Наши читатели об отставке правительства

8 марта 2004, 00:00

Отставку правительства изначально имело смысл обсуждать только вместе с назначением нового премьера - чтобы можно было понять целостность кремлевского замысла.

Председатель правительства, несмотря на ограниченность его функций, является своеобразным олицетворением экономической политики государства. Его уход с поста, по сути своей, является знаком несоответствия политики правительства требованиям момента. При этом новый глава правительства должен представлять совокупность идей, более адекватных для дня сегодняшнего, реализация которых позволит добиться максимально возможных результатов.

Понятно, что правительство Касьянова хронически недорабатывало, здесь авторы статьи "Скупые рыцари уже не нужны", безусловно, правы. Следует, однако, заметить, что, во-первых, это явление стало очевидным не за пару дней (и даже месяцев) до отставки кабинета, а во-вторых, правительство последовательно осуществляло ту политику финансовой стабилизации, которой, собственно, и обязан президент своим высоким рейтингом. Иными словами, и касьяновский кабинет делал то, что ему приказывалось. Плохо верится в существование долгое время тлеющего конфликта относительно глубинной сущности экономической политики между президентом и премьером. Это в эпоху Ельцина утверждение нового председателя правительства могло отозваться событиями чрезвычайными для государства. Дума образца 1999 года с удовольствием утвердила бы любую представленную президентом кандидатуру. Напрашивался вывод: отставка правительства - не более чем финальный этап борьбы за отъем властных рычагов у остатков ельцинской команды, которая перешла в эндшпиль с отставкой Волошина и была окончательно выиграна 24 февраля.

Подтвердить или опровергнуть это предположение было возможно лишь после объявления фамилии нового премьера. В стране хватало кандидатур, способных сформировать дееспособный кабинет и обеспечить его оптимальное функционирование. Помимо ряда людей, уже занимающих должности в системе государственного управления, к таким кандидатурам, безусловно, относится некоторое число губернаторов, добившихся в своих регионах впечатляющего экономического роста и готовых реализовать успешно применяемые методы управления в государственном масштабе.

Президент пошел другим путем. Хотя многие комментаторы и приписывают Фрадкову качества, весьма уместные в новой должности, ясно другое: на второй пост в государстве назначается человек, который до последнего момента не имел четкой концепции того, каким путем должна идти отечественная экономика с учетом порочности пути, избранного предыдущим кабинетом. Весьма вероятно, что основными аргументами в пользу Фрадкова послужили его географическая удаленность от любой политической группировки, потенциально способной стать оппозицией президенту, и отсутствие до последнего времени претензий на ведущие роли в государстве. Есть и еще один момент. Путин пошел по типично авторитарному направлению комплектования своей команды: на должность фактически первого зама назначен человек, лично президенту обязанный, который без своего нынешнего патрона был обречен на тихое прозябание в Европе чуть ли не до пенсионного возраста. Понятно, что будущее премьера теперь неразрывно связано с будущим самого Путина и то, что Фрадков станет непременным исполнителем президентской воли, избегающим собственных идей относительно ее истинного содержания.

Характер будущих действий кабинета будет более или менее понятен с новыми назначениями и первыми действиями нового кабинета. Пока очевиден лишь курс на недопущение какого-либо инакомыслия относительно содержания экономической политики Кремля в любой ее форме, что едва ли уместно в том случае, если президент собирается идти курсом рыночной экономики.

Валерий Пивень

Это был очень сильный ход президента. Вся российская, да и мировая элиты до сих пор не могут прийти в себя. Михаил Фрадков был выбран отнюдь не на роль технического премьера. На него ляжет тяжелая задача взять на себя ответственность за крайне непопулярные меры, запланированные Кремлем для оздоровления экономической и социальной ситуации в стране.

Для этого он должен стать достаточно крупным политическим игроком, формально независимым от Кремля. Всенародную популярность ему принесет то, что именно он станет могильщиком империи Березовского-Абрамовича-Дьяченко, и то, что мы скоро забудем фамилии большинства российских миллиардеров. Частную собственность и многопартийность, конечно, не отменят, но контроль и монополизация усилятся. "Альфа-групп" будет так же доминировать в бизнесе, как "Единая Россия" в Думе. Хотя в сфере обслуживания на уровне мелкого бизнеса будет оживление, как во времена кооперации.

Михаил Фрадков станет премьером жестким и решительным, твердо отстаивающим политику Кремля, но при этом берущим ответственность на себя. Не исключено, что 1 марта Владимир Путин рекомендовал Михаила Фрадкова не только на должность премьера, но и в качестве своего преемника.

Как говорили в советское время, "Михаил Фрадков, дорогие товарищи, - это всерьез и надолго!"

Андрей Покидышев

Пришло время новорусским элитам успокоиться и начать работу по созиданию Новой России, точнее, дозволить совершиться этой работе как полагается - начиная с интеллектуального уровня генерации соответствующих моделей развития страны, для "тигрового" скачка в инновационную "экономику знаний". Институт президентства редуплицировался, первоклетка институционализма совершила первое деление. Произошло УДВОЕНИЕ ВВП (Владимира Владимировича Путина). Впереди у тандема Путин-Фрадков открывается сегодня просторный двенадцатилетний путь действительной модернизации России (четыре путинских года плюс восемь лет Фрадкова). Задан и верный европейский вектор стратегического развития России, о значимости которого мы всегда писали на страницах Кремль.org, следуя заветам Аверинцева: последнее время Фрадков был представителем России при ЕС и, очевидно, зарекомендовал себя перед инновационной европейской бюрократией не хуже, чем в свое время переговорщик Касьянов зарекомендовал себя перед финансовыми макроэкономическими структурами США. В консервативно-либеральном тандеме Путин-Фрадков Фрадков, скорее, будет с течением времени все более раскрывать его либеральную часть, покоящуюся на прочном основании путинского либерал-консерватизма как фундаментальной составляющей безопасности в структуре институционально-либерального развития.

Институциональный смысл назначения Фрадкова был сразу же подчеркнут президентом указанием на необходимость сверхскоростной (по отношению к касьяновским скоростям) административной реформы.

Основная задача экспертного сообщества состоит теперь в том, чтобы научить общество, элиты жить и работать по институциональным правилам, когда желания, хотения и проекты уже не могут осуществляться непосредственно, путем денег, власти, влияния, а реализуемы исключительно, если существует возможность их выражения в институциональной форме, работы (не игры) по институциональным правилам.

Будем ожидать дальнейшего возникновения институциональных элементов модернизации, в первую очередь в структуре правительства, ведь деление институциональной матричной клетки (института президентства) будет теперь уже продолжаться, образуя структуру многоклеточного правления, из которого вырастает организм Новой России. Особый интерес вызывает формирование такой институциональной структуры первого ЖИВОГО правительства, как его МОЗГ - гуманитарно-математическая группа по моделированию развития в реальном контексте отношений общества и государства, осуществляемому в виде законов - моделей развития.

Сергей Шилов

После неожиданной отставки Нашего Касьяна все передачи на ТВ, все страницы газет-влияний и интернет-страниц-влияний были заняты материалами, связанными с анализом работы старого правительства и обсуждением новых креатур на пост премьера в новом правительстве. Мы все, читающие и пишущие на форумах и в прессе, как бы хотели дать Путину свой толковый совет.

Путин сделал свой выбор. Но это выбор для нас с вами. Подходит этот выбор нам или нет, покажет лишь время. Но мы с вами все время и говорим, что времени-то нам катастрофически не хватает, мы вымираем, мы спиваемся, мы продаемся Западу за пустышки-доллары, мы деградируем, и вместе с нами наши дети и внуки, и еще много всякого "мы" с негативным контекстом.

Я в последнее время стал внутренним (в себе) жестким критиком ВВП, внешне всегда поддерживая его курс. Мне, находящемуся вдалеке, регулярно бывающему на родине, имеющему возможность пропускать через себя огромные потоки информации и мнений коллег по сайтам в Нете, удается как бы сканировать некоторые чаяния людей, желающих любимой стране и ее народу процветания и единения в осуществлении этой благородной задачи.

Первое впечатление у меня от новой кандидатуры в премьеры - негативное, и весь негатив связан именно с его карьерным продвижением и его неблаговидными связями в продвижении по карьерной лестнице. Попробую объяснить себе, почему Путин выбрал именно его.

Но для этого нужно еще себе объяснить, чего мы сами хотим. Ну, хорошей и достойной жизни - это в двух словах. А как к этой жизни нам всем прийти? Есть ли универсальные рецепты? И кто эти рецепты писал и предлагал России? И возможно ли России предложить что-либо цельное и верное на сто процентов? Ответ достоверный - нет.

И что делает в таких случаях человек ищущий? Он идет и ошибается, идет дальше, но ранее допущенных ошибок не допускает впредь и другим не велит. И это путь, и путь поступательный, к главной цели. Ну а министры, премьеры и их программы - это лишь наполнение ручья реформ и подвижки к главной цели. Всех можно менять (лучше реже, чем часто, но здесь у Путина все о`кей - прошлое правительство пять лет служило).

Плоха или хороша будет программа, не так уж важно (важно конечно, но критерии важности у каждого свои), важно, чтобы она была посвящена одной идее - все сделать на благо родины.

Я искренне верю, что лучшие и наиболее патриотичные люди в нашей стране и в наиболее концентрированном количестве служат в Вооруженных силах и в спецорганах. Их работа связана изначально с идей любви и преданности родине. И в этих структурах наибольшие претензии к Путину и наибольшее сопротивление движению от старого к новому. У них в памяти хорошо засели успехи нашей армии и служб в былые годы. И это вполне поддается пониманию. Но сами по себе эти структуры руководить экономикой не смогут.

Вы можете возразить: но ведь был Пиночет в Чили. Да, был, но какова цена этого правления? Мы этого хотим? Уверен, что нет. Мы сейчас с вами оказались в ситуации, когда нам уже многое позволили усвоить-привить из западных ценностей (я не говорю сегодня, что хорошо это или плохо), и мы уже знаем, что такое "достойная жизнь", но никто не в состоянии взять на себя смелость и сказать: "Делай только так, и все будет прекрасно для Родины", только президент по праву и по убеждению способен так сказать. Но президентами не рождаются, а как и во всем мире, в России он тоже выбирается, и выбирается нами. А о доверии президенту и его выбору мы сможем сказать на прямых президентских выборах в марте 2004 года.

И еще. Есть ли сегодня люди в стране, готовые к решению тех или иных технических задач в правительстве РФ? Конечно, есть. И в первую очередь это люди, прошедшие как школу бюрократии, так и школу предпринимательства и дипломатическую школу. Есть ли все эти составляющие у нового выдвиженца Путина? Конечно, есть. Каковы его моральные устои и по пути ли ему с нами, мы узнаем скоро - в течение первых двух лет.

Я себе тоже даю еще два года для оценки правильности выбора президента и его курса в реформах России.

anat