Очищение начинается

Дмитрий Лепетиков
22 марта 2004, 00:00

Банк России ужесточает требования к кредитным учреждениям, желающим работать с населением

В последний день своей работы, 30 ноября 2003 года, третья Государственная дума приняла давно ожидавшийся закон о страховании банковских вкладов населения. Формирование общепринятого в мировой практике, но нового для нас механизма еще только начинается, но первые значимые изменения в российской финансовой системе уже произошли. Прежде всего в сфере банковского надзора.

Формально в законе не прописаны критерии допуска банков в систему страхования (что равносильно разрешению привлекать вклады населения). Есть только требование "финансовой устойчивости" банков. Однако и этого было достаточно, чтобы Банк России серьезно обновил и расширил содержание этого понятия. Уже в январе ЦБ выпустил несколько нормативных актов, заметно меняющих акценты надзора. Это Указание Банка России N1379-У от 16 января 2004 г. "Об оценке финансовой устойчивости банка в целях признания ее достаточной для участия в системе страхования вкладов" и Положение Банка России N248-П от 16 января 2004 г. "О порядке рассмотрения Банком России ходатайства банка о вынесении Банком России заключения о соответствии банка требованиям к участию в системе страхования вкладов".

Финансовая устойчивость банка будет оцениваться по нескольким критериям, некоторые из которых уже давно учитываются в практике банковского надзора, а другие только сейчас получили нормативный статус. К первым относится оценка капитала, активов и ликвидности, ко вторым - оценка доходности банковских операций, а также качества управления банком, включая систему контроля за рисками и прозрачность структуры собственности. Именно введение качественных критериев является ключевым элементом новой Стратегии развития банковского сектора - этот документ, как ожидается, новый премьер подпишет в ближайшее время.

Процедура оценки достаточно сложна и многоступенчата. По каждому направлению рассчитывается несколько (от трех до десяти) показателей, по их значениям банки делятся на три или четыре группы, затем рассчитывается средняя оценка, взвешенная в зависимости от важности того или иного показателя. При этом банк должен получить удовлетворительную оценку по всем группам, для чего достаточно попасть по большинству показателей в "идеальную" первую или "хорошую" вторую группу, по некоторым показателям допускается "удовлетворительная" третья. Несомненно, в банках уже занимаются подобными расчетами, и мы не будем влезать в арифметические дебри. Но и без этого можно заметить много интересного.

Уточнение нормативов

В основе группы показателей, определяющих достаточность и качество капитала, лежит всем хорошо известный норматив Н1 (отношение капитала к активам, взвешенным с учетом риска), дополненный еще двумя показателями - отношением капитала к рискованным активам и отношением дополнительного (в основном это переоценка имущества, субординированные кредиты и привилегированные акции) и основного капитала. Новизна здесь в количественных оценках. Банк, в точности выполняющий норматив Н1 (сейчас его значение составляет 10% для крупных и 11% для мелких банков), попадает в наихудшую группу. Для того чтобы оказаться хотя бы во второй группе, считающейся хорошей, необходимо, чтобы значение показателя составило 11 и 12% соответственно. Практика показывает, что нормально работающий банк выполняет Н1 со значительным запасом, так что особых проблем такое неявное его повышение на один процентный пункт банкам не принесет. Но оно позволит отсечь от системы страхования банки, балансирующие на грани допустимого.

Если требование к минимально допустимой величине капитала в 5 млн евро будет жестко соблюдаться, в течение ближайших шести лет общее количество банков в России может сократиться примерно вдвое - до 600-700

Группа показателей оценки качества активов базируется в основном на оценке качества ссуд и величины сформированных банком резервов. Важным новшеством здесь является то, что если раньше Банк России нормативно отслеживал только ссуды четвертой, наихудшей, группы (просроченную и безнадежную задолженность), то теперь внимание уделяется и ссудам второй и третьей группы, в которые попадают кредиты, выданные на нестандартных условиях, а также кредиты, по которым допущены незначительные нарушения, такие, как просрочка уплаты процентов на несколько дней. Тем самым Банк России стремится дисциплинировать отношения банков с клиентами. При этом условия банкам диктуются не слишком жесткие: идеальной считается ситуация, когда просроченная задолженность не превышает 4% кредитного портфеля - при том, что в конце 2003 года этот показатель по банковской системе в целом не превышал 2%. Ну а критическим является рубеж в 18%, что даже по самым мягким критериям чересчур много для нормальной работы банка.

Коснулись изменения и трактовки качества ссуд. Во-первых, теперь Банк России практически приравнивает просроченные ссуды к безнадежным, хотя это далеко не всегда так (обычно безнадежная задолженность существенно меньше просроченной). Во-вторых, косвенно признается сложившаяся практика, когда, имея возможность создавать резервы в рамках определенного интервала (например, от 20 до 50%), банки выбирают минимум.

Показатели степени концентрации рисков опять-таки основаны на действующих нормативах: Н7 (максимальный размер крупных кредитных рисков), Н9.1 (максимальный размер кредитов своим участникам) и Н10.1 (совокупная величина риска по инсайдерам банка). Примечательно, что требования по крупным кредитным рискам и по инсайдерам заметно ужесточены. Для попадания в "хорошую" вторую группу их значения должны быть почти вдвое лучше по сравнению с действующими значениями нормативов. Тем самым Банк России четко дает понять, что не одобряет работу с населением кэптивных банков.

Наиболее широко представлена группа показателей оценки ликвидности - их набирается целых десять. Основными являются нормативы мгновенной, текущей и общей ликвидности (Н2, Н3 и Н5 соответственно), рассчитываемые по инструкции N1. Однако примечательно, что некоторые виды банковских операций удостоились отдельных показателей. В частности, это показатель зависимости от межбанковского рынка и риска собственных вексельных обязательств. И хотя численные критерии по ним довольно мягкие: для попадания во вторую, "хорошую", группу необходимо иметь в пассивах не больше 18% чистых МБК (привлеченные МБК - размещенные МБК) и 75% собственных векселей, очевидно, что Банк России не считает целесообразным работу с населением тех банков, у которых пассивы в значительной степени формируются на межбанковском и вексельном рынках.

Требования к доходности

В соответствии со вполне разумным утверждением "устойчивый банк = доходный банк" в систему показателей впервые вводятся нормативные требования к доходности банковского бизнеса, причем не только к рентабельности (к активам и капиталу), но и к структуре доходов. В частности, с точки зрения Банка России хорошо, когда основным видом доходов является процентная маржа, а плохо, когда высокий удельный вес имеют так называемые доходы от разовых операций (реализация основных средств, штрафные санкции и т. п.). Такой подход позволяет отсечь от системы страхования банки, внезапно ставшие высокодоходными.

Отдельным нормативом регулируется отношение административно-управленческих расходов к чистым операционным доходам (желательное значение - не выше 85%), что может трактоваться как призыв жить по средствам. Весьма любопытен также показатель чистого спрэда по кредитным операциям, смысл которого в максимизации разницы между отдачей от ссудной задолженности и расходами по процентным выплатам. Здесь заложена вполне здравая идея сохранения процентной маржи.

Впрочем, нормативы рентабельности, предлагаемые Банком России, весьма гуманны: идеальным считается банк, обеспечивший рентабельность к активам на уровне 1,5%, к капиталу - 8%. При этом, по нашим оценкам, по итогам 2003 года в целом по банковской системе эти показатели составят 2,2-2,3 и 13-14% соответственно. Иными словами, для надзирающих важнее не величина дохода, а его стабильность.

На суд экспертизы

И наконец, в новых нормативных документах вводится порядок оценки качества управления. Оценка складывается из трех основных элементов: прозрачность структуры собственности, эффективность контроля за рисками и адекватность службы внутреннего контроля. Здесь и возникает качественный анализ, выделяемый в Стратегии развития банковского сектора и рекомендованный международными организациями. Его проведение требует не расчета коэффициентов по известным формулам, а постановки уполномоченными сотрудниками территориальных учреждений Банка России качественных экспертных оценок по шкале "всегда", "в основном", "частично" и "никогда". Разница между "всегда" и "никогда" обычно очевидна, а вот отличия между "в основном" и "частично" куда более тонкие. Но именно здесь и пролегает граница между удовлетворительным и неудовлетворительным с точки зрения оценки финансовой устойчивости состоянием банка.

Банк России требует раскрытия подробной информации, как по собственникам, так и по процедуре принятия решений в банках. При этом объемы информации, которая может быть запрошена, настолько велики, что процедура анализа чрезвычайно трудоемка. Необходим, в частности, анализ протоколов собраний акционеров и советов директоров и прочих документов, определяющих полномочия того или иного лица, принимающего решения (кто кого и куда выдвигал, за кого голосовал и т. д.). Практика показывает, что в успешно работающих банках ключевые решения протокольно оформляются единогласно (дискуссии носят исключительно рабочий характер), а наличие разногласий, отраженных в протоколе, свидетельствует о явном неблагополучии. Таким образом, всегда остается возможность запросить разъяснения и уточнения.

Отдельно предлагается рассматривать зависимость от резидентов офшорных зон. Критическим считается уровень в 40%, а оптимальным - менее 10%. При этом в отличие от ситуации с открытием корреспондентских счетов в банках других стран офшоры не делятся на "плохие" и "хорошие".

Анализ системы контроля за рисками и службы внутреннего контроля фактически сводится к проверке наличия и выполняемости внутренних банковских документов. Это является дополнительным стимулирующим фактором в совершенствовании внутрибанковского документооборота.

Появление качественной составляющей является безусловным шагом вперед в развитии банковского надзора, но при этом неизбежно привносится элемент субъективизма. При не слишком хороших отношениях кредитного учреждения и территориального управления Банка России споры о полноте или неполноте предоставленных банком сведений могут продолжаться бесконечно долго.

В запасе полгода

Документ о введении в действие процедуры признания финансового положения банка устойчивым предоставляет банкирам шесть месяцев для того, чтобы решить: стоит ли игра свеч. В свою очередь, у Банка России есть еще девять месяцев, чтобы провести проверку. Времени не так много, но для банка стабильного, хотя и имеющего некоторые проблемы с новыми показателями, вполне достаточно. Тем более что на сегодняшний день, по нашим экспертным оценкам, большинство из 1190 кредитных организаций, имеющих право привлекать вклады населения, - а это почти 90% всех действующих банков - указанным критериям должны соответствовать.

В рассматриваемых документах не устанавливается количественных ограничений, то есть и мелкий банк, удовлетворяющий всем необходимым требованиям, сможет работать с населением. Однако не стоит надеяться, что идея активного стимулирования укрупнения банков забыта. В уже упоминавшейся Стратегии развития банковского сектора предполагается установление минимально допустимого размера капитала банков (к началу 2007 года - 5 млн евро). Однако в отличие от более ранних в новом документе оговаривается, что до начала 2010 года в системе допускается существование банков, созданных ранее 2007 года и имеющих капитал менее 5 млн евро при условии, что этот капитал не снижается. По нашей оценке, на конец 2003 года капиталом более 5 млн евро обладало 250-300 банков, к 2007 году этому критерию (при условии устойчивого роста банковской системы) может соответствовать уже до 400-500 учреждений, а к 2010 году - 600-700.

Так или иначе, чистка начинается, и в первом полугодии 2005 года мы можем увидеть несколько другую банковскую систему, более понятную как для надзорных органов, так и для вкладчиков.