Ноу-хау китайской кухни

Елена Рыцарева
22 марта 2004, 00:00

Китайцы уже не хотят просто копировать чужие высокие технологии - в стране созданы все предпосылки для инновационного рывка по собственным рецептам

Полвторого ночи. Мы сидим в темном кафе за столом, покрытом прожженной сигаретами скатертью, пьем довольно приличное местное сухое красное вино, которое с трудом удалось найти в иероглифическом меню. За окном к прохожим пристают попрошайки, завлекают красными фонариками массажные салоны (в них, кстати, действительно делают массаж) и бесконечно жарят и варят, вялят и маринуют птицу и рыбу, жаб и черепах, кузнечиков и шелкопрядов. Это Южный Китай, где едят все, что летает, бегает и ползает. Впрочем, наша цель - не секреты приготовления черепах. Наша забегаловка находится в центре китайской Силиконовой долины - свободной экономической зоны Шэньчжэнь. Всего в нескольких шагах от нас - небоскребы, хайвэи, высокотехнологичные производства. Мы пытаемся понять, действительно ли Китай стал технологической державой, насколько далеко сумел он уйти от копирования западных образцов и существуют ли другие китайские ноу-хау помимо великолепной и чрезвычайно разнообразной кухни.

Обитель коммунизма

Реформы в Китае стартовали в начале 80-х, но чисто внешне здесь до сих пор коммунизм. Солдаты на площади Тяньаньмэнь, пост номер один у алого стяга с пятиконечными звездами (фотографировать запрещается), почитаемый мавзолей Мао. На предприятиях по-прежнему действуют коммунистические организации, правда, теперь руководителям частных компаний необязательно быть членами КПК. Все газеты - государственные, однако про острые проблемы вроде СПИДа или куриного гриппа пишут. Китайские граждане не могут свободно покупать доллары. Но как средство сбережения они китайцам и неинтересны - уже много лет курс юаня к доллару, устанавливаемый свыше, стабилен - 8,2.

Свободные экономические зоны открыты для предпринимательства, но запросто туда приехать китаец не может - нужен специальный пропуск, не говоря уже о Гонконге - для поездки туда требуется виза. Поездки за границу для большинства даже сравнительно благополучных городских жителей по-прежнему в диковинку. В деревне живет 80% населения, и здесь царит настоящая бедность. Причем в отличие от наших пожилых крестьян китайским не платят даже пенсию.

Зная все это, к китайской экономике надо бы относиться весьма скептически. Но почему же сюда как из рога изобилия сыплются инвестиции со всего мира? Почему американцы, забыв про нарушения прав человека, открывают в Китае сотни предприятий? Почему самодостаточные японцы уже не могут прожить без квалифицированной китайской рабочий силы и только увеличивают производственные мощности в Поднебесной? Ступив на китайскую землю, сразу понимаешь: ключевое слово здесь - "инфраструктура".

Сделайте климат мягким

Великолепная и чрезвычайно разнообразная кухня - самое известное в мире китайское ноу-хау

Аэропорты, дороги, связь - все в китайских мегаполисах уже на высшем мировом уровне. Когда въезжаешь в Пекин по пятому транспортному кольцу, гладкому, с великолепной разметкой, несмотря на только что кончившуюся зиму, с внятными указателями и на китайском, и на английском, чувствуешь, будто приехал из глубокой северной провинции. Приятное удивление возникает, и когда вдруг по телевизору находишь круглосуточный высокопрофессиональный деловой канал про китайскую экономику на английском языке, и когда в отеле обнаруживаешь бесплатный высокоскоростной доступ в Интернет. Завести счет в банке для иностранца - пара пустяков.

Однако дело не только в транспорте и коммуникациях, не меньшее впечатление производит и инфраструктура, выстроенная в чиновничьих документах. Вот пример: скромная 16-страничная вкладка в еженедельном англоязычном журнале Bejing Review. Называется она ни много ни мало "Каталог высокотехнологичных продуктов, наиболее предпочтительных для иностранных инвестиций". Министерство науки и технологий и министерство коммерции, которые составили этот документ, из общего каталога из 721 китайского хайтековского продукта отобрали 196. Их, как пишут чиновники, Китаю надо развивать во что бы то ни стало, но пока он существенно отстает в этом от других стран. В каталоге перечислены новые материалы и типы источников энергии, оптическое оборудование связи и гражданские вертолеты, не забыты охрана окружающей среды и исследования океана. Вот она - госполитика в области науки. То, о чем так долго толкуют российские чиновники, но пока безрезультатно. А тут - "просим вас помочь в 196 пунктах, будем очень рады. А уж теплый прием обязательно обеспечим". И инвестиции идут туда, куда нужно амбициозной китайской экономике, намеренной конкурировать с экономиками самых развитых стран.

Самый теплый во всех смыслах прием инвесторов ждет на юге в Шэньчжэне - первой китайской свободной экономической зоне, которая была основана в 1980 году. Мягкий влажный климат (в начале марта плюс двадцать), рядом - незамерзающий порт Гонконг. Налоговый климат тоже впечатляет: первые три года существования любое предприятие в СЭЗ совсем освобождается от налогов, еще два года платит половину. Хайтековские компании, в которых заинтересована национальная экономика, получают еще больше привилегий.

Что такое инфраструктура в Шэньчжэне? К дорогам, аэропорту прибавились и работающая 24 часа в сутки таможня, и технопарк, и огромный выставочный центр, и университет, поставляющий свеженьких выпускников местным предприятиям, и парки для отдыха на берегу океана, и англоязычный сайт местной власти, целиком ориентированный на иностранных инвесторов.

В начале 80-х Шэньчжэнь был городком, где обитало 30 тыс. жителей. Теперь это семимиллионный современный город с одним из самых высоких уровней жизни в Китае, с небоскребами, спорящими по неординарности с соседним Гонконгом, с 120 тысячами предприятий, большинство из которых занято в сфере высоких технологий. Сюда охотно идут иностранцы. Сейчас в СЭЗ Шэньчжэнь зарегистрировано 21883 совместных предприятия. Только в прошлом году создано 2188 новых компаний, ими было инвестировано 3,84 млрд долларов. А всего по итогам 2002 года ВВП Шэньчжэня составил 225 млрд юаней (более 27 млрд долларов). В 2003 году прогнозируется как минимум 30 млрд (окончательные данные пока не опубликованы).

Хайтек - главная сфера деятельности в самом богатом городе Китая. Электронная и информационная индустрия по итогам 2002 года составила 53,6% в общем обороте СЭЗ. Чего только ни делается в Шэнчьжэне - и компьютерные клавиатуры, и драйверы для жестких дисков, и принтеры, и волоконно-оптические кабели, и жидкокристаллические мониторы.

В последнее время потянулись сюда и иностранные венчуристы, на конец прошлого года их в Шэньчжэне было 187, и инвестировали они за прошлый год, по данным агентства "Синьхуа", 1,5 млрд долларов. Объекты для вложений - информационные технологии, новые материалы, компьютерные сети, биофармацевтика. Впрочем, главные налогоплательщики в Шэньчжэне по-прежнему китайцы. Крупнейший из них -телекоммуникационная компания Huawei.

Китайская сборка

Небоскребы, дороги, телекоммуникации, производственные линии - все это в мегаполисах Поднебесной уже на высшем уровне

Корпоративный миф о Huawei еще не сформирован. Нет пока у Huawei и жесткой идеологии - как у соседних японских компаний. Известно, что она была основана в 1988 году группой частных лиц, которые до этого занимались торговлей оборудованием связи. Сами учредители - люди непубличные, былое вспоминать не любят, но кое-что об этапах формирования Huawei узнать удалось. Первым продуктом Huawei была аналоговая учрежденческая АТС, затем в конце 1990-го ей удалось выпустить цифровую. В то время конкуренция среди местных производителей на рынке связи Китая была очень высока - существовало более десятка небольших компаний, и первые шаги давались Huawei c трудом. Но то ли сотрудники Huawei были более настойчивыми, то ли конкуренты оказались слабыми, но в итоге Huawei вырвалась в лидеры рынка, а местных производителей сейчас осталось всего три - ZTE, Julong и Datang, и их суммарный оборот не превышает и половины оборота Huawei. В 1992 году компания выпустила первый цифровой коммутатор, в конце 1994-го - оборудование для оптических сетей, в 1995-м - оборудование для сетей мобильной связи, в 1997 году - системы передачи данных, в 2003-м - мобильные телефоны.

Как Huawei удалось столь быстро овладеть технологией производства весьма сложного оборудования, так и осталось загадкой. Американские производители телекоммуникационного оборудования любят обвинять Huawei в копировании своей продукции, одни говорят, что китайцы взяли их телефонную станцию, другие утверждают то же самое о системах передачи данных. Но единственный публичный иск окончился ничем. В январе 2003 года американский производитель сетевого оборудования Cisco Systems обвинил китайскую компанию в воровстве программного кода своих маршрутизаторов и коммутаторов, технической документации, программного интерфейса. Однако уже осенью американцы поняли тщетность своих попыток, и 1 октября между Cisco и Huawei было заключено мирное соглашение. Huawei внесла некие изменения в свои маршрутизаторы и коммутаторы, а Cisco сняла все свои претензии. Конечно, так и остается без ответа вопрос, как при затратах на исследования и разработки на порядок меньших, чем у западных лидеров отрасли, компании удается выпускать и совершенствовать почти весь спектр оборудования связи (в 2003 году Huawei потратила на исследования и разработки 385 млн долларов, Cisco Systems - 3,135 млрд долларов, Nokia - 3 млрд евро, Lucent Technologies - 1,488 млрд долларов). Но, так или иначе, гранды мирового рынка уже признали Huawei. В октябре 2002 года Huawei совместно с японским гигантом NEC создала в Шанхае лабораторию по разработке систем третьего поколения мобильной связи. В марте 2003 года, не выдержав конкуренции в Азии, сдался производитель сетевого оборудования 3Cом. Компании создали совместное предприятие 3Com-Huawei, где Huawei владеет контрольным пакетом акций. Вклад Huawei в совместное предприятие - маршрутизаторы среднего и младшего уровня, LAN-коммутаторы, а также связанный с этими продуктами бизнес. 3Com вложила в новую компанию денежные средства и отдала в ведение СП бизнес-операции в Китае и Японии. В июне 2003 года китайцы вместе с Ericsson, NEC, Nortel Networks и Siemens создали альянс для совершенствования технологии использования радиочастот базовыми станциями сетей мобильной связи. В феврале нынешнего года китайцы создали СП с Siemens. Вместе они будут создавать оборудование мобильной связи для стандарта третьего поколения TD-SCDMA. Кстати, его планируют внедрять пока только в Китае.

Штаб-квартира Huawei - это современные светлые здания постройки известной гонконгской компании Wangdong, люди в белых халатах на конвейере, полностью автоматизированный склад, где хранится 60 тыс. комплектующих, а затем по многометровому мосту они автоматически перемещаются по транспортеру на производство, корты и бассейн для сотрудников. Вот что такое "китайская сборка" сегодня. Конечно, коллеги-журналисты видели и склады побольше, и производственные линии поинтенсивнее, и рабочие общежития попросторнее. Но в целом для пятнадцатилетней компании, созданной буквально на пустом месте, это серьезное достижение. А ведь еще у Huawei есть шесть исследовательских центров в Китае, группа программистов в индийском Бангалоре, разработчики сотовой инфраструктуры для стандарта третьего поколения мобильной связи WCDMA в Стокгольме, исследователи в американском Далласе и, наконец, исследовательская лаборатория в Москве, где разрабатывают оборудование для систем мобильной связи cdma450.

Опора на местный рынок

Huawei, конечно, повезло с конъюнктурой. В первую очередь с местным рынком. В начале 80-х услугами связи пользовалось меньше 1% китайцев, и государство провозгласило политику опережающего развития телекоммуникационной инфраструктуры. Китаю было необходимо дешевое оборудование связи, спрос не могли полностью удовлетворить даже многочисленные СП с западными партнерами. Тут и подоспели местные производители. Huawei удалось стать лидером. Конечно, цена является важным конкурентным преимуществом большинства изделий Huawei, но есть и другие.

Кроме цены клиентов привлекает и быстрота реагирования на их запросы. Нет у Huawei огромной бюрократической машины, свойственной трансконтинентальным компаниям. Свежий пример - оборудование для создающихся сетей технологии cdma450. Инфраструктуру для них делают уже пять производителей, а самих телефонов до последнего времени было всего два - малоизвестных корейских фирм. Поняв нужды операторов, Huawei очень быстро наладила выпуск своих терминалов. Надо клиенту - быстренько соберем, переделаем, построим. Китайские инженеры за скромную зарплату монтировали сети сотовой связи там, куда западный коллега не поехал бы и за десять тысяч долларов в месяц, - и в горах Тибета, и в норильской вечной мерзлоте, и в Аравийской пустыне. А инженеров выбирать есть из кого. Сейчас конкурс в китайские вузы зачастую превышает сто человек на место. Но высшее образование не гарантирует трудоустройства. По окончании университета - снова конкурс. Так что Huawei, как и многим другим китайским компаниям, легко отбирать молодых специалистов.

И по сей день внутренний рынок - важнейший для Huawei. Тем более что сейчас он стал самым большим в мире. Услугами проводной связи в Китае пользуются, по данным на конец января 2004 года, 268 млн человек, мобильной - 276 млн. Причем за 2003 год число сотовых абонентов выросло на 60 млн. И большинство новых абонентов обслуживала инфраструктура Huawei. Теперь легко понять, почему Huawei вырвалась на первое место в мире по числу поставленных на рынок в 2001-2003 годах АТС (по количеству портов). Растет не только голосовая связь, но и такие современные услуги, как широкополосный доступ в Интернет по технологии DSL (digital subscriber line), позволяющей по обычной медной телефонной линии передавать сотни килобайт информации в секунду. По итогам 2003 года Китай вышел на первое место в мире по числу абонентов DSL - 10,95 млн, обогнав Японию (10,27 млн) и США (9,12 млн), свидетельствуют данные DSL Forum. Услуги эти в Китае сравнительно дешевы. Безлимитный доступ в Интернет по технологии ADSL стоит 30 долларов в месяц, 20 часов в месяц стоят 4-7 долларов в зависимости от города (в Москве эту услугу под торговой маркой "Точка.ру" предлагают по ценам в пять-десять раз большим). Причем конкуренция в этой сфере такова, что ADSL-модемы пользователям раздают бесплатно.

Местные красавицы - единственное китайское достояние, которое пока еще не стало предметом экспорта

В 2004 году, по прогнозам китайского правительства, в ИТ и телекоммуникации будет инвестировано 25 млрд долларов. Так что заказами на оборудование Huawei просто завалена.

Что касается внешних рынков, то тут экспансия Huawei, как и других высокотехнологичных компаний, пользуется государственной поддержкой. Это ясно видно на примере России, которая, кстати, стала первой зарубежной страной, куда начало поставляться оборудование Huawei. В 2002-2003 годах российский Внешторгбанк и госбанки Китая подписали четыре внешнеторговых соглашения, предусматривающих выделение российской стороне 600 млн долларов для финансирования контрактов российских импортеров на закупку оборудования китайских производителей. После этого бизнес Huawei в России стал расти еще быстрее. За 2003 год оборот компании удвоился и, по данным Huawei, в России и странах СНГ достиг 270 млн долларов. Летом 2003 года правительство Китая подарило правительству РФ оборудование DWDM производства компании Huawei для участка Москва-Самара магистральной сети российского оператора дальней связи "Ростелекома". Неудивительно, что после такого подарка "Ростелеком" по результатам тендера выбрал Huawei в качестве поставщика оборудования DWDM для оснащения других участков этой линии от Самары до Новосибирска. Впрочем, кроме подарка были у "Ростелекома" и другие резоны: Huawei предложил и привлекательную цену, и самые короткие сроки поставки и монтажа - всего три месяца.

Этап копирования заканчивается

Тему копирования в Huawei очень не любят. Между тем именно по этому пути идет вся китайская экономика. Китайцы учатся производить, учатся делать хайтечные продукты. И это у них получается. Как отмечает глава компании "Техноконсалт" Сергей Симаранов, имеющий многолетний опыт сотрудничества с хайтек-компаниями Китая, "уж если китайцы начинают что-то производить, во всех остальных странах надо закрывать производства. Такой дешевой и одновременно организованной рабочей силы нет нигде в мире". Мало кто знает, что в Китае производится 35% всех мобильных телефонов, 40% цветных телевизоров, 55% цветных дисплеев. Только все это поступает на рынок под чужими брэндами. Трудно найти лидера хайтек-отрасли, который не имел бы производства в Китае. Равно как и трудно найти китайский товар, который был бы широко известен за границами Поднебесной. Полки пекинских магазинов полны мобильными телефонами, электрочайниками и радиоаппаратурой местного производства, но дальше квартиры китайского обывателя они не идут.

В 2003 году китайская индустрия ИТ и электроники произвела продукции на 1,88 трлн юаней (227 млрд долларов), увеличившись на 34%. И эта отрасль стала крупнейшей в экономике Китая. Оттуда было экспортировано высокотехнологичных продуктов на 110 млрд долларов, на 63% больше, чем в 2002 году.

Китайцы копируют не только технологии, но и образ жизни. Особенно это видно в Шэньчжэне, который, судя по всему, задумывался как противовес тогда еще вражескому Гонконгу. В Шэньчжэне нам удалось обнаружить парк "Окно в мир", полный копий мировых достопримечательностей, а в нем - шоу, напоминающее некое бродвейское действо. Общежитие для сотрудников на территории Huawei - явная копия американского кампуса.

Китайцы не только научились производить массовый продукт, они сегодня учатся копировать и высокотехнологический эксклюзив. Полет ракеты с тайконавтом - тому самый яркий пример. А на 2010 год запланирован полет на Луну. Производят в Китае и оригинальные ядерные реакторы, причем мощностью до 1500 МВт (Россия, бывшая в 80-е лидером в этой технологии, теперь вынуждена догонять Китай), умеют делать в Поднебесной и суда (в прошлом году их было экспортировано на 3 млрд долларов), и современные турбины для ГЭС. Та же Huawei сейчас производит системы мобильной связи последнего - третьего - поколения, причем побеждает с ними в международных тендерах.

Как отмечает Сергей Симаранов, "конечно, китайцы все еще догоняют, но разрыв между ними и развитыми экономиками все время уменьшается". Китай уже интегрирован в мировой высокотехнологичный бизнес. Инфраструктура создана, опыт есть, осталось сделать последний шаг - научиться работать не по чужим рецептам, а придумывать свои новые. Вот тогда китайские технологические брэнды станут в мире такими же популярными, как и китайские рестораны.