Третьего не дают

Олег Храбрый
22 марта 2004, 00:00

Стремление некоторых губернаторов остаться на третий срок избиратель склонен считать неправомерным - таков главный вывод из состоявшихся 14 марта выборов в российских регионах

Совмещение в десяти регионах России выборов президента с выборами губернаторов краев и областей стало для некоторых из них роковым обстоятельством. Тот факт, что явка избирателей в такой ситуации автоматически становится выше, ударил прежде всего по тем губернаторам, которые рискнули выдвинуть свои кандидатуры на третий срок. Из пяти руководителей регионов, которые баллотировались на второй срок, лишь одного выбросило во второй тур - да и то с весьма обнадеживающим результатом: за губернатора Корякского автономного округа Владимира Логинова проголосовали 37,7% избирателей, а за его соперника окружного прокурора Бориса Чуева - 17,9%. Остальные - Владимир Кулаков (Воронежская область), Александр Волков (Удмуртия), Александр Ткачев (Краснодарский край), Анатолий Артамонов (Калужская область) - добились своего еще в первом туре. Их претензии на власть в регионе избиратели посчитали вполне обоснованными. Третий же срок - и это стало совсем уж очевидно на прошедших выборах - в глазах российского избирателя почти нелегитимен. Как иначе можно объяснить провал трех из пяти губернаторов, которые выдвинули свои кандидатуры по третьему разу? Сохранили свои посты лишь губернаторы Мурманской и Читинской областей Юрий Евдокимов и Равиль Генитаулин.

Уходит губернатор Рязанской области Вячеслав Любимов - во втором туре сойдутся выдвиженец от "Единой России" Игорь Морозов (29%) и кандидат от "Родины" генерал Георгий Шпак (24%). Сама по себе эта интрига интересна тем, что рязанские избиратели как бы раскололись на тех, кто в очередной раз демонстрирует поддержку партии власти, и тех, кому важна "сильная личность". На деле выбор получился между "разведкой" (Морозов - бывший полковник Службы внешней разведки) и "десантом". В этой дилемме есть и доля иронии: тоска избирателя по "новому Лебедю", что на первый взгляд можно было принять за фронду, нейтрализована изначально. Сама природа кремлевского предвыборного проекта "Родина" не оставляет избирателю шансов на бунт.

По мнению многих аналитиков, карьера губернатора Архангельской области Анатолия Ефремова фактически завершена - он хоть и вышел во второй тур, но остался позади главы ОАО "Молоко" Николая Киселева. Говорят, что в Архангельске теперь вместо традиционного "здравствуйте" горожане приветствуют друг друга так: "Молоко любишь?". Голосовать им было в принципе все равно за кого - тот факт, что за неделю до выборов свою кандидатуру снял явный фаворит гонки депутат Госдумы Владимир Крупчак, не сильно повысил шансы действующего губернатора. Голосуя за Киселева, избиратели голосовали против Ефремова.

Шоу на Алтае

Личные достоинства выдвиженцев от "Единой России", как показывает практика, не играют большой роли. Смена элит имеет шанс состояться только там, где интересы федерального центра и избирателей совпадают. Только при таком убойном сочетании факторов оказывается бессилен любой административный ресурс. Тем интереснее феномен выборов в Алтайском крае, где главным соперником действующего губернатора Александра Сурикова, решившего испытать судьбу в третий раз, оказался человек, не связанный с какой-либо партией, эстрадный артист Михаил Евдокимов.

Есть безотказное статистическое правило второго тура. "Если действующий региональный начальник не смог победить в первом туре, то его шансы быть избранным во втором - один к четырем", - заявил "Эксперту" глава группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин. У социологов и политологов есть отличный шанс проверить действенность подобных статистических наблюдений - артист Михаил Евдокимов получил 39% голосов избирателей, губернатор Александр Суриков - около 47,5%.

Схватка в Алтайском крае - единственная подлинная интрига состоявшихся в России региональных выборов. У Кремля явно не дошли руки "порулить" в регионе или просто обозначить свою позицию. Как оказалось, только это создает питательную почву для того, чтобы "демократия работала". Здесь смешалось все: намеки с обеих сторон на поддержку президента, грязные пиарные технологии - от однофамильцев в избирательных бюллетенях до распускания всевозможных слухов о кандидатах, а также полный пакет так называемого административного ресурса.

Впрочем, обе стороны делают намеки, что поддержка центра у них все-таки есть. В августе президент отдыхал на Алтае и приезжал к Михаилу Евдокимову в село Верх-Обское, катался с ним на лодке и даже спросил, не собирается ли тот баллотироваться в губернаторы. Тогда Евдокимов ответил, что "не готов пойти туда, куда меня не звали". В то же время губернатор Александр Суриков удостоился лишь получасовой беседы с президентом, прождав аудиенции двадцать минут в приемной. Зато теперь местная пресса уверяет, что президент выскажется во втором туре именно в его поддержку.

Феноменальный успех сатирика Евдокимова, которого вроде как "позвали алтайские старики", стал результатом протестного голосования, которое в нужный момент было персонифицировано. Главный пафос всей предвыборной стратегии артиста - сценическая разработка образа народного заступника. В нищем крае, который на 60% дотируется из центра, это работает безотказно. В телефонном интервью "Эксперту" из отдаленного алтайского села Евдокимов заявил: "Я борюсь не за власть. Причем тут это слово? Я борюсь за тот народ, который унизили. Так получилось, что именно здесь самый низкий прожиточный минимум, самая низкая заработная плата, самая низкая пенсия. Тут все самое низкое".

Демократическая революция в глубинке

На первый взгляд сложившийся в регионе предвыборный расклад очень похож на ситуацию 2002 года в Красноярском крае - особенно что касается использования пиар-технологий и того, как сопротивляется переменам и "пришлому варягу" местная элита (Евдокимов действительно варяг: несмотря на то, что вырос в алтайском селе, его главный ресурс - популярность, завоеванная на федеральном уровне).

В крае сложилась типичная для российской глубинки авторитарная система управления. Регион, по сути, держится на хозяйственниках, которые остались на селе еще со времен СССР. Костяк - сибирское подворье, своего рода естественное коллективное хозяйство, большая семья, которая сообща выживает в тайге. Так сложилось, что действующий губернатор получил поддержку лишь в центре Алтайского края - в степной зоне, типичном "красном поясе". Наблюдатели подчеркивают тот факт, что, несмотря на членство в "Единой России", губернатор не афиширует это, чтобы не лишиться поддержки традиционного коммунистического электората; он был кровно заинтересован в низкой явке избирателей на выборы.

Отсутствие в крае сравнимых с Красноярском природных ресурсов привело к тому, что вызов действующему губернатору сделал не топ-менеджер, а топ-звезда. Экономическая программа кандидата, хоть и опубликована на его сайте, никакой роли в предвыборной агитации не играет. На вопрос, как он собирается поднимать экономику края, Евдокимов заявил "Эксперту": "Я все буду делать. Что мне, цифры, что ли, называть? Вот я приехал - берите меня таким, какой я есть, если хотите, чтобы что-то изменилось к лучшему. Вот и вся агитация. Нет - я вернусь на сцену. Буду писать песни и сниматься в кино".

Все информационные сливы двух конкурирующих команд были сосредоточены исключительно на экономических интересах соперников - в частности, на угольном бизнесе в регионе. Источником мощной финансовой подпитки губернатора до сих пор было его эксклюзивное право выбирать поставщиков угля в Алтайский край: главы муниципалитетов должны четко следовать в этом циркулярам краевой администрации. Тем же оружием бьют и команду Евдокимова. С одной стороны, складывается впечатление, что главным финансовым ресурсом артиста являются его собственные деньги - как-никак, он задекларировал 3,8 млн рублей дохода за 2002 год, пять земельных участков и два дома в Московской области, один участок - в Алтайском крае, три квартиры в Москве, два "Мерседеса", "Рено" и ВАЗ. С другой стороны, команда губернатора спекулирует на том, что за Евдокимовым стоят водочные интересы в крае и угольщики зарегистрированной в Кемерове компании "Новоуголь-Алтай", а, возможно, и сам губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. Как бы там ни было, успех Евдокимова обусловлен тем, что вокруг него начинает формироваться новый центр власти в регионе. Его поддержка исключительно сильна именно в городах - особенно в среде квалифицированных рабочих и специалистов умирающего в крае ВПК. На языке политологов сложившуюся в крае ситуацию можно назвать "отсутствием консенсуса местных элит", благодаря которому и стал возможен второй тур. Административный ресурс, который был задействован на полную катушку, дал сбой. Как заявил "Эксперту" сам Евдокимов, "во многих селах мне помещения не давали, и мне пришлось с народом на улице говорить. Я стоял перед ними без шапки - не могу же я перед народом и в шапке, - а на улице морозы. В результате выбился из графика. Если бы не это - второй тур наверняка бы не понадобился".

Не дожидаясь 2008 года, Алтайский край превратился в поле битвы за "смену элит". После 14 марта она состоялась не только де-факто. Как заявил после выборов губернатор края Александр Суриков, "ситуация интересная - власть сменилась в тридцати четырех районах края. На мой взгляд, в ряде районов действующие главы просто не должны были проиграть выборы, но это случилось". Он склонен объяснять все "потоками черного пиара". На самом деле речь идет о мирной революции снизу, которую и сумел "оседлать" артист Евдокимов.