Дозрели

Андрей Шмаров
22 марта 2004, 00:00

В 2003 году в отношении иностранного капитала к России наконец-то произошел качественный сдвиг - от состояния "наблюдать и пробовать" к "активно инвестировать". Но, как показывает наше исследование*, мировые инвесторы могут вновь охладеть к нам и уже в следующем году начать выводить свои капиталы из страны

*Аналитический центр "Эксперт" и West Bridge Consulting: "Предпринимательская этика и корпоративное управление в России: события, мнения инвесторов". Ежегодный доклад по результатам второй волны опроса инвесторов (интервью с 60 топ-менеджерами, первая волна исследования - 2002 год) в Лондоне, Нью-Йорке и Москве в 2003 году. При поддержке и участии Альфа-банка, "Илим Палп Энтерпрайз", "Интерроса", "Норильского никеля", "Силовых машин", ЮКОСа. Полную версию доклада см. на www.expert.ru.

Что изменилось за год

Андрей Клишас, генеральный директор "Интерроса": "Нельзя продавать бизнес, когда он на пике и его котировки или финансовые показатели могут вот-вот пойти вниз. Это впоследствии может сказаться на вашей репутации. Мы продаем предприятие, когда оно находится на подъеме"

Главный итог нашего исследования: при том, что в России за прошедший год инвестиционная обстановка не улучшилась, отношение инвесторов к стране заметно потеплело. Главная причина - сделка ТНК-ВР, ставшая сигналом доверия к инвестиционному климату в России: "У прямых инвесторов, так же как и у портфельных, стадное чувство. Никто не хочет быть первым, но как только первый появляется, все стремятся стать вторым или третьим, поскольку никто не хочет быть последним" (здесь и далее мы сопровождаем наши выводы цитатами из интервью с топ-менеджерами, проведенных в материалах исследования).

Свою роль сыграли и прогнозы о сохранении высоких цен на нефть в ближайшие несколько лет - как в связи с признаками оживления в экономике США и завершения рецессии в еврозоне, так и в связи с нестабильностью на Ближнем Востоке. Работающие в России западные инвестиционные банки почувствовали это по увеличению спроса на информацию о России: "Значительно возрос спрос на презентации о России. Теперь любая транснациональная компания обязана иметь стратегию в отношении России. А год назад Россия была лишь одним из многих рынков".

Итак, крупный иностранный капитал дозрел до перехода из состояния "наблюдать и пробовать" в состояние "активно инвестировать".

Политическая стабильность

Бернард Сачер, председатель совета директоров "Альфа-капитал": "Вред корпоративному управлению в России может нанести то, что иногда иностранцы говорят об одном, а делают совершенно другое. Например, если им нужно, запросто скупают акции тех компаний, корпоративное управление которых они осуждают"

На Западе укрепилась убежденность в нашей внутриполитической стабильности. Считают, что сколь бы ни было враждебным отношение к тому, каким образом олигархи добыли свое богатство в 90-х годах, в российских правящих кругах едва ли есть серьезные намерения к глобальному отходу от рыночной экономики. Очень позитивно оцениваются действия Путина в отношении армии, которая вернула уважение к себе вопреки чеченской истории. "Содержание армии улучшилось, она получает новые вооружения и даже новую военную базу в Киргизии; это просто превосходно, что отсутствуют признаки стремления армии вмешиваться в политику".

Второе. Инвесторы буквально поражены и обнадежены усилившейся ролью России в мировой политике. Респонденты отмечают стратегическую заинтересованность США в российской нефти. "Кто может заменить поставки нефти с Ближнего Востока? Россия. Потому что Россия занимает второе место по добыче нефти после Саудовской Аравии". А после войны в Ираке Россию рассматривают и как посредника между Германией, Францией и США, чего еще пару лет назад невозможно было представить.

Уникальное конкурентное геополитическое преимущество страны - наличие протяженной общей границы с Китаем. "Если представлять Китай всемирной фабрикой, великим цехом мира, кто-то должен снабжать эту фабрику. Совершенно очевидно, что Россия, к своей великой выгоде, может стать поставщиком сырья для растущего Китая".

Еще один аспект - особая значимость России в СНГ: "Россия является очень большим рынком, а также очень хорошей буферной зоной в другие страны СНГ, где распространен русский язык и с которыми, без сомнения, имеется общая история. Поэтому Россия определенно присутствует на карте любого производителя в смысле необходимости работать здесь".

Макроэкономика

Джеффри Костелло, главный управляющий "Брансвик Ю-би-эс": "У инвесторов, и у портфельных, и у прямых, стадное чувство. Все боятся быть первыми, но, как только первый появляется, все стремятся стать вторым или третьим"

Ключевой сдвиг в сознании иностранцев - признание того факта, что стабильные и высокие темпы роста нашей экономики зависят не столько от мировой конъюнктуры на энергоносители, сколько от динамики внутреннего рынка. "Хотя 40 процентов населения за чертой бедности, 15-20 процентов относятся к группе с высоким уровнем потребительских расходов, а это 30-40 миллионов человек". Глобальные компании теперь считают обязательным присутствовать не только в сырьевых отраслях экономики России, но и в производстве потребительских товаров - пива, продуктов питания, автомобилей. Достигнутый рост потребления, составивший за последние годы десятки процентов, произошел почти без использования кредитного рычага - потребительский кредит, хотя и развивается быстрыми темпами, находится в зачаточном состоянии. Распространение кредита еще более подстегнет развитие потребительского рынка.

Впрочем, нужно отметить, что отнюдь не все разделяют это восприятие российского рынка. В одной американской компании, которая не ведет бизнеса в России, выразились так: "Что представляет собой ВВП России сегодня? Тот же масштаб, что и у Бельгии, а прямые иностранные инвестиции ниже, чем в Польше. Деятельность русских в Бруклине - и та выглядит более масштабно!"

Отмечается, что впервые после начала преобразований ранее вывезенные российские деньги начинают возвращаться из-за границы в Россию. Это увеличивает объем инвестиций, но усложняет картину для "настоящих" западных инвесторов, ведь российские деньги зачастую инвестируются на основе приятельских договоренностей, абсолютно непрозрачных для аутсайдеров: "'банные' сделки загрязняют картину рынка".

Алексис Родзянко, председатель правления "Дойче Банк Россия": "О банковской системе можно сказать то же, что и о российской экономике в целом: сможет ли она перенести цикл низких цен на нефть? Если да, то уровень уважения к ней резко вырастет"

Отмечается укрепившаяся финансовая стабильность, широко распространено мнение, что правительство хорошо использовало высокие цены на нефть, накопив огромные золотовалютные резервы России. Обменный курс стабилизировался, хотя для иностранцев, ведущих бизнес на рублевой основе, по-прежнему сложно хеджировать валютные риски. Риск снижения цен на нефть существует, но считается, что государственный бюджет является достаточно устойчивым - отчасти благодаря стабилизационному фонду, но еще в большей степени благодаря налоговой реформе.

Из-за недоинвестированности уровень конкуренции во многих отраслях ниже, чем в большинстве других стран, что позволяет предприятиям с нормально организованным менеджментом получать очень высокие прибыли: "Из двух десятков бизнесов, открытых нами здесь, в прошлом году самый медленнорастущий вырос на 18 процентов, а в среднем наблюдался рост на 56 процентов. Прибыльность тоже увеличивается - рентабельность российских компаний выше, чем в других странах".

Крайне важно, что позитивная динамика перемен, особенно ярко проявлявшаяся поначалу в крупнейших городах, постепенно захватывает и провинцию: "Я был в Краснодаре и поразился, как активно ведется там строительство. Я с семьей ездил по Транссибу от Москвы до Пекина и на каждой остановке видел людей, которые что-то строили или красили. Я почувствовал, что не только в Москве, во всей стране происходит движение".

Отраслевые преференции

Майк Кубена, старший партнер по налогообложению PricewaterhouseCoopers: "В течение последнего года Россия лидирует среди стран, к которым проявляют интерес международные инвесторы"

Крупные нефтяные и телекоммуникационные компании остаются главными объектами инвестиций. В них увеличилась прозрачность, на ключевые посты приглашены западные менеджеры, внедрены новые управленческие технологии, произошел переход на международные системы отчетности, акции компаний включены в листинги на международных биржах, выплачиваются дивиденды, улучшается корпоративное управление. "Российские менеджеры поняли, что за счет лучшего корпоративного управления можно заработать больше денег, чем за счет органического роста компании". Но эти компании подвержены риску борьбы между государством и олигархами. Поэтому они продают весомые доли своих владений крупным западным корпорациям, рассчитывая, что это затруднит атаки государства.

Некоторые портфельные инвесторы видят огромные перспективы "Газпрома": "компания с такими активами имела бы в любой другой стране многократно большую капитализацию". Другие же, напротив, расценивают "Газпром" как отложенную катастрофу: "'Газпром' набрал слишком много долгов, и слишком большая их доля осела в разных карманах вместо того, чтобы стать инвестициями. Активы разваливаются, а все экспортные контракты уже заложены под кредиты. 'Газпром' нереформируем, и его дефолт является крупным системным риском".

Остальные отрасли, в особенности электроэнергетика и железнодорожный транспорт, считаются заметно отставшими от нефтяной промышленности и телекоммуникационного сектора. Впрочем, не все опрошенные столь категоричны: "Конкурентоспособность индустриальных отраслей российской экономики возрастает с каждым годом. Будь то тяжелое машиностроение, будь то аэрокосмическая или оборонная промышленность - все это уже сложившиеся или потенциально экспорториентированные отрасли. Они вполне эффективны и достаточно прибыльны".

Банковская система остается малопривлекательной. Но ситуация понемногу меняется в результате проводимой ЦБ России разумной политики. Банковские услуги сейчас - один из самых быстроразвивающихся сегментов российской экономики. Но о надежности банковской системы можно будет судить только после того, как она переживет хотя бы один цикл низких цен на нефть. "Российские банки сейчас чище, чем до 1998 года; они подписались на противодействие отмыванию денег; план бухгалтерских счетов стал более понятым".

Эрхард Йорхель, управляющий директор страховой компании "Ост-Вест Альянс": "Государству важно занять ясную позицию по отношению к недавнему прошлому. Это может быть амнистия каких-то действий, совершенных при приватизации, или право нарушивших закон заплатить компенсацию, после чего они освобождаются от преследования. Нельзя принимать всякий раз индивидуальные решения

Рынок потребительских товаров, изготовленных в России западными фирмами, становится по-настоящему привлекательным, ведь в стране появились миллионы людей с приличными доходами. "Первый вопрос, который мы задаем на любом новом рынке: готов ли потребитель? Россия прошла стадию потребления массовых товаров и находится на раннем этапе стадии потребления фасованных товаров, когда мы обычно и выходим на рынок".

"Магазин IКЕА в Москве является самым прибыльным из всех магазинов концерна во всем мире".

"Россия находится на стадии развития потребительского благополучия, для которой естественны потребительские эксперименты и отсутствие лояльности к брэндам. Поэтому создание брэнда для нас главная задача. Этот процесс протекает здесь чрезвычайно быстро - в три-пять раз быстрее, чем на Западе".

Информационные технологии - это еще один сектор, на который иностранные инвесторы возлагали большие надежды, считая, что в России много хорошо образованных в сфере компьютерных наук специалистов, которых можно привлечь к работе на конкурентоспособных по мировым меркам условиях.

Законы, правоприменение и налоги

Считается, что система законодательства в целом существенно улучшилась, среди последних законодательных достижений респонденты выделяли Земельный кодекс, законы о банкротстве и интеллектуальной собственности."Мы судились с государством, с различными его органами, например с налоговой. Во всех случаях мы выигрывали". Но правоприменение далеко от совершенства - если в столицах оно почти приемлемо, то в провинции просто ужасно. Плохой репутацией пользуется также практика исполнения судебных решений. "Если что-то не заладится, то мы не рассчитываем на поддержку со стороны суда. Мы должны быть готовы в любой момент списать спорные стоимости на убытки".

Административная и судебная система по-прежнему крайне коррумпированны и являются главным препятствием для развития бизнеса в России. "В России, к сожалению, до сих пор есть риск потерять имущество, даже если ваш бизнес на сто процентов чист юридически, из-за коррупции в судебной системе и проблем с административным аппаратом в России в целом".

Роджер Маннингс, управляющий партнер КПМГ в России: "Крупные российские компании теперь понимают, что рост эффективности приводит к созданию излишка стоимости для реинвестирования. Это усиливает интерес к управленческим технологиям, оптимизации организационной структуры, знакомству с западными моделями"

Чрезмерное административное регулирование остается огромным бременем, отнимающим ненормальное количество времени и ресурсов у бизнеса. Ситуация с административным давлением и коррупцией государственного аппарата если и улучшается, то крайне незначительно. "В любой крупной российской компании есть целый департамент, занимающийся government relations. Речь идет не о лоббировании. Речь идет о взятках чиновникам, о прорыве сквозь бюрократические барьеры".

"Дело не в численности бюрократии, а в том, что у них слишком много власти и слишком много разных функций. Надо убрать функции регулирования, и некому будет давать взятки".

Право собственности на недвижимость является "жизнеобразующим фактором", и комментарии хорошо отражают настрой иностранцев в отношении бизнеса в России. Принятый новый Земельный кодекс - разумный, но его практическая применимость вызывает сомнения. "Пять лет назад было невозможно получить право аренды на сорок девять лет до того, как произведешь инвестиции, поэтому иностранцы, естественно, в недвижимость не инвестировали. Теперь такое право можно получить, но процесс его получения обставлен коррупцией".

Налоговая система также существенно улучшилась по сравнению с серединой 90-х, когда единственное, что она гарантировала предпринимателям, - это статус нарушителя налогового законодательства. Наши респонденты высоко ценят разумное налогообложение прибыли и НДС, но особенно - подоходного налога, считая, что уход от него приносит больше хлопот, чем уплата. "Если вы платили налог по ставке 13 процентов три года, то вы вряд ли перестанете его платить, если ставка поднимется до 15 процентов". Но и здесь отмечается, что налоговая практика отстает от законодательства: "Налоговые проверки являются совершенным кошмаром".

Приспособление к переменам

Респонденты отмечают огромный масштаб происшедших за последнее десятилетие перемен, а их последовательность вызывает оптимизм. "Одно из крупнейших конкурентных преимуществ России - ее уникальный опыт быстрого и необычайно творческого приспособления к переменам. И раскрепощение умов местных бизнесменов только начинается, российские менеджеры и бизнесмены еще покажут, какую стоимость они создали ментально и интеллектуально за последние пятнадцать лет. Эта способность уже проявляется в таких вещах, как мода, как идея о "крутой" Москве, элитой русских создаются ценности в таких глобально конкурентных областях, как спорт, культура, кинематограф, музыка". Но развитие происходило не без откатов, поэтому для успеха в России необходимо иметь, по выражению одного из респондентов, "достаточную толщину кишок".

Физическая инфраструктура и кадры

Майкл Калви, соуправляющий партнер "Бэринг Восток Кэпитал": "С такими темпами роста, как сейчас, Россия будет одной из крупнейших стран Европы через десять-пятнадцать лет, а лет через двадцать пять может стать крупнейшей. Инвесторы не могут это игнорировать"

Наши респонденты в основном весьма критически отзывались о состоянии гостиниц, дорог, транспорта, телекоммуникаций. Выражалось недоумение по поводу недостаточности государственных инвестиций в инфраструктуру при гигантских доходах бюджета. Тем не менее физическая инфраструктура России несопоставимо лучше, чем в странах третьего мира.

"Проведите недельку в Грузии, а потом уже судите об инфраструктуре России. Везде в России есть электричество, даже в маленьких деревнях. Коммуникации намного лучше, чем в Индии, Китае".

"У бывшего Советского Союза была инфраструктура, развивавшаяся соотносимо с инфраструктурой стран Запада, по крайней мере до 70-х годов. И, несмотря на изношенность, она существует, и считать ее барьером для инвестирования - значит что-то не понимать".

"Новый московский аэропорт Домодедово - это совсем другое дело".

Качество российской рабочей силы оценивается как крупный позитивный фактор. На Западе есть ощущение, что происходит смена поколений - большая часть крупных чиновников моложе сорока лет, это еще поколение детей "советской номенклатуры", но на подходе уже поколение двадцатилетних, сформировавшихся вне советских ценностей и успевших познакомиться с Западом в ходе многочисленных студенческих обменов. "Их образованность, отношение к работе и мотивированность поражает. Молодые российские специалисты не курят и не пьют, эти русские традиции отходят в прошлое".

Системные опасности

Сеппо Ремес, генеральный директор Vostok Nafta: "Бюрократы работают, чтобы собирать себе ренту с компаний. И пока в стране не очень конкурентная ситуация, прибыль высокая, то есть чем эту ренту платить"

В политике в качестве среднесрочной угрозы рассматривается растущая антидемократическая направленность российской власти - в связи с этим респонденты упоминали выборы в Санкт-Петербурге и Чечне, а также нетерпимость властей всех уровней к критике со стороны СМИ. В краткосрочной перспективе единственным крупным риском является концентрация такого огромного влияния в руках одного человека: если Путин по какой-то причине выйдет из строя, то мало кто на Западе рискнет предсказать последствия. "Это ужасно хрупкая ситуация, когда институт президентства - в большей степени то, чего желает один человек, чем то, чего желает нация. Если мы вернемся в офис и узнаем, что президент Путин скончался, то все, о чем мы сейчас говорили, более не будет иметь смысла".

Некоторые респонденты отмечали, что у многих Россия все еще ассоциируется с коммунистическим СССР. Этому немало поспособствовали публикации СМИ: в 90-е годы, особенно в период приватизации и дефолта, в изобилии появились истории о бандитах, коррупции, неэтичном бизнесе. "Многие все еще верят, что в России правят люди в погонах и действует коммунистический режим. Приехав из Западной Германии и наслушавшись пропаганды времен холодной войны, я ожидал попасть в милитаризованную спартанскую страну, с развитой тяжелой и военной промышленностью и без какой-либо культуры".

Слабой стороной России респонденты называют отсутствие устоявшейся системы общественных институтов. "В этой стране нет общепринятого понимания того, что хорошо, а что - плохо. У России есть структуры, которые станут институтами в будущем, но пока таковыми не стали, и люди не уверены, какова же должна быть система ценностей".

Банковская система России плохо выполняет одну из своих главных функций - аккумуляции сбережений и кредитования. Соотношение активов банковской системы к ВВП в России примерно более чем в два раза ниже, чем в странах Восточной Европы. Однако это лишь отчасти проблемы банковской системы как таковой, поскольку банковский сектор - это отражение экономики страны. "Банковская реформа может решить лишь поверхностные проблемы, а не проблемы по существу. Проблемы по существу таковы: во-первых, экономика России, во-вторых, место Сбербанка. Банковская система не может работать, когда рука правительства контролирует 70-80 процентов банковской системы".

Главный провал года

Крис Уифер, главный стратег Альфа-банка: "Правительство России ясно дало понять, что главным ближайшим приоритетом будет не привлечение иностранных инвестиций, а создание условий для возврата в Россию выведенных капиталов"

В западных штаб-квартирах реакция на конфликт власти и крупного бизнеса ("дело ЮКОСа") приглушенная. Никто и не ожидает от условий ведения бизнеса в России постоянства. Некоторые обеспокоены очевидным политическим вмешательством в судебный процесс, при этом об участи Ходорковского особенно не грустят.

Другие видят в борьбе между президентом и олигархами элемент движения России к нормальным условиям развития. "Истории с Ходорковским суждено было случиться в процессе перехода к нормальной рыночной экономике. России следует вычистить это. Путин, вероятно, накачивает мускулы, и это к лучшему". И для тех, кто пришел в страну надолго, "дело ЮКОСа" не более чем напоминание о том, что российские воды не относятся к спокойным. "На развивающихся рынках всегда ждешь подвоха. Один из мозговых трестов утверждает, что в политических и экономических основах России ничего не поменялось. Бизнесмены пока не готовы предполагать обратное, но следят за событиями более напряженно. Я думаю, что бизнес возьмет паузу месяцев на шесть перед вложением новых капиталов в Россию".

А вот западные топ-менеджеры, работающие в Москве, обеспокоены гораздо больше своих коллег с Запада. По их мнению, одно это событие перевешивает все позитивные перемены в инвестиционном климате, происшедшие за год. Вот как видят иностранцы-"москвичи" "дело ЮКОСа":

- Само по себе это не ставит под вопрос приверженность России фундаментальным ценностям рыночной экономики. "Никакого возврата назад не будет, но может быть временное ухудшение возможностей, и это жалко".

- Заметно выросли два существенных риска - избирательность правоприменения в стране и ненадежность прав собственности: "Российский бизнес сейчас думает: кто следующий. Если посмотреть на пять-десять лет назад, то я не думаю, что найдется хоть одно чистенькое предприятие".

- Мера ущерба инвестиционному климату будет определяться тем, в какой степени реализуются эти риски в ходе дальнейшего разбирательства. В качестве наихудших сценариев рассматривались незаконная конфискация собственности владельцев ЮКОСа и банкротство компании, а также освобождение обвиняемых в результате сделки до суда: "Любая сделка до суда между властью и обвиняемыми - катастрофа, будет означать, что ведущееся разбирательство действительно целиком в заложниках у правительства".

- "Дело ЮКОСа" фактически дало сигнал силовым структурам в регионах. "Я разговариваю с разными бизнесменами в регионах: к ним из силовых структур приходят и деньги требуют".

- Атака на самую прозрачную из крупных компаний России нанесет ущерб тренду на повышение прозрачности российского бизнеса. "Мы увидим больше офшоров, реальных собственников скорее всего будут скрывать".

- Наиболее приемлемым способом разрешения "дела ЮКОСа" будет открытый и честный суд, а также интенсивная дискуссия в обществе о том, как подвести черту под приватизационными сделками 90-х годов.

Сопоставление мнений западных инвесторов в западных штаб-квартирах и московских офисах показывает, что "москвичи" осознают происходящие в России перемены примерно на год-полтора быстрее, чем в Лондоне и Нью-Йорке. Это говорит о том, что если конфликт власти и бизнеса продолжится, то напряженность "москвичей" через год передастся на Запад, мультиплицируется там в целом негативно настроенными к нам СМИ, что спровоцирует активный отток капитала из России.

А нужны ли нам западные инвестиции?

"Нужны ли стигматы св. Терезе? Они ей не нужны, но они ей желанны". В. Ерофеев, "Москва-Петушки"

Русские менеджеры считают, что глобализация неизбежна. Иностранный капитал задает передовые образцы для русских компаний в менеджменте, корпоративном управлении, технологиях. Для нас важен западный принцип публичного бизнеса, он дает гарантии его прозрачности и защиты от злоупотреблений менеджмента.

Павел Скитович, заместитель генерального директора "Силовых машин":

- Кредит от ЕБРР и размещение акций с помощью банка HSBC потребовало от нас четких обязательств в корпоративном управлении. Инвесторы ведь тщательно анализируют бизнес-модель интересующей их компании. И если она представляет собой прачечную по отмыванию денег, то ни о каком корпоративном управлении там и речи быть не может.

Семен Млодик, генеральный директор "Промтрактора":

- Любой капитал хорош, кроме бандитского, он приносит современные правила игры.

Петр Холодный, генеральный директор "Норимет":

- "Норильский никель" едва ли не первая компания, у которой в совете директоров большинство - независимые директора. Это - мировая практика.

Святослав Бычков, директор по информации и связям с общественностью "Илим Палп Энтерпрайз":

- Они обучают персонал, налаживают менеджмент, развивают инфраструктуру вокруг себя. Все, к чему они прикасаются, получает позитивный импульс - корректно уплачиваемые налоги, "белые" зарплатные схемы.

Но должен быть порог, за который переступать нельзя. Скажем, для Китая нынешний приток иностранного капитала - беда, поскольку он вытесняет национальный бизнес на обочину, в бесперспективные ниши. Бывает, что иностранцы практикуют здесь неэтичный бизнес, который они не решились вести на Западе. Но вообще-то западные инвестиции не главная проблема. Если мы наладим свою экономику, то инвесторы станут в очередь к нам. Для этого, возможно, нужен преференциальный режим.

Анатолий Милюков, главный управляющий "Альфа-Капитал":

- Для Китая сегодня это беда - безумный поток иностранных инвестиций. Происходит вымывание национальной экономики в низкоэффективный мелкий бизнес, а все конкурентоспособное и растущее сосредоточивается в руках у иностранцев. А иностранные инвесторы, даже стратегические, стали гибкими и подвижными. И чуть что - они свернут фабрику элементарно. Ведь конъюнктура меняется, а у государства практически не остается рычагов для защиты. Посмотрите на Соединенные Штаты - что бы с ними было, если бы не протекционизм XIX века, драконовские пошлины на ввоз товаров.

Алекс Девалухофф, директор по корпоративному управлению и финансам мебельной компании "Шатура":

- Без тесных отношений с другими экономиками потенциал роста России не реализуется. Но транснациональные компании - это страшно, есть порог, за который нельзя переступать. Когда сильно довлеет транснациональный капитал - то уже нет страны.

Константин Бабкин, главный управляющий "Ростсельмаша":

- Какой смысл иностранцу вкладывать в производство комбайнов в России, если он может их ввезти, занизив в два раза таможенную стоимость. Они уже захватили половину рынка комбайнов и не несут никаких рисков. Нам надо создавать условия, чтобы выгодно было производить именно здесь, повышать пошлины на ввоз комбайнов.

Потребность в иностранном капитале в различных отраслях неодинакова. Эффективные быстрорастущие отрасли, например нефтяная, не нуждаются в инвестициях, а неэффективное автомобилестроение можно смело продавать иностранцам. Готовы для инвестиций ТЭК и телекоммуникации, на подходе - розничная торговля, пищевая, лесная и целлюлозно-бумажная промышленность. Для стратегических инвесторов очень привлекательна финансовая система, но самое интересное - это реорганизуемые РАО "ЕЭС России", "Газпром" (если он будет реструктурироваться) и ЖКХ.

Анатолий Милюков:

- Рынок портфельных инвестиций перегрет. А для прямых инвестиций есть много перспективных секторов - финансовая система (банковская, страховая система, пенсионное обеспечение). Но сейчас открываться неправильно: через некоторое время не останется национальных банков, как и в Латинской Америке. А недоразвитость нашей финансовой системы колоссальная, вся она равна английскому банку средней руки.

Владимир Преображенский, финансовый директор компании "Вимм-Билль-Данн":

- Первая тема - это модернизация электроэнергетики, это десятки миллиардов долларов. Вторая - реорганизация "Газпрома" - большое и увлекательное соревнование для нефтяных компаний. Если к этому добавить освоение шельфовых месторождений, то ставки в соревновании резко повышаются. Наконец, третья тема - это инфраструктура, дороги, аэропорты, жилищно-коммунальное хозяйство.