мире - и все это благодаря конкуренции. Мы не позволим монополиям существовать там, где возможна конкуренция. Того, о чем вы говорите, не произойдет.

- Но не ощущаете ли вы, что, так сказать, теряя активы, вы теряете и часть своего влияния как государство и как власть?

- Нам не нужно это влияние. Пусть рынок влияет. В России сложился грандиозный рынок - например, поставщиков энергоносителей и электроэнергии там уже достаточно много. В Израиле же до сих пор спорят, может ли энергетический рынок подчиняться законам рынка и конкуренции. Может. Государство не хочет контроля! Государство должно быть деконтролирующим органом. Наша цель не в том, чтобы все поставить под свой контроль и поделиться ресурсами с друзьями. Наша цель - "деконтролировать" все и получить на выходе все те преимущества, которые дает конкуренция, - лучшие цены и услуги. Это и есть простые истины свободного рынка. Именно поэтому уровень жизни в свободных экономиках значительно выше, чем в контролируемых экономиках, - не важно, идет ли речь о коммунизме, социализме или управляемом капитализме.

Богатство общества определяется и задается уровнем конкуренции и степенью экономической свободы - вот так вот просто. Если смотреть на десятку самых богатых стран мира исходя из расчетов на душу населения - у пяти из них население меньше пяти миллионов человек. Дело не в масштабе, а в уровне свободы в экономике. Чем менее управляема экономика страны, тем менее она коррумпирована. У нас есть желание и власть это все реализовать. И результат есть - экономика стала расти, медленно, но это рост. В 2003 году это было одна целая две десятых процента, в этом году рост запланирован свыше трех процентов. Фондовый рынок растет очень большими темпами, большими темпами растет рынок государственных бумаг - это уникальная ситуация. Ситуация такая же, как с Сингапуром десять лет назад или с Испанией пять лет назад. Но потенциал Израиля выше - доля наукоемких продуктов здесь больше, чем в каких-либо еще экономиках. Вот где возникает реальная добавленная стоимость. Я думаю, что у Израиля может быть радужное будущее. Все зависит от скорости и дыхания реформ. Мы добиваемся не просто роста, а стабильного роста. Потому что конкурировать вне своих границ возможно, только если сильна конкуренция внутри.