О мутной воде

Александр Привалов
22 марта 2004, 00:00

Давнее неписаное правило ста дней, рекомендующее в первое время воздерживаться от критики вновь назначенного кабинета, совершенно разумно. В нашем нынешнем случае, когда кабинет не вполне нов, оно все равно, полагаю, должно уважаться - тем более что "осведомленные круги" гудят, как перекачанный примус, от слухов о вале неслыханных перемен, который власти вот-вот на нас обрушат. Подождем, раз вот-вот.

Но ни обычаи, ни здравый смысл не требуют молчать о происшествиях, обильно украшающих очередной переходный период. Они же не случайны. Внезапное перестроение чиновничьих шеренг породило целые океаны той самой мутной воды, в которой так и тянет половить рыбки. И ловят. У всех на слуху случай с бывшим министром природных ресурсов В. Г. Артюховым: за последний свой рабочий день министр - в те минуты уже и. о. министра - подписал 62 лицензии на разведку нефти, причем заметная их часть пришлась на долю "партнера по бизнесу сына г-на Артюхова".

Случай изумительный, но не самый типичный - для типичного он слишком пасторально завершился. Во-первых, все про него узнали - мутная же вода ценна тем, что все, как правило, не узнают. Во-вторых, новый министр поспешил приостановить сомнительные лицензии. Беда г-на Артюхова в том, что он шустрил в мутной воде, будучи уже, в сущности, выкинут на берег. Тем, кто в воде остается, удается гораздо большее.

Превосходный пример - две бумажки расформированной уже ФКЦБ. Подписаны-то они были еще в декабре, но опубликованы и, стало быть, вступили в силу уже теперь, в самой гуще неразберихи. Здесь не место разбирать в подробностях эти два шедевра покойного ведомства, анализируя доводы чиновников и возражения участников рынка; скажу только, что оба постановления (и об организации биржевого дела, и особенно - о специалистах рынка ценных бумаг) имеют выдающуюся даже по нынешним меркам взяткоемкость. Они получили резко отрицательную оценку Экспертного совета при ФКЦБ; для нашей темы очень важна одна деталь: текст постановлений специально засекретили до утверждения Минюстом, чтобы участники рынка не смогли влиять на министерство. Так что и до тотального взбаламучивания умелые люди организовывали персональные мутные лужицы, успешно скрывая от пасомых, как именно их будут осчастливливать.

Участники рынка взвыли. НАУФОР обратилась к правительству с предложением отменить или хотя бы серьезно изменить оба предсмертных акта Комиссии по ценным бумагам, но исход дела гадателен. С одной стороны, в отличие от г-на Артюхова бывший глава ФКЦБ И. В. Костиков на берег не выкинут - говорят, он будет руководителем вновь создаваемой Федеральной службы по финансовым рынкам, у которой будут полномочия еще большие, чем были у ФКЦБ (нам-то, простакам, казалось, что больше уже некуда - земля носить не будет). Зато с другой стороны, люди, прямо затронутые постановлениями, составляют компактное сообщество, вполне способное и формулировать, и отстаивать свои интересы.

В другом происшествии последних дней перспективы много хуже. Бывший министр образования В. М. Филиппов расстался с креслом по-артюховски, утвердив своим приказом стандарты общего среднего образования. Это скверный документ, дружно раскритикованный практически всеми, кто имел счастье с ним ознакомиться (см., например, "Об образовательном стандарте" - "Эксперт" N39, 2002), и принять его удобнее всего было именно так - под шумок. "Стандарт" должен был ответить на вопрос, какой будет российская школа в ближайшие десять-двадцать лет, - и теперь мы знаем ответ. Школе узаконили деградацию. Теперь в профильных классах можно учить профильным дисциплинам примерно так же, как раньше нужно было учить во всех, а во всех станет можно учить еще хуже. Зато стандарты набиты остромодной туфтой. Со второго класса дети станут учить "информатику" - занятие не очень нужное, если они имеют доступ к компьютеру, и многообразно вредное, если такого доступа у них нет. Нашему учительскому корпусу придется учить школьников не только "основам экономики", но еще и трем невесть зачем разграниченным предметам: "основам права", "граждановедению" и "обществоведению" - как это будет выглядеть, думать не хочется. Официальное признание такого будущего для школы есть расписка в национальном слабоумии - и эту расписку дал за всех нас чиновник, уже оповещенный о своем увольнении. А российское общество и не так компактно, как НАУФОР, и не так бдительно в защите своих коренных интересов. Особых протестов, думаю, не последует.

Конечно, даже у самого достойного стандарта неизбежно была бы масса критиков. В необходимости его принятия общество все равно нужно было бы - если вести дело по-человечески - упорно и терпеливо убеждать. Убедить общество в пригодности этого стандарта не удалось; на общественное мнение попросту плюнули. Плевок и сам по себе довольно увесистый, но еще хуже то, что такая манера все более входит в моду.

В среду г-н Филиппов, готовящийся стать первым замминистра образования и науки, выдал новую сенсацию. Он объявил, что вскоре "все выпускники школ будут обязаны до поступления в то или иное учебное заведение пройти начальную военную подготовку. Ориентировочно курс молодого бойца продлится шесть месяцев. После этого юноше предстоит выбрать: либо он отправится на службу в армию по контракту, либо еще полгода проведет в войсках". Поголовный призыв школьников - как с куста! Как хотите, но человек, объявляющий такую новость в любом контексте, кроме "в знак протеста ухожу в отставку", не может возглавлять национальное образование.

Филиппов, конечно, перестарался: даже Минобороны поспешило заявить, что стопроцентный призыв им "не рассматривается". Спохватился и Минобраз, специальным пресс-релизом объяснивший, что экс-министра в очередной раз не так поняли: такие новшества возможны "не раньше 2008 года" и "только после широкого обсуждения с общественностью".

Почти правильные слова. А еще бы лучше, чтобы не чиновники "обсуждали с общественностью" свои затеи, а общество обсуждало свои проблемы, принуждая чиновников к верным действиям. Чиновникам нельзя позволить прятаться в мутной воде - ни в первые сто дней, ни дальше.