Литва "очищается"

Владимир Скрипов
15 марта 2004, 00:00

Начавшийся в Литве процесс импичмента президенту должен подвести черту под скандалом, беспрецедентным по форме и по продолжительности

Восьмого марта, поздравив присутствовавших в зале дам, вице-спикер сейма Чесловас Юршенас объявил о начале обвинительного процесса (ОП - именно так в Литве именуют процедуру импичмента) против президента республики Роландаса Паксаса. Первый раунд продолжался всего минут десять - глава Верховного суда Витаутас Грейчюс, зачитав шесть пунктов обвинения, объявил перерыв в процедуре до тех пор, пока свой вердикт не вынесет Конституционный суд. Парламентарии, с облегчением вздохнув, разошлись.

Тут требуется пояснение. По уставу сейма президент может быть смещен со своего поста, если он совершил уголовное преступление или если в его действиях усмотрены грубые нарушения конституции и присяги. Во втором случае требуется решение КС, и только после этого члены сейма смогут проголосовать по импичменту, основой для которого служат материалы расследования, проведенного двумя комиссиями: парламентской и смешанной (половина ее членов -- депутаты сейма, другая половина - профессиональные юристы).

Обе комиссии работали почти четыре месяца, и вот наступила решающая фаза. Но для вынесения окончательного вердикта требуется еще и решение КС, и тут возникла проблема: как организовать работу так, чтобы побыстрее закрыть вопрос по Паксасу. Ведь 1 мая - судьбоносный день вступления Литвы в ЕС, и тем, кто затеял отставку президента, очень хочется успеть до этой даты.

Так возникло предложение прервать ОП, переложив, таким образом, всю процедурно-следственную волокиту на КС. В принципе парламентарии оставили за собой лишь обязанность проголосовать, приняв к сведению мнение КС, которое должно быть сформулировано к концу апреля.

Бомба

Вкратце история уникального политического скандала выглядит так. 20 октября президент Паксас представил сейму кандидатуру нового главы Департамента госбезопасности (ДГБ), в связи с чем уходящий директор ДГБ Мечис Лауринкус выступил с прощальной речью. Она произвела эффект разорвавшейся бомбы. В довольно обтекаемых фразах Лауринкус говорил о том, что ДГБ собрал якобы неопровержимые доказательства связей президентского окружения с местной и российской мафией; что помощники главы государства вмешиваются в вопросы, явно не входящие в их компетенцию; что сам президент не свободен в своих действиях. Спикер сейма Артурас Паулаускас потребовал от ДГБ подробностей и представленную сверхсекретную справку зачитал в присутствии десятка парламентариев. На следующий день в газетах появился ее полный текст.

С тех пор из СМИ льются потоки оперативной информации, а объясняется столь беспрецедентный по масштабам "слив" интересами демократии. Уже через неделю скандал стал объектом "политического расследования" - так квалифицировалась работа специальной парламентской комиссии, заседания которой транслировались в прямом телеэфире. С первых же дней скандала стало ясно, что его организаторы бьют по двум мишеням: по самому Паксасу и по бизнесмену Юрию Борисову, спонсору его избирательной кампании. Их отношения и стали основным предметом обсуждения.

Вначале президент, похоже, немного растерялся. В кратком обращении к нации он назвал случившееся "заговором", что не помешало ему сразу же уволить нескольких помощников. Однако вскоре он взял себя в руки и начал поездки по стране - они продолжаются и по сей день. Паксас игнорировал приглашения в комиссию и на всевозможные теледебаты, но ежедневно общался с народом в клубах провинциальных городков, опровергая инкриминируемые ему злодеяния. И это дало эффект: если в течение первых двух недель его рейтинг скатился ниже 20%, то затем пополз вверх и по февральским замерам уже достиг 46%.

Версия первая - официальная

Есть несколько версий, объясняющих политическую бурю в благополучной Литве. В интерпретации Лауринкуса и официальных следователей дело представляется следующим образом. Во-первых, г-н Борисов пожертвовал 1,2 млн литов (около 400 тыс. долларов) отнюдь не бескорыстно, и сразу после инаугурации стал требовать "дивиденды". Для начала он добился восстановления своего литовского гражданства, которое автоматически утратил после получения российского. Затем потребовал для себя пост помощника и другие блага (в обвинении фигурирует длинный список - вплоть до получения генеральского чина). Делаются намеки, что через Борисова шли и другие деньги, а российская фирма Almax, консультировавшая президентскую кампанию, якобы связана с российскими спецслужбами.

Факт присвоения Борисову гражданства президентским декретом КС уже признал незаконным, и теперь ему грозит депортация. Паксаса обвиняют в том, что, получая информацию из ДГБ, делился ею с Борисовым. Президента подозревают и в протекционистских действиях в отношении частной компании, с которой он когда-то был связан. И наконец, ему брошено обвинение в сборе информации о частной жизни более сорока граждан, которые не претендовали на государственные должности, в то время как почти всех своих помощников он набирал, не советуясь с ДГБ.

Политический стиль Паксаса его оппоненты называют вульгарным популизмом: он, дескать, делает ставку на низшие социальные слои, недовольные властью, поддающиеся на нереальные обещания, мечтающие о порядке и "твердой руке". Президента, создавшего собственную Либерально-демократическую партию, изображают как претендента в диктаторы и находят подтверждение этому даже в символике партии - орел с венком в когтях. Паксаса обвиняют и в том, что, став президентом, он попытался расширить свои полномочия и начал активно вмешиваться в деятельность правительства, стремясь сместить руководителей силовых ведомств (начальников ДГБ и полиции). Считается, что таким образом он выполняет волю российских спецслужб и международной мафии, использующей Литву как перевалочный пункт для контрабанды табачных изделий. Из этого делается вывод, что Паксас представляет угрозу демократии и подрывает авторитет Литвы в глазах Запада.

Версия вторая: месть элиты

Вторая версия распространяется сторонниками Паксаса. В соответствии с ней президентский скандал расценивается как спланированный, хорошо организованный и скоординированный реванш традиционных политических сил ("элиты") против новой когорты политиков ("маргиналов"), которые не желают играть по общим правилам и хотят перемен. Перемены же ассоциируются с заявлениями о борьбе с коррупцией и обещаниями существенно улучшить материальное положение беднейших слоев.

Для "элиты" Паксас всегда был чужаком. Первый раз это проявилось в конце 1999 года - тогда премьер Паксас отказался подписывать позорную и не выгодную для Литвы сделку с американской компанией Williams International о покупке акций литовского нефтекомплекса Mazеikiu Nafta и в знак протеста подал в отставку. Второе премьерство Паксаса (2001 год) тоже было непродолжительным. На сей раз его подвел партнер по коалиции - партия Новый союз (соцлибералы), которая переметнулась к социал-демократам. Из-за своей неуступчивости Паксас дважды менял партию: первый раз ушел от консерваторов, второй - от либералов.

На президентские выборы 2003 года Паксас шел в числе 17 претендентов. Его выход во второй тур вместе с Валдасом Адамкусом стал для "элиты" настоящим потрясением. Она сочла это вызовом и сплотилась, чтобы обеспечить победу Адамкусу: большинство кандидатов в президенты призвало свои электораты отдать голоса именно за него. Но это не помогло.

Победа Паксаса встревожила "элиту": новый президент, придя к власти, затеял ряд расследований - коррупция среди судей, крупномасштабная афера с незаконной скупкой земельных участков, когда в списках "хапальщиков" оказались тысячи должностных лиц, в том числе и депутаты сейма. Кроме того, Паксас начал форсировать следствие по Mazеikiu Nafta, которое грозило разоблачениями многим известным политикам. Вот тогда-то и родилась идея свергнуть президента, она отвечала и личным интересам главы ДГБ.

Версия третья: внешний заказ

В политологической среде бытует и третья версия, которую четко сформулировала автор публицистической телепередачи "Служба телевизионных расследований" Рита Гринявичюте. Суть этой версии - смещение Паксаса инспирировано из Брюсселя и Вашингтона.

Прежде всего в устранении Паксаса заинтересованы американцы: им очень не нравится попытка реанимировать в судебном порядке историю с Mazeikiu Nafta - в этой истории на всех этапах торчат уши официального Вашингтона. Достаточно вспомнить, как грозно реагировало американское посольство на попытку Паксаса во время его второго премьерства призвать Williams к ответу за бездарное хозяйствование. Литве пригрозили даже перекрыть путь в НАТО, если кто-нибудь предпримет хоть малейшую попытку ущемить интересы американского концерна. Есть у американцев и другой мотив - на посту президента Литвы их полностью устраивал "американский дядюшка" Адамкус. После его поражения на выборах из Литвы был отозван посол США Кейт Смит, его сменили на Стивена Малла. Новый посол признал в одном из интервью, что американские власти были заинтересованы в приходе Williams в Литву.

Интерес Брюсселя к персоне Паксаса менее очевиден. По версии Гринявичюте, там опасаются стран-новичков, способных формулировать собственное мнение. Европу, в частности, беспокоят претензии Литвы на лидерство в "Вильнюсской десятке", объединившей новых членов НАТО. В данном случае интерес к Паксасу опосредованный, скорее важна сама возможность выяснить, насколько послушна литовская политическая верхушка и "управляема" вся страна. Таковы версии, а истина, как обычно, где-то посередине.

Кто кого?

Скандал практически парализовал президентскую ветвь власти: с ноября Паксас ни разу не выезжал за границу, резко сократилось и число гостей извне. Литовское общество раскололось на две, почти равные, части. Сторонники президента объединились в движение "За справедливую и демократическую Литву", которое провело уже несколько крупных уличных манифестаций. А сам Паксас недавно объявил, если ему будет объявлен импичмент, то он будет участвовать в президентских выборах, которые должны состояться через два месяца после отставки. Активность же оппонентов президента дивидендов им не принесла. Эффект, скорее, обратный -наиболее злобные, как, например, спикер Паулаускас, теряют очки вместе со своими партиями.

Больше всех выгод от скандала получила недавно созданная Трудовая партия Виктора Успаских, к которой перешли симпатии литовцев, потерявших веру и в Паксаса, и в нападающих на него политиков. Если бы выборы состоялись сегодня, то победила бы именно эта партия. Остаются два вопроса: каковы шансы на импичмент? И кто победит на внеочередных выборах?

По первому вопросу большинство политологов склоняется к мнению, что судьба Паксаса предрешена - ведь ему противостоит практически вся политическая мощь страны. Правда, есть и сомнения, вызываемые поведением членов ведущей фракции сейма - социал-демократической (53 места из 137). Политологи считают, если хотя бы половина социал-демократов проголосует против отставки, то набрать необходимые для импичмента 85 голосов не удастся. На поведение депутатов может оказать влияние провинция, откуда выдвинуто большинство из них и где в основном Паксаса поддерживают. Осенью этого года в Литве состоятся очередные парламентские выборы, и тем, кто хочет остаться в сейме, небезразлично мнение избирателей.

Взять реванш на новых президентских выборах шансы у Паксаса гораздо выше - рейтинг позволяет. Важно и другое: будут ли серьезные соперники? Реальными представляются пока лишь две кандидатуры - Валдас Адамкус и нынешний премьер Альгирдас Бразаускас. Но первый уже отказался от участия, а второй пока думает.

И тут весьма важна позиция Успаских и его мощного электората, который по своему составу очень схож с президентским: социально не защищенные слои населения, ненавидящие "элиту". Сам Успаских на президентское кресло не претендует, так как не проходит по одному из условий - не является уроженцем Литвы. Представляется, что цель Успаских - стать премьером. И если Успаских сумеет договориться с Паксасом, то успех преследуемому президенту гарантирован.

Последние заявления Успаских свидетельствует скорее о том, что он намерен вести свою игру. Недавно он заявил, что его партия выдвинет на пост президента свою кандидатуру - человека, способного сплотить расколотое общество. И добавил, что эта персона не из политики. Поползли слухи, самые экзотические: знаменитый баскетболист Арвидас Сабонис. В ответ на расспросы журналистов Сабонис лишь смеется, но Арнольд Шварценеггер тоже до поры до времени не собирался в губернаторы Калифорнии.

Вильнюс