На автопилоте

Ольга Власова
15 марта 2004, 00:00

Досрочная отставка главы МВФ лишний раз продемонстрировала, что проблемы фонда вызваны не неумелым менеджментом и не личными качествами того, кто им управляет, а неопределенностью функций этой организации в современных экономических условиях

На прошлой неделе стало известно, что европейские министры финансов окончательно согласуют единую кандидатуру претендента на пост главы МВФ лишь 2 апреля. Некоторая задержка вызвана замешательством среди европейских политиков (по традиции главой МВФ назначают европейца) - их смутила неожиданная отставка главы МФВ Хорста Келера, последовавшая 4 марта. Контракт Келера истекал только через год, работал он не в пример успешнее предыдущего руководителя Мишеля Камдессю, который снискал не лучшую славу неадекватным управлением во время азиатского кризиса 1998-1999 годов, так что предполагалось - Келер останется на этом посту еще на один срок.

По официальной версии, скоропалительно покинуть МФВ Келера побудило предложение выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Германии - три основные оппозиционные германские партии договорились поддержать его. В кулуарах, однако, поговаривают, что неожиданная отставка Келера - вынужденный шаг. По-видимому, стиль управления, практикуемый не сдержанным на слово немцем, переполнил чашу терпения администрации США.

Немалую роль в этом сыграл доклад МВФ, подготовленный в конце прошлого года. По мнению ведущих аналитиков фонда, главную угрозу для экономического благополучия планеты представляют США. В докладе отмечалось, что стремительный рост бюджетного и торгового дефицита, а также огромный внешний долг делают США одним из самых неустойчивых участников мировой экономики. А неразумная политика по сокращению налогов, проводимая администрацией нынешнего президента, как утверждается в докладе, только усугубляет ситуацию. Несмотря на последующее заявление фонда, содержавшее значительно более мягкие формулировки и очень похожее на опровержение, тот доклад МВФ, видимо, был расценен американцами как слишком большая вольность. США являются основным акционером фонда, поэтому резкая критика, постоянно звучащая в адрес экономической политики американской администрации, выглядит по меньшей мере странно.

Вероятно, свою роль в судьбе Келера сыграло и то, что ему не удалось наладить рабочие отношения с властями ряда стран - клиентов фонда. Так, поговаривают, что у Хорста Келера не сложились "человеческие отношения" с новым президентом Аргентины Нестором Киршнером. Мировая финансовая система еще недостаточно оправилась от шока, вызванного кризисом на фондовом рынке США. В такой ситуации личные антипатии Келера - непозволительная роскошь, ведь они в любой момент могут стать дополнительным дестабилизирующим фактором.

Несмотря на то что Келеру удалось не допустить полного развала фонда, переломить негативные тенденции в развитии МВФ он не смог. Слабый или ошибочный финансовый консалтинг, предоставляемый фондом странам, испытывающим экономические трудности, привел к тому, что ему больше не доверяют. Да и самих стран, способных стать клиентами фонда, становится все меньше. Самые продвинутые из них, например восточноевропейские государства, уже сумели встать на ноги и обходятся без денег и советов МВФ, а самые бедные и нуждающиеся вызывают сомнения у самого фонда в их способности к проведению реформ и возвращению займов.

Поговаривают, что у Хорста Келера не сложились "человеческие отношения" с новым президентом Аргентины Нестором Киршнером

К тому же жесткая критика Келера в адрес своих предшественников на посту главы МВФ не вылилась практически ни в какие серьезные шаги по преобразованию работы этой финансовой структуры. Политика, проводимая фондом в отношении Аргентины, а также выданный ей в 2001 году поддерживающий кредит в 8 млрд долларов, не спасли эту страну от дефолта в конце 2001-го - начале 2002 года. 30 млрд, выданные Бразилии, до сих пор вызывают неоднозначную оценку аналитиков, так как экономическая ситуация в стране продолжает оставаться весьма неустойчивой. К реальным успехам Келера, пожалуй, можно отнести лишь программу финансовой поддержки, предложенную в 2002 году Турции. Но это единственное достижение не может изменить общей неблагополучной картины деятельности фонда. МВФ по-прежнему не сумел четко определить свою роль в новой экономической реальности.

Среди претендентов на пост нового главы МВФ наиболее вероятной кандидатурой сегодня является министр финансов Испании Родриго Рато. Он - долгожитель среди европейских министров и имеет репутацию весьма трезвого стратега и неплохого дипломата. В отличие от Гордона Брауна, не оставляющего надежды поучаствовать в грядущих британских выборах, у Рато внутриполитических амбиций в Испании нет. Если МВФ возглавит именно Родриго Рато, возможно, фонду удастся найти общий язык с основными "проблемными" заемщиками - Аргентиной и Бразилией, но не более того.