О следующих выборах

Александр Привалов
15 марта 2004, 00:00

На прошлой неделе партия "Яблоко" подала в областные суды иски о признании недействительными итогов декабрьских выборов в 170 округах, то есть в трех четвертях всех округов страны. Это очень хорошо: переход от разговора о нарушении своих прав к попытке их судебной защиты полезен всегда. Шансы "Яблока" на победу в судах невелики, но лиха беда начало. Глядишь, с вхождением в моду таких исков знаменитые "вбросы" войдут в приемлемые рамки, а там и вовсе отомрут.

На прошлой же неделе группа политических и общественных деятелей объявила о начале реализации "программы действий, направленных против использования административного ресурса на выборах". Среди направлений работы заявлены и жесткий мониторинг избирательных кампаний, и защита избирательных прав в судах, и законотворчество, и просветительство.

Это начинание также нельзя не приветствовать. Хроника последней кампании изобилует красотами, прямо непристойными. Пришибеевское рвение вкупе с пришибеевским же скудоумием чиновных сторонников действующего президента давало "на местах" такие дикие результаты, как предъявление требований иметь при себе открепительные талоны и лицам, сажаемым в тюрьму, и даже обитателям дома скорби. Масштабы применения административных рычагов можно оценивать по-разному, но факт такого применения неоспорим - и бороться с ним необходимо. Только не худо бы представлять себе, что эта борьба может дать - и чего она дать заведомо не сможет.

Общественный контроль и неукоснительное судебное преследование обнаруженных нарушений действующих законов - как сами по себе, так и вместе с более широким движением исков против чиновничьих злоупотреблений - смогут, я надеюсь, заметно повысить минимальный уровень приличий. Создание общественного теле- и радиовещания, о котором говорят в этом же контексте, - затея чрезвычайно и многообразно полезная. Все это, повторяю, нужно делать.

Но главной проблемы, тревожащей создателей фонда "За честные выборы", все это не разрешит. Главной-то проблемой они считают практическую безальтернативность выборов президента. Стратегия борьбы базируется на предположении, что "выборы без выбора" стали плодом планомерной деятельности Кремля по замене одного за другим элементов демократического механизма на одноименные "дурилки картонные" из псевдодемократии советских времен, а без пропутинских ухищрений власти те же самые выборы 14 марта оказались бы истинно конкурентными и безумно увлекательными. К сожалению, все не так просто.

Почти прав Г. А. Явлинский, когда говорит, что "существует всего три условия политической конкуренции: должна быть хотя бы относительно независимая судебная система, независимые СМИ и возможность создания независимого финансирования партий. Без этих трех предварительных условий никакая политическая конкуренция невозможна". Но в его тираде есть лишнее слово "всего": названные им три условия можно при желании считать необходимыми (если отвлечься от вопроса, что есть следствие чего), но никак нельзя считать достаточными. Поставим мысленный эксперимент: пусть в России действуют идеальные суды, оперативно пресекающие малейшее нарушение законов о выборах. Этого, на самом-то деле, было бы абсолютно достаточно, но продолжим: пусть СМИ свободны от административного давления; пусть каждый, кто желает финансировать малышкинскую ли, глазьевскую ли кампанию, делает это вполне безбоязненно. Теперь вопрос: при этих условиях были бы выборы по-настоящему конкурентными? Разумеется, нет. Возможно, гордая троица Глазьев-Хакамада-Харитонов набрала бы голосов не на пять, а на целых семь копеек; но, возможно, набрала бы всего на три: лишившись ореола гонимости и пространнее поговорив с избирателем, кандидат отнюдь не наверняка умножит своих сторонников.

Кстати говоря, почему, жалуясь на административный зажим, все склоняли только три фамилии? Почему никто не сетовал, что власть не дает простора агитации бурного Малышкина или политически покойного Рыбкина? Да потому, что было очевидно: ни тот ни другой президентом быть в принципе не может. Так разве про остальных то же самое не было очевидно?

Россия уже насмотрелась на людей, на ее шкуре обучающихся азам государственного управления, - кандидат, не доказавший способности управлять чем-то существенно большим, чем избирательный штаб, не может и не должен становиться президентом. В России, к счастью, очень мало кому нужна революция - кандидат, начинающий и заканчивающий свои речи утверждением, что все делается не так и все надо начинать с чистого листа, не может и не должен становиться президентом. Коротко (возможно, слишком коротко) говоря, человек, не игравший внятной обществу роли в управлении страной - будь то в действующей власти или в действующей оппозиции, которая отличается от оппозиции говорящей по совершенно очевидным признакам, - явно не годен в претенденты на высший пост.

Мне скажут: вот-вот; теперь еще расскажи о нужности операции "Преемник-08" - и совсем все станет понятно! Да не о том речь. Реальная состязательность выборов действительно остро необходима; но сегодня ее взять неоткуда - передел эфира двух телеканалов тут ничего не даст. Для состязательности нужно больше одного варианта внятной стратегии развития страны, а сегодня и одного-то толком нет. Оппозиционная часть политического класса делится с нами своими мнениями о том, что нужно делать, - мнениями, базирующимися на банальных учебниках, но не опирающимися на знание того, что происходит в стране. Приход их кандидатов, будь то "левых" или "правых", к власти не хочется даже представлять себе в деталях - тем менее за него голосовать. Властвующая часть политического класса клянется в верности курсу президента, не пытаясь ни объяснить публике, ни понять, в чем конкретно она клянется. Их кандидаты на выборах - пересоленная карикатура на "борьбу нанайских мальчиков".

Стратегия развития страны, основанная на достоверном знании и ее нынешних реалий, и ее истории, стратегия четкая и вариативная не появится сама собой. Ее нужно делать. И если эта работа за четыре года не будет доведена до известной степени готовности, выборы-08 снова окажутся практически безальтернативными - даже если административный ресурс будет искоренен начисто.