Отложенный момент истины

Юрий Симонян
22 марта 2004, 00:00

Тбилиси удалось сохранить за собой право дистанционного контроля за Аджарской автономией и отложить на неопределенное время решение судьбы грузинской государственности

Четырех часов хватило президенту Грузии Михаилу Саакашвили для того, чтобы договориться с главой Аджарии Асланом Абашидзе. О компромиссах при этом говорилось в одностороннем порядке - автономия должна подчиниться требованиям Тбилиси. Чрезвычайное положение и комендантский час, действовавший в автономии в течение пяти кризисных суток, отменяются; Батуми гарантирует безопасность предвыборной парламентской кампании для оппозиционных партий. Сами парламентские выборы, назначенные на 28 марта, по заверениям главы автономии, пройдут в демократичной обстановке. В Аджарии будет введен институт представителя президента Грузии, который помимо политических вопросов будет курировать экономические - налоговые и таможенные поступления, работу Батумского порта и таможни в Сарпи (на грузино-турецкой границе), нефтетерминала. Пообещал Абашидзе и разоружить военизированные формирования автономии, а также простых аджарцев, с оружием в руках готовых защищать "бабу" (деда), прекратить политические репрессии и выпустить на свободу осужденных по политическим мотивам.

В обмен на все уступки Тбилиси отменил введенную с началом кризиса экономическую блокаду Аджарии и открыл над ней воздушное пространство. Убытки от предпринятых экономических санкций предстоит еще подсчитать. Пока экономисты говорят, что только транспортный коридор Восток-Запад, функционирующий в рамках TRACECA, в период аджарского противостояния ежедневно терял по два миллиона долларов. Внушительные убытки понесли не только грузинские структуры, но и Азербайджан, Казахстан, Туркменистан, вынужденные приостановить отгрузку своей нефти в грузинском направлении ввиду временного простоя Батумского нефтетерминала.

Москва его поправила

Аслан Абашидзе стал фактическим хозяином Аджарской автономной республики еще при первом грузинском президенте Звиаде Гамсахурдиа. Однако то назначение сопровождалось темной криминальной историей, связанной с убийством другого кандидата на этот пост. При молчаливом согласии Тбилиси руководство автономии создало свое министерство госбезопасности, единственной функцией которого было обеспечение безопасности руководства автономии. Тогда же были прерваны финансовые взаимоотношения региона с центром. Абашидзе объяснял это тем, что, перечисляя средства в центральный бюджет, автономия взамен не получает ничего. "Люди месяцами не видели пенсий, пособий, зарплат. Поэтому мы решили оставлять эти средства в местном бюджете", - говорил он. Действительно, положение с финансированием бюджетных организаций, выполнением социальных программ в Аджарии обстоит заметно лучше, чем в остальной Грузии, где госдолг по социальным статьям исчисляется уже сотнями миллионов долларов. Именно в дни "бархатной революции", когда Эдуард Шеварднадзе в поисках поддержки обратился за помощью именно к Аслану Абашидзе, сполна проявилась еще и политическая зависимость нестабильного Тбилиси от относительно благополучного Батуми.

Нового президента Грузии Михаила Саакашвили эта ситуация не устраивала. Все его эффектные, в некотором роде даже нарочито показные действия направлены на то, чтобы продемонстрировать, кто в доме хозяин и что у хозяина крепкая рука. Стало ясно, что прежними взаимоотношения Тбилиси с Аджарией оставаться никак не могут - во всех своих зарубежных поездках грузинский президент затрагивал аджарский вопрос и заявлял о намерении "положить конец феодальному режиму Аслана Абашидзе".

В ночь с 13-го на 14 марта Саакашвили в сопровождении генпрокурора, министра внутренних дел и усиленного отряда спецназа решил приехать в Аджарию, по официальной версии - чтобы поддержать предвыборную кампанию аджарских оппозиционных сил. Однако административная граница автономии для президента Грузии оказалась закрыта. Там Саакашвили встретили вооруженные аджарские формирования и попросили объяснить, что заставило его приехать в Аджарию ночью в сопровождении отрядов "коммандос" и именно тогда, когда сам Абашидзе находится в Москве. Встреча на границе закончилась выстрелами в воздух. Глава государства с сопровождающими лицами ретировался в соседний с автономией портовый город Поти и разместился в центральной гостинице "Анкор", превратив ее в свою временную резиденцию, откуда и руководил блокадной операцией. Вернувшийся из Москвы на родину, Аслан Абашидзе выразил готовность к переговорам. Видимо, российские собеседники отказали в поддержке сепаратистской линии и предложили сделать ставку на победу в приближающихся парламентских выборах.

Много шуму наделал приезд в Батуми мэра Москвы Юрия Лужкова, который изъявил готовность посредничать в переговорах между Тбилиси и Батуми. "Я обязательно встречусь с Лужковым-мэром, но не с посредником. В общении с подчиненным мне посредники не нужны", - отреагировал Саакашвили. Тем не менее посредник все-таки понадобился - с этой миссией в Батуми выехала спикер парламента Нино Бурджанадзе, роль которой в состоявшейся в конце концов встрече президента с главой автономии, по сведениям информированных источников, оказалась ключевой. Хрупкое равновесие мог нарушить один выстрел: по разные стороны административной границы Аджарии стояли несколько тысяч людей с автоматами, а в самой столице автономной республики уже были закрыты магазины, и люди покидали дома - город постепенно превращался в укрепленную огневую точку на линии фронта.

Все решится на выборах

После "батумских соглашений" Саакашвили в Аджарии фактически дан старт жесткой политической схватке за власть - схватке, которую Тбилиси намерен провести по уже отработанной схеме "бархатной революции". И для Абашидзе, и для Саакашвили это момент истины: на кону не только их политическое будущее. Для аджарского лидера жизненно важно сохранить режим личной власти в автономии, всю систему клановых связей и преференций, прикрытых стратегическим союзом с Москвой. Если это ему удастся, судьба нового грузинского президента, получившего в наследство от Гамсахурдиа и Шеварднадзе де-факто самостоятельные Абхазию и Южную Осетию, может пойти по сценарию его предшественников. Саакашвили не может потерять Аджарию - в Батуми решается судьба всей грузинской государственности.

Тбилиси